Особенности участия педагога (психолога) в уголовном судопроизводстве в отношении несовершеннолетних


Аннотация. Статья посвящена изучению особенностей процессуального положения педагога при проведении следственных действий в отношении несовершеннолетних лиц. Рассматриваются законодательные нормы, регулирующие участие педагога в уголовном процессе, а также особенности психического развития и состояния несовершеннолетних, которые важно учитывать, в частности, при проведении допроса, иных процессуально-следственных действий.

Ключевые слова: допрос, несовершеннолетние, психическое развитие несовершеннолетнего, педагог, психолог, экспертиза, УПК РФ.

   Несовершеннолетние лица выступают в качестве особой, отдельной категории граждан, в отношении которых многими отраслями права предусмотрены специальные меры. В уголовном законе, например, для них может применяться более мягкое наказание, чем для взрослых правонарушителей, а сам по себе несовершеннолетний возраст является смягчающим обстоятельством по всем состава преступлений. Что касается уголовно-процессуального закона, то здесь также существует своя специфика при проведении следственных действий (допросы, задержание, экспертизы, и т.д.) в отношении несовершеннолетнего. И наиболее острым, актуальным, на наш взгляд, вопросом является процессуальная регламентация участия педагога во всех действиях, проводимых по отношению к несовершеннолетнему лицу. Это обусловлено тем, что дети – психически незрелые, неустойчивые личности, наиболее часто подвержены стрессам, чем взрослые, и потому нуждаются в особой, усиленной психологической поддержке и защите. Развитие детского организма предполагает довольно значительные изменения в физиологии, повышенная гормональная активность оказывает влияние на нервно-психическое состояние подростков. Кроме того, психика подростков неустойчивая часто в силу того, что они не обладают еще достаточным жизненным опытом и знаниями. Для следователя, дознавателя, важно учитывать все психологические особенности личности при допросе несовершеннолетнего. На эффективность и качество проводимого допроса оказывает непосредственное влияние степень владения допрашивающим лицом юридическими знаниями и детской психологией. Таким образом, важной составляющей допроса несовершеннолетнего является участие психолога (педагога).

   Процессуально участие психолога либо педагога в допросе несовершеннолетнего в российском законодательстве закреплено в ч. 3 ст. 425 УПК РФ. [1] Согласно данной статье, педагог или психолог должен участвовать при допросе несовершеннолетнего, подозреваемого или обвиняемого в совершении  преступления,: обязательным такое участие является при допросе тех лиц, которые не достигли возраста 16 лет, а для несовершеннолетних в возрасте от 16 до 18 лет – только в случае, если лицо страдает расстройством психики, отстает в психическом развитии. Вместе с тем, серьезным недостатком законодательства, на наш взгляд, является отсутствие четкой регламентации, в каких случаях участвует педагог, а в каких – психолог. Представляется, что к участию в допросе несовершеннолетних, а также при проведении иных следственных действий в отношении данной категории лиц, важно обеспечить присутствие квалифицированного специалиста, имеющего соответствующее образование и комплексные знания в таких областях, как уголовное, гражданское право, психология, и судебная психиатрия.

   Законодательно участие педагога (психолога) при проведении допроса несовершеннолетних участников процесса (свидетелей, потерпевших, подозреваемых, обвиняемых, подсудимых), регламентировано ч. 1 ст. 191, ч. 1 ст. 280, ч. 3, 6 ст. 425 УПК РФ.

   Следует обратить внимание, что нормы уголовно-процессуального закона недостаточно конкретизируют, какое положение занимает педагог (психолог) в уголовном процессе с участием несовершеннолетнего, что порождает в практическом правоприменении ряд спорных моментов, особенно там, где несовершеннолетние выступают в качестве потерпевших и свидетелей.

