Применение прокурором кассационного представления в уголовном судопроизводстве как одного из вида ненадзорного процессуального акта прокурорского реагирования


Самарин Дмитрий Вячеславович, магистрант
Уральский государственный юридический университет

Аннотация. Современное положение обжалования судебных актов свидетельствует о наличии в нем определенных проблем. Прокурор играет в данном процессе особо важную роль, и поэтому статья посвящена одному из его важнейших средств реагирования на незаконные и необоснованные судебные решения в уголовном судопроизводстве - кассационному представлению. В статье рассматривается ход развития кассационного представления прокурора в уголовном процессе, а также поднимаются наиболее актуальные проблемы, связанные с данным актом прокурорского реагирования. Автором дается оценка принятым решениям законодателя, касающимся темы работы, а также анализируются мнения ученых по вопросам решения выявленных проблем. Помимо этого, рассматриваются основания обращения прокурора в суд кассационной инстанции с требованиями к данному акту реагированию. В статье автором ведется размышление насчет наиболее рационального устранения поднятых проблем.

Ключевые слова: кассационное представление, прокурор, вышестоящий прокурор, суд кассационной инстанции, полномочия прокурора.

   Результативность прокурорской работы в уголовном судопроизводстве во многом зависит от правильного определения положения прокурора в данной сфере, а также верного применения им актов прокурорского реагирования. Прокурор является достаточно значимой фигурой в уголовном процессе, так как именно он участвует в производстве по уголовному делу, начиная с возбуждения дела и заканчивая возможным обжалованием судебного акта.

   С каждым годом кассационное представление в уголовном судопроизводстве применяется прокурорами все чаще. Согласно правовой статистике о деятельности органов прокуратуры Российской Федерации, представленной Генеральной прокуратурой, количество внесенных кассационных представлений по состоянию на конец 2020 года выросло на 17.1% по сравнению с 2019 годом [1]. В связи с этим возникает необходимость в более тщательном изучении данного акта прокурорского реагирования, а также места и роли прокурора в суде кассационной инстанции.

   Кассационное представление в уголовном судопроизводстве применяется не так часто относительно других актов прокурорского реагирования, поэтому его следует изучить более детально и тщательно, а также выявить проблемные места. Более того, по данной теме написано небольшое количество научных работ, что создает основу для углубленного изучения этого акта.

   Большую роль в становлении кассационного представления как акта прокурорского реагирования сыграла история, поэтому стоит обратиться к ней, чтобы понять этапы его становления, а также проанализировать, как оно менялось с течением времени. Вероятно, несмотря на большое количество ранее изданных уголовно-процессуальных законов, первым по-настоящему достойным сводом законов, где бы говорилось о кассационном обжаловании судебного решения прокурором, стал Устав уголовного судопроизводства 1864 г., принятый императором Александром II. В данном нормативно-правовом акте в ст. 855 сказано: «Окончательные приговоры могут быть отменены в кассационном порядке как по жалобам участвующих в деле лиц, так и по протестам или представлениям лиц, коим вверен прокурорский надзор». В статье 173 указывается следующее: «На окончательные приговоры мировых судей и их съездов допускаются жалобы сторон и протесты товарища прокурора в кассационном порядке». Также описываются случаи, когда прокурор может воспользоваться своим правом подачи кассационного протеста. Законодатель Российской империи выделил следующие три случая:

   1) очевидное нарушение закона судьей или неверное им толкование нормы при квалификации действий преступника и его наказания;
   2) серьезные нарушения порядка судопроизводства;
   3) нарушение подведомственности или подсудности при рассмотрении дела судьей.

   После Октябрьской революции у государства появилась необходимость урегулировать отношения, складывающиеся в уголовном судопроизводстве. Руководством страны в 1917 году был принят Декрет «О суде», где прокурорский надзор упразднялся на всей территории государства. Взамен этого Декретом СНК РСФСР в марте 1918 г. № 2 «О суде» правозащитную деятельность были призваны осуществлять Рабоче-крестьянская инспекция и Народный комиссариат государственного контроля. Спустя два года эти органы были ликвидированы, так как не показали должной эффективности. Поэтому следующим этапом  истории прокурорского представления послужило принятие Уголовно-процессуального кодекса 1922 г. и «Положение о прокурорском надзоре» от 28.05.1922 г.

