Особенности мусульманского семейного права в России

Особенности мусульманского семейного права в России


Манторов Андрей Алексеевич, кандидат исторических наук
Сибирский государственный университет водного транспорта

Аннотация. В статье рассмотрены основные проблемы переплетения трех различных систем права: адатов (норм обычного права), российского законодательства и шариата (мусульманского права). Нормы мусульманского права существенно отличаются от европейских: они не являются предписывающими или запрещающими, регулирующими или основополагающими - в их основе всегда лежит обязанность, долг, право совершить те или иные действия, которые обусловлены их религиозной природой. Следует учитывать, что мусульманское право и юридические суды в советский период были достаточно специфическими институтами. Их слияние отражало не только волю этнических мусульманских групп, но и стратегию построения совершенно нового государства. Но, так как государство закрывала глаза на народные и конфессиональные традиции, этические ценности и юридические нормы мусульманского семейного права, то многие десятилетия они либо не учитывались, либо нивелировались, либо на них не обращали внимания.

Ключевые слова: семейное право, мусульманское право, адат, Башкортостан, Татарстан, Северный Кавказ.

Введение

   Система мусульманского права отличается от других мировых правовых систем своим своеобразием, глубиной источников, структурой текстов, изобилующих терминами, конструкциями и особыми понятиями норм.

Догмы, правила или обычаи?

   Если другие конфессии в своих странах под нормой права подразумевают предписание конкретного исторического законодателя, то исламские правоведы под этой же нормой принимают правило, адресованное мусульманской общиной и Аллахом. Такие правила основаны на религиозных догмах, вероисповеданиях, вероучениях и основных положениях в Коране, поэтому его ни под каким видом нельзя отменить, изменить или исправить - оно бесспорно.

   По своему содержанию, нормы мусульманского права также существенно отличаются от европейских: они не являются предписывающими или запрещающими, регулирующими или основополагающими - в их основе всегда лежит обязанность, долг, право совершить те или иные действия, которые обусловлены их религиозной природой. Это выражено в праве Бога (Аллаха), и говорит о том, что каждый мусульманин должен верить только в него одного, признавать его власть и не связывать с ним никого больше. Это право Аллаха выражено в калиме (декларация веры в исламе): «Нет бога, кроме Аллаха» [1].



   Мусульманское право – самая молодая, но наиболее распространенная в мире религиозно-правовая система, и отличительной ее чертой принято считать тесное взаимодействие с религиозной идеологией, обычаями и моралью [2]. Эта связь четко прослеживается и в нормах, регулирующих семейные отношения.

   Необходимо подчеркнуть, что особенностью почти всех норм мусульманского права является казуистичность – именно ему присущи разобщенность, неопределённость и противоречивость содержания при частичной запутанности источников. К примеру, при решении совершенно одинаковых спорных вопросов, кази (шариатский судья) может частично, или полностью применить несовпадающие выводы различных мазхабов (богословско-правовых школ) [3]. Следовательно, даже в рамках одного толка возможно существование множества противоречивых правил.

   Исторически мирное развитие ислама в России определяется понятием: «мир ислама». Оно существует в мире договоров и полностью признает его. Политика Российского государства по отношению к магометанству, как и к другим конфессиям, заключается в веротерпимости и в предоставлении возможности свободного развития ислама и, в частности, мусульманского семейного права на территории РФ.

   Стоит подчеркнуть, что с первой половины XIX в. особенностью российского права является включение в нормы правовых систем тех народов, которые к ней присоединялись, такие как Северный Кавказ, Средняя Азия, Поволжье. (Ингушетия, Чечня, Дагестан, Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия, Башкортостан, Татарстан). Их исконно правовые действия были направлены параллельно с российским правом, постепенно сливаясь с ним, что, в свою очередь, способствовало обеспечению учета как региональных, так и национальных особенностей обширного населения СССР [4]. Особенно Северокавказского региона, в котором особое место занимало сложное переплетение трех различных систем права: адатов (норм обычного права), российского законодательства и шариата (мусульманского права).