   Сомнения также существуют и относительно процессуального положения психолога (педагога): они могут участвовать в производстве и как эксперты, и как специалисты. Вместе с тем, названные выше процессуальные статусы различны по своему назначению. Если речь идет о том, что педагог (психолог) имеет статус специалиста, привлеченного для участия в деле, то здесь не могут в полной мере реализоваться процессуальные возможности специалиста. Привлечение специалиста следователем регламентировано нормами статьи ст. 164 УПК, а участие специалиста в деле – ст. 168 и 270 УПК. Получается, что функция специалиста как участника дела – только лишь содействие следователю (дознавателю), в момент, когда проводится допрос, иные следственные действия. [4] Выступая в значительной степени в качестве помощника, советника следователя, специалист не дает никакой информации, ее источником являются другие лица. Но вот если предстоит выяснить вопросы, которые лежат в области профессиональной компетенции, то специалист уже  - не помощник следователя, а противоречивый источник информации. Это означает, что следователь, по факту, проводит допрос специалиста. Однако, здесь есть существенное противоречие нормам УПК, поскольку допрос специалиста не предусмотрен процессуально стадией предварительного расследования. Что касается стадии судебного разбирательства, то данный вид допроса регламентирован частично в ст. 271 УПК, однако законом не установлен порядок, в котором он проводится. [5] Существует мнение, что специалист может выступать по делу в качестве свидетеля, однако эта позиция представляется неверной, поскольку у названных лиц совершенно разный процессуальный статус. Защитник (адвокат) наделен правом ходатайствовать о привлечении специалиста к участию в деле, однако самостоятельно он не может реализовать данное право, поскольку следственные действия проводит специальное должностное лицо – следователь или дознаватель. Вместе с тем, на практике все далеко не так, поскольку следователь часто не удовлетворяет ходатайство защиты о привлечении специалиста, и лишь в суде первой инстанции специалист может выступить в целях разъяснения тех вопросов, которые относятся к его профессиональной компетенции. Однако, ответы специалиста на вопросы, которые были перед ним поставлены, закрепляются документом – актом, который не имеет доказательственного значения. Вышеизложенное означает, что стороной защиты специалист не может быть полноценно использован для прояснения обстоятельств дела.

   Указанные выше разногласия и пробелы в законодательстве дают основания утверждать, что изменения ст. 58 УПК, касающиеся четкой регламентации проведения процедуры допроса специалиста, крайне необходимы современному законодательству. Учитывая, что уголовно-процессуальный закон устанавливает равенство сторон в доказывании, действия защиты, на наш взгляд, должны иметь такое же процессуальное значение для дела, как и результат привлечения специалиста в качестве участника процесса.

   Выше нами было рассмотрено участие педагога (психолога) в качестве специалиста в деле, считаем необходимым рассмотреть также и иной процессуальный аспект – участие вышеперечисленных лиц в качестве экспертов.

   Поскольку несовершеннолетние не способны в силу возраста и отсутствия жизненного опыта, необходимых знания самостоятельно защитить свои права, то УПК устанавливает обязательное участие защитника в деле, согласно п.2 ч.1 ст.51. Для того, чтобы защитник смог полноценно, честно и добросовестно защищать законные права и интересы несовершеннолетнего подзащитного, то статьями 74 и 80 УПК устанавливаются правила проведения экспертиз. Экспертизы могут выступать как средство доказывания. [7]

   Так, в ст.196 УПК установлены обязательные виды экспертиз, которые необходимо проводить при доказывании:
   - судебно-медицинская (в целях установления причин смерти, степени тяжести причиненного здоровью вреда);
   - судебно- психиатрическая, психологическая экспертизы. Указанные виды экспертиз проводят с целью установления психического, физического состояния таких лиц, как подозреваемый, обвиняемый, потерпевший (разрешение вопроса о вменяемости лица, в случае возникновения у суда сомнений в способности потерпевшего к адекватному восприятию обстоятельств, которые являются значимыми для уголовного дела).[3]

   Согласно п.3 ст.196 УПК, если существуют сомнения в том, что обвиняемый не способен защитить свои права и интересы, это является основанием для назначения судебной экспертизы. Также статья 420 УПК в ч.2 закрепляет общий порядок производства по делу с участием несовершеннолетнего, делая ссылку на изъятия, содержащиеся в главе 50. Рассмотрим их более подробно.