   Законодатель использует понятие кассационный протест прокурора, как и в Уставе 1864 г. Так, согласно пункту «ж» ст.13 Положения «В области борьбы с преступностью на прокуратуру возлагается опротестование в кассационном порядке приговоров и определений, выносимых судом, а также опротестование в порядке высшего судебного контроля вошедших в законную силу приговоров судов первой инстанции и кассационных решений советов народных судей». Помимо этого в ст. 353 УПК РСФСР 1922 года говорится следующее: «Жалобы, приносимые прокурором, именуются кассационными протестами. Прокурор вправе приносить кассационные протесты и по поводу нарушения прав и интересов всех участвующих в процессе сторон». Основаниями же к отмене приговоров в кассационном порядке являлись:

   1) Недостаточность и неправильность проведенного следствия;
   2) Существенное нарушение форм судопроизводства;
   3) Нарушение или неправильное применение закона;
   4) Явная несправедливость приговора.

   Таким образом, сравнивая вышерассмотренные правовые акты конца XIX века и начала ХХ века, можно выделить тот факт, что оснований для обращения прокурора в кассационную инстанцию в УПК РСФСР стало больше. Законодатель добавил новые основания, такие как очевидная несправедливость судебного решения и неправильность следствия. Следовательно, прокурор предсоветского периода имел больше полномочий на обращение в суд  кассационной инстанции с протестом (на тот период времени).



   Спустя почти 40 лет уголовно-процессуальные отношения вновь подверглись изменениям. В 1960 г. Верховным Советом СССР был утвержден Уголовно-процессуальный кодекс, который существенно изменил положение прокурора при кассационной инстанции. УПК 1960 г. закрепляет прямую обязанность прокурора реагировать на незаконное или необоснованное судебное решение, путем вынесения протеста. Основания подачи кассационного протеста претерпели незначительные изменения, путем добавления двух пунктов, касающихся несоответствия приговора тяжести совершенного деяния и назначенному наказанию, а также несоответствие фактических обстоятельств дела выводам суда. Указ Президиума ВС СССР от 24 мая 1955 года «Об утверждении Положения о прокурорском надзоре в СССР» также отмечает полномочия прокуроров на данном этапе, закрепляя положение, согласно которому они должны приносить протесты на необоснованные и незаконные приговоры, постановления и определения суда.

   Через 24 года, а именно 30 ноября 1979 г., был принят Закон «О прокуратуре СССР», который конкретизировал и изменил некоторые аспекты обжалования судебного решения в кассационном порядке. У прокурора все так же в пределах его компетенции осталось право приносить протест на незаконный или необоснованный приговор или иное решение, но основные изменения претерпел субъектный состав прокуроров, способных приносить такой протест. Если ранее Указ Президиума ВС СССР «Об утверждении Положения о прокурорском надзоре в СССР» определял строгую иерархию прокуроров и подведомственные им дела, то в Законе «О прокуратуре СССР» произошли новшества. Теперь правом принесения кассационных протестов обладали прокуроры и их заместители в пределах компетенции. Таким образом, Закон изменил положение, регулирующее осуществление полномочий прокуроров различных уровней, касающихся принесения кассационного протеста. Стоит отметить также одну из новелл, затронувшую помощников прокуроров, прокуроров управлений и отделов. Они стали полноправными субъектами, которые могли подать кассационный протест на приговор или иное решение суда, но при условии, что они участвовали именно в этом рассмотрении дела.

   Нами была рассмотрена история становления и развития применения прокурором кассационного протеста (ныне представления), которая показала, что в основном все механизмы, заложенные ещё в Российской империи, действуют и по настоящее время. Безусловно, институт кассационного производства претерпел немало изменений, коснувшихся, в том числе, и деятельности органов прокуратуры. Но с течением времени мы видим, как эффективно развивался данный институт, и во многом нормативно-правовые акты СССР в данной сфере напоминают нам положения, предусмотренные Федеральным законом "О прокуратуре Российской Федерации" от 17.01.1992 N 2202-1 и Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации от 18.12.2001 N 174-ФЗ. Поэтому, рассмотрев основные этапы истории становления и развития кассационного представления прокурора, будем переходить к основной части научной работы.