Российское смешение норм и правил

   Россия сумела частично легализовать нормы шариата на Северном Кавказе, такие действия со стороны молодой республики для российских мусульман сказались лояльным проявлением государственной защиты. Например, различные этнические группы Северного Кавказа, следуя одновременно традиционному адату и российскому законодательству, в брачно-семейных отношениях и по религиозным преступлениям применяли мусульманское право. Оно имело силу также в случае соглашения, когда стороны в процессе по взаимной договоренности определяли подсудность дела.

   Постепенное смешение шариата с правом России сыграло положительную роль в обеспечении правопорядка и развитию правосознания в мусульманских регионах России. Так, после Октябрьской революции 1917 г. обычаи и мусульманское право прекрасно сосуществовали с советским правом [5]. Легализация шариатской юстиции на местах, восстановление юрисдикции мусульманского права и судов в ряде регионов СССР выражались в национальной политике государства.

   Однако следует учитывать, что мусульманское право и юридические суды в советский период были достаточно специфическими институтами. Их слияние отражало не только волю этнических мусульманских групп, но и стратегию построения совершенно нового государства. Но, в силу исторических причин, начался процесс постепенного раскола «классического» ислама и «народного», именно в последнем содержались вековые традиции и кровные обычаи мусульман [6]. И этот процесс был закономерным, так как ислам и мусульманское право, как и любой живой организм, со временем стало приобретать свои особенности - в зависимости от исторической среды, социальных условий и этнических форм. Однако и в приспособленном, для данного промежутка времени виде, они сохраняют свое уверенное значение, и становятся доступными и востребованными для регулирования правоотношений.

Сравнительный анализ адата и шариата семеного права

   Нужно отметить, как в северокавказских адатах, так и в шариате, в основу легло арабское обычное право, где много общего. Слово «адат» - обычай - арабского происхождения, хотя большинство арабских народов в этом случае пользуются словом «урф», и нельзя с уверенностью сказать, какие нормы кавказских адатов или шариата исторически более ценны [7]. Это относится не только к общим, но и характерным, именно для исламской культуры, ценностям, таких как: почитание старших, гостеприимство, самоуважение, но и к таким отрицательным явлениям, как многоженство, браки с несовершеннолетними, телесные наказания, кровная месть, и др.

   Так, например, шариат допускал браки мужчин и женщин в возрасте соответственно 12 и 9 лет. На Северном Кавказе адаты скорректировали этот возраст до 15 и 14 лет [2]. В церемонии оформления мусульманского брака, роль сотрудника ЗАГСа играл кадий: он читал брачную проповедь, скреплял брачный договор (никях), регистрировал брак в шнуровой книге.

   Необходимо добавить, что в мусульманском праве предусмотрены и полигамные браки, и законодательство относилось к ним лояльно - фактически в такой брак вступали, как правило, состоятельные мусульмане. Кроме этого, будущий отец семейства мог вступить в брак с язычницей, иудейкой, буддисткой, христианкой или лютеранкой. Однако для этого брака требовалось перевести будущую жену в мусульманство.

   Не исключался и развод. Например, если мусульманин отсутствовал более 5 лет, то жена могла инициировать развод. Если мусульманин, переходя в православие, крестился, то должен был дать развод всем женам, кроме одной, которая тоже должна была остаться с ним и так же сменить веру.

   Бесспорно, известно, что адаты грубо ущемляли права замужней женщины, лишая ее доли в общесемейной собственности; шариат право на такую долю ей давал, хотя и в меньшем, чем для мужчин, виде. Развод по инициативе женщины адатами не допускался, напротив шариатом этот акт допускался, хотя и был затруднительнее, чем для мужчин. Другие личностные права замужней женщины были «гуманнее» - по адатам неверную жену разрешалось не только искалечить, но и убить. Конечно, это могло привести к кровной мести со стороны ее родни, но это не останавливало ревнивых мужей. По шариату же она предавалась суду общества, которое также могло вынести ей смертный приговор, но без истязаний [8]. Сходным образом обстояло дело с другими домочадцами - по адатам отцу семейства разрешалось их убить или продать в рабство, по шариату полагалось лишать наследства.

