Участие прокурора в суде апелляционной инстанции



Аннотация. В статье автором рассматриваются основные функции прокурора в судебном разбирательстве на стадии апелляции. Исследуется понятие «государственный обвинитель», а также теоретические и практические аспекты, нормы уголовно-процессуального законодательства, регулирующие полномочия государственного обвинителя в суде.

Ключевые слова: производство по уголовным делам, государственный обвинитель, прокурор, апелляционная инстанция, судебное разбирательство, представление, жалоба, доказательства, уголовно-процессуальное законодательство, приговор.

   Уголовное судопроизводство в России многие годы не знало такого института, как апелляционное обжалование. И только в 2010 году с 29 декабря Законом от 29.12.2010 N 433-ФЗ были внесены существенные изменения в уголовно-процессуальное законодательство, касающиеся непосредственно прокурорского участия в суде апелляционной инстанции. Действующая редакция Уголовно-процессуального кодекса РФ в ст. 364, ч.3 п. 1 [1] закрепляет обязательное участие прокурора в суде апелляционной инстанции. Исключение составляют уголовные дела частного обвинения, однако те случаи, когда возбуждение дела инициировано следователем (дознавателем) с согласия прокурора, сюда не относятся, и в таком случае также в качестве государственного обвинителя в процесс привлекается прокурор.

   Что касается правил ведения судопроизводства в апелляционной инстанции, то порядок его проведения аналогичен тому, по которому ведется производство в суде первой инстанции. Однако глава 45.1 УПК РФ предусматривает некоторые исключения. Остановимся более подробно на данном моменте.

   Так, если суд первой инстанции, рассматривая дело, вынес решение, не соответствующее обстоятельствам, ненадлежащим образом исследовав представленные доказательства (возможно, некоторые из них не были приняты во внимание), то главной задачей прокурора является его повторное участие в суде апелляционной инстанции. Правила проведения заседания, как уже отмечалось выше, аналогичны: так, могут быть вызваны и допрошены одни и те же свидетели повторно, проведено повторное исследование вещественных доказательств, протоколов. Важно, чтобы прокурор сумел доказать правдивость и справедливость своей позиции, которую не смог отстоять в  суде первой инстанции. Несмотря на то, что уголовно-процессуальный закон не допускает по общему правилу, исследовать те доказательства, которые не были исследованы ранее, в суде первой инстанции, представление дополнительных материалов по делу все же допустимо в тех случаях, когда причины, по которым они не были предоставлены в суд первой инстанции, являются объективными и не зависящими от обвинителя. Суть данного положения, закрепленного в п. 6.1. ст. 389.13 УПК, такова, что вышеуказанные причины должны быть признаны судом апелляционной инстанции уважительными. Но, тем не менее, в законе нет пояснений о том, какие различия имеются между дополнительными, либо новыми доказательствами и дополнительными материалами. Поэтому, наиболее верным, на наш взгляд, будет считать, что дополнительные материалы в данном случае по своей природе являются доказательствами, в связи с чем, нет необходимости использовать термин «дополнительные материалы». [3]

   Каковы же обязанности государственного обвинителя, и кто может выступать в качестве прокурора в процессе? В ст. 5 УПК РФ говорится о том, что государственным обвинителем является должностное лицо органа прокуратуры, функция которого – поддержание государственного обвинения в суде  при рассмотрении уголовного дела. В качестве государственного обвинителя выступает прокурор, т.к. если исходить из процессуального смысла, то прокурором является любой государственный обвинитель.

   Общая функция прокурора, как в суде первой, так и апелляционной инстанции – поддерживать государственное обвинение, однако, несмотря на сходство в процедуре судопроизводства в названных инстанциях, полномочия прокурора все же имеют существенные различия. Здесь уже обязанности прокурора строятся на сути апелляционной жалобы (представления). Так, судом второй инстанции осуществляется проверка обоснованности, законности и справедливости вынесенного приговора. Обстоятельства, которые подлежат пересмотру, могут быть разными: например, доказана ли вина подсудимого, верно ли были квалифицированы действия, а также то, насколько точно были соблюдены процессуальные нормы уголовного и уголовно-процессуального закона.[4] Различия наблюдаются уже с самого начала процесса: так, суд не заслушивает содержание обвинения, излагаемое прокурором в суде первой инстанции, а начинает рассмотрение дела с того, что судья излагает ранее вынесенный приговор, заслушивает апелляционные представления и жалобы, а также возражения на них.