   Представляется правильным и разумным понять роль и смысл участия прокурора в суде кассационной инстанции на современном этапе для раскрытия темы работы. Согласно ст. 401.2 УПК РФ правом на обращение в суд кассационной инстанции помимо перечисленных в части 1 лиц обладают и прокуроры, но не любые, а только те, которые указаны в частях 2 – 2.2. вышеуказанной статьи. Так, Генеральный прокурор и его заместители имеют право обращаться в любой суд кассационной инстанции субъекта Российской Федерации с представлением о пересмотре судебного решения. Прокурор субъекта и его заместители также обладают таким же правом, но их полномочия распространяются исключительно на суды, находящиеся в данном субъекте. Военный прокурор и его заместители, приравненные к прокурору субъекта, могут обжаловать решение окружного (флотского) военного суда и гарнизонного военного суда в кассационный военный суд. Как можно увидеть, перечень лиц, способных вносить кассационное представление, достаточно невелик. Как мне представляется, законодатель умышленно достаточно сильно ограничил круг прокуроров, способных обжаловать решение суда в кассационном порядке, для того, чтобы повысить качество и эффективность обжалования, а также с целью снижения нагрузки с федеральных судов.

   Роль прокурора в суде кассационной инстанции достаточно важна и велика. Кассационное производство имеет весомое значение в правильном разрешении уголовного дела, так как апелляционные суды общей юрисдикции, к сожалению, не всегда в полном объеме выявляют нарушения закона, допущенные судами первой инстанции при рассмотрении дела. Также может иметь место быть неправильное толкование уголовного закона, что влечет за собой неправильный исход дела. Учитывая важность данного производства, законодатель предоставил право прокурору обращаться в суд с кассационным представлением с дальнейшим участием в процессе. Подавая кассационное представление, прокурор основывается на защите публичного интереса, то есть интересов государства и общества. Эта особенность связана с сущностью прокуратуры как государственного органа в уголовном судопроизводстве. При подаче кассационного представления прокурор обязательно должен руководствоваться действующим актуальным законодательством, а также правильно проанализировать вынесенное ранее решение суда на предмет его ошибок. Так, некоторыми типичными нарушениями судами при вынесении решения можно считать неверное применение нормы Уголовного кодекса, что влечет за собой неправильную квалификацию совершенного преступления, незаконный состав суда при рассмотрении дела и вынесении приговора, нарушение принципа состязательности и равноправия сторон и др. Пример приведенных нарушений служит основанием для обращения прокурора с представлением в суд кассационной инстанции с целью исправления этих нарушений и восстановления законности.

   Что же представляет собой кассационное представление прокурора? Кассационное представление прокурора - это ненадзорный процессуальный акт прокурорского реагирования, вносимый уполномоченным прокурором на судебное решение, вступившее в законную силу в суд кассационной инстанции по основаниям, установленным в законе Российской Федерации. Исходя из данного определения, можно выделить два основных признака, характеризующих данный акт прокурорского реагирования. К таким признакам относится: внесение представления уполномоченным прокурором и судебное решение, которое уже вступило в законную силу.

   Кассационное представление, конечно же, имеет нормативное закрепление. Так, Федеральный закон от 17.01.1992 N 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации» содержит в себе основные положения, касающиеся обжалования судебных решений. В свою очередь, «Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» от 18.12.2001 N 174-ФЗ более глубоко раскрывает сущность участия прокурора в суде кассационной инстанции, закрепляя положения, на которые опирается прокурор при подаче кассационного представления.

   Требования к кассационному представлению определяются «Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации», а именно статьей 401.4., которая содержит в себе все сведения необходимые для подачи документа в суд. Прокурору также необходимо грамотно и структурированно изложить текст представления. Для этого существует негласное разделение кассационного представления на части, признаваемое учеными и практиками, которое позволяет правильно изложить смысл акта.

   1. Вступительная часть. В данной части прокурор должен изложить сведения о суде, куда направляется представление, его адрес, состав лиц, который задействован в деле и необходимая информация о них, номер дела, а также указать наименование акта прокурорского реагирования с предметом обжалования.
   2. Описательная часть. Эта часть, в которой прокурору необходимо изложить всю информацию об этапах судебного разбирательства, доводах судов первой и апелляционной инстанции, а также их решения по результатам рассмотрения дела.
   3. Мотивировочная часть. При написании представления прокурор должен наиболее сильный упор сделать на разумное и грамотное составление данной части. Объяснить это можно тем, что от того, как прокурор сумеет верно подобрать нормы права и суметь донести до суда свою позицию, так во многом зависит исход дела в кассационной инстанции. В данном разделе излагается позиция прокурора касательно дела, а также приводятся ошибки в материальном и (или) процессуальном праве, допущенные ранее судом, по мнению прокурора.
   4. Заключительная часть. Завершающий раздел кассационного представления прокурора представляет собой подведение итогов описательно-мотивировочной частей, выразившейся в логичном прошении суда отмены или изменения предыдущего судебного решения. Также в этой части прокурор должен указать свой классный чин и поставить подпись.