   Так, в статье 421 УПК закрепляет перечень подлежащих установлению обстоятельств при проведении расследования в отношении вышеуказанной категории субъектов, вместе с обстоятельствами речь о которых идет в ст. 73 УПК. Указанными обстоятельствами являются:
  -  те условия, в которых живет и воспитывается  несовершеннолетний;
  -  особенности личности несовершеннолетнего, главным образом, связанные с его уровнем психического развития;

   В том случае, если имеются данные, которые могут свидетельствовать о том, что несовершеннолетний отстает в психическом развитии, однако у него не имеется какого-либо психического расстройства, подлежит установлению также и возможность осознания несовершеннолетним степени опасности и характера совершаемых действий, а также то, насколько он мог руководить ими в момент совершения преступного деяния.

   Еще одним процессуальным изъятием, содержащимся в ч.3 ст.425 УПК, является обязанность участия педагога (психолога) в допросе лица в возрасте до 16 лет, а в случае, если лицо страдает расстройством психики, либо имеют место отклонения в психическом развитии лиц, достигших 16 лет, но в возрасте до 18 лет.

   Еще одним изъятием является право следователя либо дознавателя не предъявлять несовершеннолетнему обвиняемому определенных материалов по уголовному делу, если указанные должностные лица сочтут влияние предъявляемых материалов на психику несовершеннолетнего отрицательным. Указанное изъятие устанавливается  ч.3 ст.426 УПК.

   Особый порядок, согласно которому должно производиться рассмотрение дел в отношении несовершеннолетних, закреплен в ч. 2 ст.420 УПК. Это обуславливает обязанность суда назначить психологическую, судебно-психиатрическую экспертизы в отношении несовершеннолетнего правонарушителя. Однако, в настоящий момент современное законодательство не приемлет поручение функций психолога (психиатра) сотрудникам правоохранительных органов. Выявлять вопросы о наличии расстройств психики, задержек в психическом развитии, а также степени осознания лицом противоправности характера совершаемого им деяния – задача, возложенная на специалистов по психологии личности и в сфере судебной психиатрии. Их заключение является обязательным для участников уголовного судопроизводства, которые должны строить свои выводы, основываясь на объективных данных результатов экспертиз.

   Стоит отметить также, что задержка психического развития у ребенка не является препятствием для расширения возможностей развития интеллекта, однако незрелость эмоционально-волевой сферы у таких детей затрудняет их познавательную деятельность. [6] Такие дети чаще всего страдают низкой работоспособностью, недостаточностью некоторых функций психики. Будучи психически здоровыми, данная категория детей обладает достаточными возможностями для того, чтобы полноценно развиваться умственно, но, тем не менее, у них есть отличительные особенности, которые оказывают негативное влияние на степень осознания ими значения своих действий, а также ответственности за последствия содеянного.

   Выше уже было сказано о том, что определение уровня психического развития личности, иные особенности психики несовершеннолетнего, отставание его в психическом развитии, а также степени осознания им характера и общественной опасности своих действий не находится в компетенции сотрудников правоохранительных органов. Это дает основание полагать о невозможности единоличного разрешения вышеуказанными должностями лицами вопроса о необходимости приглашения психолога (педагога), а также о необходимости проведения судебно-психологической и психиатрической экспертизы.

   Учитывая вышеизложенное, представляем необходимым проведение таких экспертиз именно на раннем этапе предварительного расследования, поскольку именно в этом случае помощь психолога будет наиболее очевидна: это установление доверия и контакта между следователем и несовершеннолетним допрашиваемым. Кроме того, выводы психолога-эксперта о степени осознания несовершеннолетним значения его действий и способности руководить ими играют неоценимую роль в назначении целесообразного и справедливого наказания для несовершеннолетнего. Указанное положение отражено в постановлении Пленума Верховного Суда РФ № 7 от 14 февраля 2000г. "О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних". [2] Несмотря на то, что указанный документ утратил силу, его можно смело считать практическим руководством для психолога-эксперта, при оценке им степени способности несовершеннолетнего осознания своих действий и руководства ими.