   Единственно, в чем шариат усилил подчиненность мусульманки – дискриминация по половому признаку и скрывания от посторонних. Это значит, что женщина лишалась права входить на мужскую половину дома. Обязательно закрывать голову платком (никабом), а при старших или посторонних мужчинах прикрывать концом платка нижнюю часть лица, оставляя только глаза. Женщина должна была всячески ублажать мужчину, исполнять все его прихоти, безропотно осуществлять все его указания.

   По адатам обязательным условием заключения брака является выкуп невесты у ее семьи - калым, по шариату же этот выкуп (кебин) передается не семье невесты, а ей самой, как материальное обеспечение на случай смерти мужа, или развода по его инициативе. На самом деле чаще всего действовал компромисс – обычно-правовая норма продажи дочери: часть выкупа принадлежала невесте, часть - ее родне, которая на эти деньги собирала приданое [9]. Получается, что калым является чем-то вроде эквивалента приданого.

Узаконят ли местные обычаи?

   Как бы государство не относилось к народным и конфессиональным традициям, этическим ценностям и юридическим нормам мусульманского семейного права, вполне вероятно, что многие десятилетия они либо не учитывались, либо нивелировались, либо на них не обращали внимания.

   Правовой плюрализм был практически не известен в жизни государства, и в последние десятилетия, которое сумело отметиться либерализацией как общественной, социальной, так и политической жизни, возрождением этнических и конфессиональных традиций, определенные аспекты права после Чеченской войны, войны в Дагестане и Северной Осетии стали достаточно острыми, и далеко не единственными проявлениями конфликтных ситуаций [10]. К примеру, президент Ингушетии Р. Аушев, Законодательные органы Чеченской республики и Дагестана настойчиво призывали к тому, чтобы наряду с федеральным, действовало республиканское законодательство, учитывающее специфику местных обычаев, они избрали путь развития многих мусульманских республик -  легализация кровной мести, полигамии, домашнего насилия.

Заключение

   Таким образом, анализ соотношения адата, шариата и российского законодательства в истории правовой мусульманской семьи позволяют сделать вывод о том, что продолжительное взаимодействие трех различных систем права привело в южных регионах страны к своеобразному симбиозу российско-советской и адатно-шариатной систем права, создавших условия для множественных вариаций интегральной юриспруденции.

Список литературы

   1. Буянский С.Г. шариат принадлежит не только истории, но и будущему // История государства и права. 2000. №1. с. 25.
   2. Магомедов И.А. Особенности мусульманского семейного права // Известия высших учебных заведений Северного Кавказского региона. 2005. №1. с. 98.
   3. Герасимова А.С. Афганская женщина в семье и обществе // Восток. 2006. №2. с. 97
   4. Володина Н.В. Государственно-правовая модель ислама: принципы и закономерности // Современное право-2005. №10. с. 67.
   5. Керимов Г.М. Шариат: закон жизни мусульман. - М., 1999. с. 17.
   6. Гаврилов В.В. Взаимодействие международной и национальной правовых систем, и правосознания // журнал Российского права. - 2006 - №2 с. 131-139
   7. Ацамба Ф.М. / История религии в 2-х кн. Кн. 2. 2004. с. 619.
   8. Самиге А. Мусульманское право в мире и в России // Право и политика. 2004 - №5 с. 147.
   9. Цмай В.В. Основные этапы становления концепции мусульманского права // История государства и права. 2005. №1. с. 61.
  10. Магаяева П.И. // История государства и права. 2005. №1. с. 17.



Гость, оставите комментарий?
Имя:*
E-Mail:


Бесплатная публикация

статьи в журнале

Подробнее
Информация от партнеров