   Как уже было сказано ранее, правом на кассационное обжалование судебного акта в силу ч.2 ст. 401.2 УПК обладает Генеральный прокурор РФ, прокурор субъекта РФ, приравненный к нему военный прокурор и их заместители. Данный перечень является закрытым и расширительному толкованию не подлежит. Следовательно, нижестоящие прокуроры (например, прокурор района или города) не имеют полномочий по обращению в суд кассационной инстанции. Но возникает вполне логичный вопрос: почему прокурорский работник, который участвовал в судебном заседании в суде первой инстанции и в суде апелляционной инстанции, не может самостоятельно подать кассационное представление и принимать участие в рассмотрении дела? До упразднения главы 43 в Уголовно-процессуальном кодексе действовала статья 354, которая давала право обжалования судебного решения в кассационную инстанцию государственному обвинителю или вышестоящему прокурору. Под государственным обвинителем, опираясь на п.6 ч.1 ст. 5 УПК, стоит понимать лицо, поддерживающее от имени государства обвинение в суде по уголовному делу должностное лицо органа прокуратуры. По настоящее время действует ст. 36 Федерального закона от 17.01.1992 N 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации», которая гласит, что помощник прокурора, прокурор управления, прокурор отдела имеет право приносить протест, но исключительно по делу, в котором они принимали участие. Ранее эти две нормы дополняли друг друга и работали во взаимосвязи, но после упразднения главы 43 УПК коммуникация была потеряна. Взамен утратившим силу нормам пришли новые из главы 47.1, которые уже упраздняли право помощника прокурора, прокурора управления, прокурора отдела подавать кассационное представление в суд. Поэтому теперь прослеживается коллизия между двумя нормативно-правовыми актами, но приоритет касательно права обращения имеет уголовно-процессуальный кодекс. Непонятно, почему законодатель, спустя более чем 9 лет с момента принятия новой главы в УПК, до сих пор не внес изменения в норму Закона «О прокуратуре РФ».

   Не менее важным вопросом остается целесообразность отнятия полномочий у помощника прокурора, прокурора управления, прокурора отдела по подаче кассационного представления по делу, в котором они принимали участие. Данную проблему поднимает Стародубова Г.В., характеризуя ситуацию с двух сторон. С одной стороны, переход документов по делу от прокурора к вышестоящему прокурору является причиной поверхностного ознакомления без вникания в суть нарушений последним из-за большой занятости, но с другой изучение дела не одним прокурором способствует формированию наиболее рациональной и объективной позиции по обжалованию судебного акта [2]. Однако, основываясь на суждениях автора, описанных в ее работе, представляется, что в большей степени она привержена мнению, по которому право вносить кассационное представление должно быть у вышестоящего прокурора. Относительно данного вопроса присутствует точка зрения Бертовского Льва Владимировича и Геховой Дины Хусеновны. В их научной работе «Прокурор в суде кассационной инстанции по уголовным делам» говорится о том, что наиболее разумным решением было бы дать возможность государственному обвинителю, ранее принимавшим участие в суде по данному делу, подготавливать кассационное представление и иные документы вышестоящему прокурору. Это объясняется подготовленностью прокурора, который ранее уже изучал дело, и знанием всех тонкостей и моментов, связанных с ним [3]. Я безусловно согласен с позицией авторов и также считаю, что в норму необходимо внести изменения, касающиеся полномочий прокуроров по подаче кассационного представления. По моему мнению, необходимо предоставить право государственному обвинителю, который участвовал в суде первой и (или) апелляционной инстанции составлять кассационное представление и направлять этот проект вышестоящему прокурору (прокурор субъекта РФ, приравненный к прокурору субъекта Российской Федерации военный прокурор и его заместители) для санкционирования акта прокурорского реагирования. После данного этапа нижестоящий прокурор направляет кассационное представление в суд и в дальнейшем принимает участие в судебном заседании. Данное суждение основывается на том, что нижестоящий прокурор уже предварительно детально изучал дело, имеет понимание, на чем стоит сделать ставку, и в целом хорошо подготовлен к внесению представления. Поэтому, считаю правильным, предоставить государственному обвинителю право вносить кассационное представление в суд кассационной инстанции с предварительного санкционирования одного из прокуроров, указанных в ст. 401.2 УПК. Иной позиции придерживается Гаврилов М.А., считающий, что необходимости допускать к кассационному обжалованию судебного акта государственного обвинителя, который ранее участвовал в судебном заседании по этому делу, нет. По его мнению, он может в письменном виде изложить вышестоящему прокурору свои доводы и через него реализовать свою позицию [4]. Той же идеи придерживается и Митин Д.Ю., но аргументирует он тем, что подача кассационного представления требует повышенной тщательности и осмотрительности, что присутствует у вышестоящего прокурора, как субъекта, на которого возложено обеспечение законности и обоснованности акта реагирования [5]. Также стоит привести позицию ученого А.А. Терёхина, который в своей работе писал о необходимости внесения кассационного представления вышестоящим прокурором, если он убежден, что обжалование судебного акта необходимо. В случае, если даже государственный обвинитель не согласен с таким решением, он не сможет никаким образом оспорить его. Вышестоящий прокурор должен быть независим в своем решении от государственного обвинителя [6]. Данная позиция, на мой взгляд, является рациональной и оправданной, в связи с тем, что прокуратура основывается на принципе централизации, согласно которому нижестоящий прокурор подчиняется вышестоящему.