   Следует отметить такую важную особенность апелляционного разбирательства, как отсутствие необходимости для прокурора в повторном представлении всех доказательств стороны обвинения, которые уже ранее были исследованы в суде первой инстанции. Необходимость возникает только в представлении материалов и доказательств, повлиявших на приговор суда первой инстанции, не принятых во внимание, не исследованных ранее. Очень важную роль играет степень владения государственного обвинителя всей необходимой информацией по делу. Частью 4 статьи 389.13 УПК РФ прокурору дано право опровергать доводы, изложенные в апелляционных жалобах, путем представления  дополнительных материалов. [5]

   Разберемся более детально в вопросе представления неисследованных новых доказательств. Если оценивать законодательное ограничение по представлению только лишь неисследованных судом первой инстанции доказательств по независящим причинам от лица, которое подало ходатайство об их исследовании с точки зрения законности, то здесь возникает ряд вопросов. Представляется, что в данном случае нарушается принцип, закрепленный в ст. 17 УПК – свобода оценки судом доказательств. Но и это далеко не полный перечень нарушений: так, согласно ст.  16 УПК, подозреваемые, обвиняемые имеют право на защиту, однако вышеуказанное ограничение препятствует реализации данными лицами своих процессуальных прав, кроме того, стороны сильно ограничены в представлении доказательств, что непосредственно влияет на справедливость приговора.[6] Стоит также принять во внимание противоречие рассматриваемого нами положения самому понятию доказательства, закрепленному в ст. 74 УПК. В данной статье указано, что доказательствами могут являться абсолют
но любые сведения, которые были добыты законным путем, а также являются значимыми для уголовного дела. Получается, что те или иные доказательства, которые были представлены сторонами несвоевременно в силу отсутствия возможности, а также не были рассмотрены в суде первой инстанции, и вовсе не могут быть рассмотрены? Здесь – прямое противоречие ст. 74 УПК.

   Полагаем, что позиция тех авторов, которые придерживаются введения так называемых «разумных сроков» для представления сторонами доказательств, заявления ходатайств суду об их приобщении к материалам дела. Как указывают сами авторы, цель такого ограничения – не ущемление прав сторон в процессе, а не допустить злоупотребления правами. В качестве обоснования такого подхода был выдвинут аргумент о том, что подобные ходатайства сторон, особенно о приобщении новых доказательств, могут препятствовать эффективному рассмотрению дела, затягивая принятие процессуального решения.[7]

   Однако, есть и другие точки зрения известных авторов по данному вопросу. По мнению Н.В. Булановой, первоочередной задачей, которую должен исполнять прокурор в апелляционном производстве,  является принятие мер к соблюдению прав каждого участника процесса. А для того, чтобы данная задача была успешно реализована, прокурором должны быть приняты во внимание абсолютно все обстоятельства, которые имеют значение для рассмотрения дела. Самым актуальным вопросом, полагаем, является соблюдение прав осужденного, или же оправданного лица (если уголовное дело в отношении к указанному лицу прекращено). Самые частые случаи нарушений данного права встречаются на практике тогда, когда прокурор приносит суду представление, при котором положение осужденного будет ухудшено, когда он не находится под стражей [8]. Полагаем, что здесь крайне важно обеспечивать получение помощи со стороны квалифицированного защитника осужденным. Но иногда осужденные отказываются от помощи защиты: либо представляя свои интересы самостоятельно, либо по иным причинам. В таком случае закон предусматривает строгие правила относительно заявления отказа от защитника: обязательно должна присутствовать инициатива самого осужденного, а также отказ должен быть заявлен только письменно.

   Важно обратить внимание на такой момент, как присутствие на судебном заседании осужденного. Так, если лицо не имеет возможности (а иногда - не желает) присутствовать на рассмотрении дела в апелляционной инстанции (что применимо и к рассмотрению дела в суде первой инстанции), то оно в обязательном порядке должно известить суд путем ходатайства о том, чтобы дело было рассмотрено в его отсутствие.

Однако на данном этапе важной задачей прокурора, поддерживающего обвинение, является оценка того, насколько будут соблюдены права и законные интересы осужденного, если он не будет присутствовать на заседании. В таких случаях государственный обвинитель должен ходатайствовать перед судом о переносе судебного разбирательства, с тем, чтобы права вышеуказанного лица не могли бы быть нарушены, например, основное из прав - право на защиту. 
 
   Полагаем, что нельзя обойти вниманием и такой важный вопрос, как проведение судебного следствия в суде апелляционной инстанции, так как именно на его этапе судом осуществляется проверка и оценка доказательств, представленных сторонами. Сложившаяся практика такова, что судами в большинстве случаев исследуются именно те доказательства, которые не исследовались в суде первой инстанции. К ним могут относиться, например, новые показания, данные дополнительными свидетелями, ранее неисследованные заключения экспертов и т.д.