   И здесь вполне закономерным и правильным, на наш взгляд, будет вопрос о правомерности решений, принимаемых сотрудниками следствия (дознания), суда, которые зачастую возлагают на себя функции психолога (психиатра). Ведь здесь решается судьба несовершеннолетнего, и от того, насколько правильным и объективным будет ответ, зависит справедливость и обоснованность вынесенного решения по делу.

   Можно ли назвать правомерным то, что установление основных фактов, непосредственно связанных с психическими особенностями личности несовершеннолетнего, могут устанавливаться кем-то без проведения соответствующей (психиатрической, психологической) экспертизы? В частности, по непонятным причинам очень часто без вмешательства эксперта определяется то, насколько несовершеннолетний развит психически, какие  у него имеются иные личностные особенности; отстает ли он в психическом развитии или же развивается нормально, есть ли у несовершеннолетнего психические расстройства; было ли возможно для него осознание в полной мере характер и опасность совершаемых им действий, а также мог ли несовершеннолетний руководить своими действиями;  могли ли иные лица отрицательно повлиять на несовершеннолетнего, что привело к преступным действиям с его стороны.

   Таким образом, вышеизложенное позволяет нам прийти к выводу, что действия тех должностных лиц, которые присваивают себе роль специалиста-психолога (психиатра), а также тех, которые проявляют своеволие в вопросах назначения необходимых комплексных судебно-психиатрической и психологической экспертиз в отношении несовершеннолетнего, а также приглашения психолога при проведении допроса несовершеннолетнего, следует признать неправомерными и не соответствующими закону. Принятие подобных решений напрямую может влиять на судьбу ребенка, и потому требует ответственного и строго законного подхода к ним.

   Речь идет о том, что те лица, которые не являются специалистами по психологии (суд, следователь, прокурор), не имеют права давать ответы на вышеобозначенные вопросы. Это свидетельствует о том, что даже педагог или психолог без соответствующей дополнительной квалификации по судебной психологии не вправе давать какие-либо заключения в отношении несовершеннолетнего, не говоря уже о должностных лицах, которые ведут процесс. Полагаем, что для дачи объективного и верного заключения по психическому состоянию и здоровью несовершеннолетнего, являющегося участником уголовного судопроизводства, должен обязательно привлекаться психолог, который работает в направлениях судебной психологии, психиатрии, а также разбирается в уголовном законодательстве. Именно указанный специалист может вынести обоснованное и аргументированное заключение, где будут указаны факты и доводы, влияющие на исход дела и решающие судьбу несовершеннолетнего. Подчеркнем, что крайне важно законодательное закрепление процессуального статуса педагога и психолога, которые принимают участие в допросе совместно с несовершеннолетним. Наиболее эффективным и верным с юридической точки зрения и с позиции гарантии прав и законных интересов несовершеннолетних будет участие в следственных действиях такого эксперта, который может объективно дать ответы на поставленные перед ним вопросы, которые повлияют на судьбу ребенка.

  Список литературы
   1. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 N 174-ФЗ (ред. от 02.08.2019).
   2. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 г. N 7 "О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних" (с изменениями и дополнениями) (утратило силу)./ https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/1252078/
   3. Мешков, М.В. Досудебное производство с участием несовершеннолетних: Учебное пособие. Мешков М.В. / М.В. Мешков. - Москва: Высшая школа, 2015. - 453 c.
   4. Офёркина О.А. Психологические особенности допроса несовершеннолетних участников преступных групп // Аспирант и соискатель. - 2011. - №3.
   5. Порубов Н.И. Допрос на предварительном следствии // Публичное и частное право. - 2010. - №2.
   6. Сорокотягин И.Н., Сорокотягина Д.А. Юридическая психология. Учебник для вузов. - М., 2011.
   7. Степанова А.А., Файрушина Р.Д. Тактика допроса несовершеннолетних потерпевших и свидетелей Правовое государство: Теория и практика - 2011. - №24.


Бесплатная публикация

статьи в журнале

Подробнее
Календарь
«    Май 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31