   При анализе действующего законодательства, а именно Уголовно-процессуального кодекса и Федерального закона «О прокуратуре РФ», было отмечено, в том числе и в частях этой работы, что акты прокурорского реагирования поименованы по-разному в этих двух источниках. В ст. 36 Закона «О прокуратуре РФ» говорится про кассационный протест, в то время как в ст. 401.2. УПК РФ идет речь о кассационном представлении. Очевидно, что положения этих двух нормативно-правовых актов противоречат друг другу в предмете названия акта прокурорского реагирования. На текущий момент при обжаловании судебного решения в суд кассационной инстанции прокурор вносит кассационное представление. Важно задать вопрос, имеет ли место целесообразность возвращения в наш уголовно-процессуальный закон кассационного протеста прокурора?

   Законодатель на протяжении длительного времени допускает коллизию между двумя нормами, при том, что на проблему несоответствия названия акта прокурорского реагирования обращали внимание практики-прокуроры и правоведы. Так, ученый Халиулин А.Г. считает, что правильным решением было бы вернуть кассационный протест, так как именно он наиболее точно изображает акт реагирования представителя государства на решение суда. Никакой разницы между представлением и протестом нет в виду того, что оба эти акта не являются обязательными для судьи. Законодатель же ввел представление, так как неправильно понял принцип равноправия сторон [7]. Другой позиции придерживаются Ергашев Е.Р. и Шваба Ф.В., которые указывают на несовершенства закона при регулировании процессуальных средств прокурорского реагирования. Большой акцент делается на том, что законодатель не соблюдает единую терминологию в своих нормативно-правовых актах. Так, в гражданском, административном, уголовном судопроизводстве прокурор вносит представление, а в арбитражном процессе – апелляционную или кассационную жалобу. Хотя в Федеральном законе «О прокуратуре Российской Федерации» в ст. 36 все еще продолжают использоваться устаревшие понятия средств реагирования, которые уже не соответствуют тем, что применяются в процессуальных кодексах [8]. Действительно, в сложившейся ситуации эти противоречия в нормах позволяют говорить о низком уровне юридической техники законодателя. При том это уже второе упущение, замеченное в данной работе, вызывающее коллизию между Законом «О прокуратуре РФ» и Уголовно-процессуальным кодексом. Представляется важным понять, зачем законодатель поменял терминологию в процессуальном кодексе. В начале работы была рассмотрена история становления данного акта прокурорского реагирования, к которой необходимо сейчас обратиться. При анализе нормативно-правовых актов различных лет можно увидеть, что с давних пор ещё с Российской империи вплоть до недавнего времени для обжалования судебного решения, вступившего в законную силу, использовался прокурорами кассационный протест, а не представление.  В другой своей работе Ергашев Е.Р. писал, что главной причиной замены процессуальных актов прокурорского реагирования является соблюдение в государстве принципа независимости суда. Само понятие «протест» перестало быть отражением реальных полномочий прокурора по отношению к судьям и их решениям [9]. На мой взгляд, этими авторами достаточно точно была дана аргументация на факт замены акта прокурорского реагирования при принятии нового Уголовно-процессуального кодекса. Действительно, прокурор не осуществляет надзор за деятельностью судей, следовательно, он не может давать никаких властных указаний. Согласно ст. 23 Федерального закона «О прокуратуре РФ» протест приносится на противоречащий закону правовой акт.  Но как прокурор может принести кассационный протест на противоречащее закону судебное решение, если он не имеет полномочий на осуществление прокурорского надзора за судом? В этом и кроется вполне логичное решение законодателя заменить кассационный протест   кассационным представлением. К тому же, согласно словарю, под протестом понимается заявление о незаконности какого-либо дела, непризнание, отрицание [10]. Очевидно, что обыденное понимание данного акта реагирования не сходится с представлением общества о престиже судебной власти. Таким образом, можно говорить о том, что кассационное представление прокурора является полным аналогом ранее применявшегося протеста, который являлся средством реагирования на нарушения законов судом. Поводом же послужило, на мой взгляд, реформирование законодательства с целью отказа от советской модели обжалования судебного акта прокурором в кассационном судопроизводстве. Законодатель также посчитал, что использование прокурором протеста по отношению к судебным решениям не отражают нынешние полномочия прокуратуры.