   Главной особенностью прокурорской деятельности в апелляционной инстанции является направленность его ходатайств: так, прокурор ходатайствует об отмене, либо изменении ранее вынесенного судом первой инстанции приговора, а не обвинения органов предварительного расследования. Процессуальные полномочия прокурора здесь выражаются в том, что он может ходатайствовать перед судом апелляционной инстанции о направлении дела на новое разбирательство в нижестоящий суд, также о вынесении нового обвинительного приговора, предлагая суду свои доводы о том, как применить уголовный закон. Также прокурором может быть подано прошение о прекращении производства по делу, о вынесении иного судебного решения. Однако здесь законом установлены ограничения, касающиеся полномочий государственного обвинителя: если другое должностное лицо органа прокуратуры внесло апелляционное представление, то прокурор, участвующий в апелляционном разбирательстве, не имеет права на его отзыв; также прокурор не вправе приводить доводы, которые могут ухудшить положение осужденного. Также закон запрещает прокурору самостоятельный отказ от обвинения (в отличие от производства в суде первой инстанции, где такое право прокурору предоставлено). В апелляционной инстанции он может лишь ходатайствовать перед судом об изменении, либо отмене ране вынесенного приговора.

   Вполне логичной и справедливой с точки зрения уголовно-процессуального закона представляется позиция Л. Воскобитовой. Автор в качестве предмета  апелляционного разбирательства называет решение, которое было принято ранее по делу, но никак не обвинение. Другими словами, пересмотру подлежит уже вынесенный приговор, его законность и обоснованность. То есть, вопрос о том, что обвинение уже есть как таковое, уже решен и дальнейшему обсуждению не подлежит. Вместе с тем, если прокурор выявит ошибку применения уголовного закона, то на рассмотрение в апелляционную инстанцию он может вынести лишь прошение об отмене приговора и прекращении производства по делу [2].

   Обратить внимание следует и на обязанность прокурора, выступающего в суде апелляционной инстанции, мотивировать свой отказ от обвинения: т.е., в отличие от суда первой инстанции, где дело может быть прекращено по заявленному прокурором отказу от обвинения, без мотивированных доводов, здесь суд обязан проверить позицию государственного обвинителя. Проверке подлежат доводы, заявленные прокурором, об отсутствии в действиях осужденного состава преступления, либо самого события преступления. При этом на суд апелляционной инстанции не возлагается обязанность по отмене приговора и прекращению уголовного дела по основаниям, перечисленных в ст. 24-25 и 27-28 УПК РФ; суд лишь вправе это  сделать. Но обязанность вынесения мотивированного решения на суд апелляционной инстанции возлагается в соответствии с законом: это вполне справедливо, ведь целью апелляционного рассмотрения является, прежде всего, исправление процессуальных ошибок, допущенных в суде первой инстанции. Обжаловать апелляционное решение возможно, однако здесь должны быть довольно серьезные нарушения закона, для того, чтобы передать дело на рассмотрение кассационной инстанции.

   Выше нами были рассмотрены ограничения для государственного обвинителя, установленные законом, при апелляционном производстве. Однако, несмотря на существующие ограничения, российское уголовно-процессуальное право все же наделяет прокурора достаточной процессуальной самостоятельностью. Наглядным выражением такой самостоятельности может служить право прокурора на «неподдержение» апелляционного представления, приняв при этом даже противоположную сторону: прокурор иногда может поддержать доводы потерпевших или осужденных. Важнейшим правом, по нашему мнению, можно считать право прокурора просить суд апелляционной инстанции об отмене или изменении приговора, если имели место нарушения уголовного или уголовно-процессуального закона, либо если он сочтет назначенное предшествующим судом наказание несправедливым.

   Весьма неоднозначна практика Верховного Суда РФ по исследуемому нами вопросу. Встречались случаи, кода прокурор, находясь на стороне потерпевшего, выступая в поддержку апелляционного представления другого государственного обвинителя, просил суд об отмене (изменении) приговора, вынесенного ранее, таким образом, ухудшая положение осужденного. Но несмотря на прямое нарушение УПК, доводы прокуроров в данном случае были исчерпывающими для судебной коллегии по уголовным делам.

   И, наконец, самым важным моментом является объективное и беспристрастное рассмотрение дела, в связи с чем, повышенные требования законом предъявляются к прокурору, участвующему в рассмотрении дела в суде апелляционной инстанции. [9]Задачей прокурора в данном процессе является не просто поддержание государственного обвинения, у него более широкие задачи, которые даже более важны. Речь идет о том, как обеспечить законность и справедливость приговора, соблюдая права всех участников процесса.

