Понятие и виды преступлений, совершаемых с использованием компьютерных технологий в России и США

Понятие и виды преступлений, совершаемых с использованием компьютерных технологий в России и США


Лапшин Кирилл Николаевич, магистрант
Владивостокский государственный университет экономики и сервиса

Аннотация. Статья посвящена раскрытию понятия и видов преступлений, совершаемых с использованием компьютерных технологий в России и США. В настоящее время, как правовая природа, так и технологическая сторона преступлений, совершаемых с использованием компьютерных технологий, изучена и градирована не на достаточно высоком уровне, позволяющим определенно выявите те или иные характерные признаки, определяющие дефинитивную часть исследуемого явления, тем более определить наличие видов. Данное обстоятельство, на наш взгляд, связано в первую очередь с высоким темпом развития компьютерных технологий и всей связанной с ней периферии, а также архаичным пониманием природы преступления, в срезе наличия таких явлений, как кибернетика, информационные и компьютерные технологии и т.д. Сравнительно-правовой анализ дефинитивной части преступлений, совершаемых с использованием компьютерных технологий, неспроста проводится нами на примере двух государств, таких как Российская Федерация (далее – «Россия») и Соединенные Штаты Америки (далее – «США»). На примере двух стран, имеющих значительный разброс в развитии компьютерных технологий, представляется возможность проследить динамику развития преступных деяний, совершаемых с использованием компьютерных технологий.

Ключевые слова: компьютерные технологии, преступления с использование компьютерных технологий, понятие преступления.

   Преступления, совершенные с использованием компьютерных технологий в РФ и США, имеют одинаковую природу. Так, совершенное преступление в США, как в стране с более развитыми компьютерными технологиями, на наш взгляд, непременно возникнет и повторится в России, в момент последующего активного использования тех или иных компьютерных технологий (особенно заимствованных частей). В связи с данным обстоятельством, теория уголовного права в данном разрезе должна приобрести единообразный взгляд, поскольку данный вид преступлений стирает такое понимание как действие уголовного закона во времени и в пространстве. Для сравнения, уголовное законодательство США в отличии от уголовного законодательства России предполагает привлечение к уголовной ответственности юридических лиц.



   В целях определения понятия преступления, совершенного с использованием компьютерной технологии, необходимо определить, что понимается под последними. Если с понятием преступления все более-менее понятно, то что понимается под компьютерными технологиями в уголовно-правовой сфере, представления ясного не имеется.

   Так, согласно википедии, компьютерные технологии – это обобщённое название технологий, отвечающих за хранение, передачу, обработку, защиту и воспроизведение информации с использованием компьютеров [1]. В свою очередь компьютер, есть не что иное, как устройство или система, способная выполнять заданную, чётко определённую, изменяемую последовательность операций.

   В соответствии с п.1 ст.14 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее – «УК РФ»), преступлением признается виновно совершенное общественное опасное деяние, запрещенное настоящим кодексом под угрозой наказания [2].

   В свою очередь, по вопросу определения понятия преступления, уголовное законодательство США характеризуется чрезвычайной пестротой и разнообразием. В законодательстве сложилась следующая картина: в федеральном законодательстве его вообще нет, как нет в уголовных кодексах отдельных штатов; в кодексах большинства штатов можно обнаружить лишь различные варианты формального определения. Так, в п.1 параграфа 10 УК штата Нью-Йорк сказано, что «посягательство означает поведение, за которое наказание тюремным заключением на срок или штрафом предусмотрено любой нормой права данного штата или вообще любой нормой права, местным правом либо ордонансом органа политической власти данного штата, или любым приказом, правилом или инструкцией, которые приняты каким-либо правительственным учреждением в соответствии с предоставленными ему для этого полномочиями». Уголовный кодекс штата Калифорнии гласит: «Преступлением или публичным уголовным правонарушением является деяние, которое совершено или не совершено в нарушение какой-либо нормы права, запрещающей или предписывающей его совершение, а также по осуждении за которое назначается одно из следующих наказаний: смертная казнь; тюремное заключение; штраф; отстранение от должности; лишение права занимать в данном штате должность, пользующуюся почетом, доверием или приносящую прибыль» [3]. Определения преступлений в США не обладают достаточной теоретической основной, утвержденной законодательно, являются чисто формальными, содержат два признака: противоправность и наказуемость. Наличие в законодательстве формального понятие преступления имеет определенное положительное значение, так как создает препятствия для нарушения законности. Однако, данный подход не раскрывает социальной сущности преступного деяния.

   Исходя из вышеизложенного можно сформировать собственное понятие преступления, совершенного с использование компьютерных технологий, где под последним понимается виновно совершенное общественное опасное деяние, запрещенное уголовным законодательством той или иной страны, с обязательным использованием технологий, отвечающих за хранение, передачу, обработку, защиту и воспроизведение информации при помощи использования устройств или систем, способных выполнять заданную, чётко определённую, изменяемую последовательность операций, под угрозой наказания. При этом, в исследуемом явлении, как нам кажется, необходимо максимально чаще использовать обобщённые понятие, оценочные категории из сферы информационных технологий. Данная рекомендация обусловлена неимоверно быстрым развитием компьютерных технологий, формирование новых информационных алгоритмов, в целом значительное увеличение информационного потока в этой области. В то же время, вопросы правотворчества в сфере уголовного законодательства лишены такой оперативности и быстроты развития, по понятным причинам. Как итог, низкий потенциал («запас прочности») понятийного аппарата преступлений, совершенных с использованием компьютерных технологий, может привести к тенденции, а то и к принципу, постоянного отставания правового регулирования перед реальным развитием технологий, используемых при помощи компьютеров.