   Объективность и беспристрастность – две основные составляющие деятельности прокурора. Указанное положение закрепляют как нормы отечественного законодательства, так и нормами международного права. Аналогично деятельности судьи при оценке доказательств и вынесении решение  - по внутреннему убеждению, закону и совести обязан действовать также и прокурор, согласно ч. 1 ст. 17 УПК РФ.

   Обращает на себя внимание и такой аспект, как пределы обвинения, соблюдать которые – строжайшая обязанность прокурора. Это означает, что обвинение, которое ранее было предъявлено, должно отразиться в вынесенном ранее приговоре (в суде первой инстанции). Несмотря  на наличие веских оснований для изменения обвинения, прокурор не вправе ухудшить положение осужденного.

   Выше уже упоминалось об обязанности прокурора объективно и беспристрастно участвовать в рассмотрении дела. Если давать более детальную расшифровку указанным понятиям, то применимо к исследованию доказательств и обстоятельств дела, это означает возложенную на прокурора обязанность по представлению абсолютно всех допустимых доказательств: они могут как уличать подсудимого, так и оправдывать его; также обязанностью прокурора является установление и отягчающих, и смягчающих вину подсудимого обстоятельств ,а также таких, которые влекут за собой освобождение от уголовной ответственности, согласно ч. 1 ст. 73 УПК РФ. [10]

Беспристрастность означает обязанность прокурора избегать какой бы то ни было дискриминации по отношению к участникам процесса, одинаково относиться ко всем вне зависимости от пола, расы, вероисповедания, национальности и иных обстоятельств.

   Но как же регламентированы в законе две вышеуказанные основы деятельности прокурора в судебном процессе? Объективность и беспристрастность прокурора как участника уголовного судопроизводства, регулированы положениями ст. 61 УПК. Указанная статья содержит перечень условий, при которых прокурор не может быть участником производства: так, запрещается участвовать в деле прокурору, при наличии оснований полагать о его личной прямой или же косвенной заинтересованности в исходе дела: например, прокурор приходится кому-либо из других участников процесса родственником или близким другом и т.д.

   Участниками суда апелляционной инстанции, в основном, могут быть прокуроры подразделений, входящих в состав прокуратур субъектов РФ. Но иногда в практике встречаются случаи, когда участником апелляционного производства становится тот же прокурор, что рассматривал дело по существу. Особенно часто применяется такая практика при производстве в районном суде. И здесь как раз мы видим нарушение одного из главных условий – объективности прокурора при апелляционном рассмотрении дела.

   Таким образом, рассмотрев основные аспекты деятельности государственного обвинителя, выступающего в суде апелляционной инстанции, мы пришли к выводу, что в целях предупреждения необъективности при рассмотрении дела в данной инстанции необходимо избегать участия одного и того же прокурора: то есть, если прокурор уже участвовал при первично слушании дела (по существу обвинения), то он не должен привлекаться для дальнейшего разбирательства. Такое решение вопроса будет способствовать обеспечению повышения авторитета прокурора  в обществе и государстве.

Список литературы
1.  Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации" от 18.12.2001 N 174-ФЗ (ред. от 02.08.2019) (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.09.2019).
2.  Воскобитова Л.А. Апелляция - принципиально новый институт в уголовном судопроизводстве // Апелляция: реалии, тенденции и перспективы. М., 2013. С. 39.
3.  Газетдинов Н.И. О месте и роли апелляционной инстанции в системе судебного надзора // Российский судья, 2007, № 9
4.  Головинская И.В. К вопросу о необходимости расширения перечня решений апелляционной инстанции // Российский следователь, 2008, № 5.
5.  Гриненко, А.В. Уголовный процесс: учебник и практикум / А. В. Гриненко. – Москва: Юрайт, 2017. – 333 с.
6.  Ендольцева, А.В. Уголовный процесс: учебное пособие / А. В. Ендольцева. – Москва: ЮНИТИ–ДАНА: Закон и право, 2018. – 447 с.
7.  Манова, Н.С. Уголовный процесс: учебник / Н. С. Манова. – Москва: Дашков и Кº, 2016. – 422 с.
8.  Буланова Н. В. Прокурор в досудебных стадиях уголовного судопроизводства Российской Федерации [Текст] : монография / Н. В. Буланова. - Москва : Юрлитинформ, печ. 2014. - 215 с.
9.  Шобухин В. Прокурорский надзор и правосудие: единство целей и задач, а не междоусобица // Уголовное право. 2006. N 3.
10. Уголовно–процессуальное право Российской Федерации: учебник / Т. Ю. Вилкова и др. – Москва: Юрайт, 2018. – 859 с.

Опубликовал: LegalBook, 2-10-2019, 17:26, Уголовный процесс, 14

Похожие публикации

Календарь
«    Октябрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031 
Реклама

© 2019 Научный юридический журнал "Юридическая книга"