   Транснациональный характер компьютерных преступлений (киберпреступлений) обуславливает повышенное внимание к процессу выработки международных стандартов их криминализации. Преступления, совершаемые с использованием информационно-коммуникационных технологий, являются транснациональной проблемой. Еще на заре формирования так называемого информационного общества эксперты признавали, что оно не имеет политических, социальных и экономических границ [4]. В связи с этим считается практически общепринятым, что эффективное противодействие киберпреступности возможно только путем объединения усилий всего мирового сообщества, которое должно установить единые основы юрисдикции и правила международного сотрудничества государства в этой сфере [5]. Иными словами, преступления, совершенные с использование компьютерных технологий, должны признаваться международными преступлениями.

   Одна из первых попыток формирования единого решения проблемы компьютерной преступности на международном уровне была реализована Организацией экономического сотрудничества и развития [6]. Немного позднее Комитет министров Совета Европы в своей Рекомендации № R 89 (9) "О преступлениях, связанных с компьютерами" от 13 сентября 1989 г. определил минимально необходимый к включению в национальное законодательство список киберпреступлений [7].

   Уже в 1991 г. Интерпол ввел в обиход кодификатор компьютерных преступлений и способов их совершения [8]. Согласно данному документу каждому компьютерному преступлению соответствует определенный буквенный индекс, расположенный в порядке уменьшения общественной опасности совершенного деяния. Для описания деяния могут применяться до пяти кодов.

   Советом Европы разработан ряд инструментов для гармонизации законодательства в сфере киберпреступности. Однако самый значимый и известный из них – Конвенция "О преступности в сфере компьютерной информации" (Будапешт, 23.11.2001) (далее - Будапештская конвенция).

   Будапештская конвенция делит преступления на четыре группы и в каждой предусматривает несколько составов преступлений:

   - преступления против конфиденциальности, целостности и доступности компьютерных данных и систем:

   1) противозаконный доступ;
   2) неправомерный перехват;
   3) воздействие на данные;
   4) воздействие на функционирование системы;
   5) противозаконное использование устройств;

   - правонарушения, связанные с использованием компьютерных средств:

   1) подлог с использованием компьютерных технологий;
   2) мошенничество с использованием компьютерных технологий;

   - правонарушения, связанные с содержанием данных:

   1) преступления, связанные с детской порнографией;

   - правонарушения, связанные с нарушением авторского права и смежных прав [9].

   Будапештская конвенция в качестве обязательной меры также предполагает установление уголовной ответственности юридических лиц. При этом условиями наступления ответственности организации названы:

   1) совершение противоправных действий в целях получения выгоды для юридического лица;
   2) действия должны быть выполнены лицом, занимающим руководящий пост (обладающим управленческими и (или) представительскими функциями);
   3) действия должны быть сопряжены с использованием полномочий по представлению юридического лица, принятию решений или осуществлению контроля за его деятельностью. Конвенция также предписывает устанавливать ответственность юридических лиц и в случаях совершения противоправных действий иным работником под руководством лица, занимающего руководящий пост в организации.

   При этом, под компьютерной системой Конвенцией определяется любое устройство или группу взаимосвязанных, или смежных устройств, одно или более из которых, действуя в соответствии с программой, осуществляет автоматизированную обработку данных.

   Отдельно Будапештская конвенция о преступности в сфере компьютерной информации обязывает страны-участницы квалифицировать как преступные действия подстрекательство к совершению любого из предусмотренных ею преступлений, соучастие в нем либо покушение. При этом установление ответственности за подстрекательство и соучастие является обязанностью государства-подписанта Конвенции, а криминализация покушения является правом.

   В настоящее время Конвенция Совета Европы "О преступности в сфере компьютерной информации" 2001 г. является, пожалуй, самым проработанным и значимым международным документом, направленным на объединение усилий мирового сообщества в борьбе с преступностью в информационном пространстве.

Список литературы

   1. Портал: Компьютерные технологии [Электронный ресурс] // Википедия. Свободная энциклопедия – 2021. – Режим доступа: https://ru.wikipedia.org/wiki/.– Загл. с экрана.
   2. Уголовный кодекс Российской Федерации: федер. закон от 13.06.1996 № 63-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. 1996. № 25. Ст. 2954. (в ред. от 01.07.2021 № 292-ФЗ)
   3. Legislatioline [Электронный ресурс] // Criminal code of USA. – Режим доступа: https://www.legislationline.org
   4. Breivik P.S. Education for the information age // Information literacy: Developing Students as Independent Learners. Ser.: New Directions for Higher Education / Ed. D.W. Farmer, T.F. Mech. 1992. No. 78. P. 32.
   5. Савенков А.Н. Противодействие киберпреступности в финансово-кредитной сфере как вектор обеспечения глобальной безопасности // Государство и право. 2017. № 10. С. 6
   6. Computer-Related Crime: Analysis of Legal Polici. Paris: OECD. 1986 [Электронный ресурс] // Computer-Related Crime. – Режим доступа: http://www.unicri.it/services/library_documentation.
   7. Рекомендация Совета Европы № 89 (9) "О преступлениях, связанных с компьютерами" от 13 сентября 1989 г. [Электронный ресурс] // Рекомендация Совета Европы. – Режим доступа: https://wcd.coe.int.
   8. Классификация компьютерных преступлений по кодификатору международной уголовной полиции генерального секретариата Интерпола [Электронный ресурс] // Интерпол. – Режим доступа: https://www.interpol.int
   9. Конвенция о преступности в сфере компьютерной информации (EST N 185) от 23 ноября 2001 г. // СПС "КонсультантПлюс".



Гость, оставите комментарий?
Имя:*
E-Mail:


Бесплатная публикация

статьи в журнале

Подробнее
Информация от партнеров