   В науке также поднимается вопрос о реформировании апелляционных и кассационных судов. Одну из позиций высказала Гаврилова М.Н. В своей работе ученый пишет: «Необходимой станет организация соответствующих апелляционных и кассационных отделов, например, в структуре управлений Генеральной прокуратуры Российской Федерации в федеральных округах, либо в структуре Главного уголовно – судебного управления Генеральной прокуратуры Российской Федерации с дислокацией этих отделов по месту расположения окружных апелляционных и кассационных судов» [11]. Аналогичного мнения придерживается и ученый Халиулин А.Г., разделяющий взгляды Гавриловой М.Н. Он считает, что наиболее рационально будет создать отделы в федеральных округах для наиболее эффективного участия прокурора в суде кассационной инстанции. Защищать интересы в суде кассационной инстанции могли бы прокуроры данных отделов, а прокуроры субъектов РФ и их заместители могли бы представлять интересы по делам, по которым они сами внесли кассационное представление [12]. В этом я позволю себе не согласиться с данной точкой зрения на предлагаемые изменения. Во-первых, непонятна логика, как прокуроры отдела и прокурор субъекта или его заместители будут решать вопрос, кому из них вносить кассационное представление с дальнейшим отстаиванием интересов, учитывая, что полномочия по данному направлению деятельности будут равны. Во-вторых, несмотря на то, что с каждым годом прокурорами все чаще используется кассационное представление, этот акт реагирования все равно является немногочисленным в применении. Свои доводы можно обосновать на примере статистических данных, предоставленных на сайте прокуратуры Курганской области [13]. Согласно показателям, в 2021 году прокурорами внесено 94 кассационных представлений, что превысило показатели предшествующего года на 161%. То есть в среднем на один месяц приходится около 8 внесенных представлений. Учитывая то, что согласно УПК кассационное представление вправе вносить не только прокурор субъекта, но и его заместители, то можно говорить о том, что участие в суде кассационной инстанции не создает особо большой нагрузки на данных прокуроров. К тому же создание отделов в федеральных округах потребует привлечения дополнительного материально-технического обеспечения, что, на мой взгляд, в нынешних экономических и геополитических условиях будет проблематично реализовать.

   Также Дикаревым И.С. поднимается вопрос о предоставлении вышестоящему прокурору, как было ранее в советском периоде, отзывать кассационное представление, внесенное нижестоящим прокурором. Ученым приводится оценка таким изменениям и, по его мнению, это являлось бы достаточно целесообразным решением [14]. Действительно, в настоящее время в Законе «О прокуратуре РФ» в статье 37 говорится о том, что только прокурор, который принес протест, может отозвать его до начала судебного заседания. Следовательно, на текущий момент вышестоящий прокурор не вправе, используя свои полномочия, отозвать кассационное представление, внесенное нижестоящим прокурором. Гаврилова М.Н. также поддержала ученого, обосновывая свою позицию тем, что на текущий момент в России предусмотрена инстанционность уголовного процесса, а сама кассационная инстанция не предусматривает рассмотрения новых доказательств по делу. Это позволяет вышестоящему прокурору оценить законность поданного представления нижестоящим прокурором на предмет нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона [15]. С позициями этих двух ученых нельзя не согласиться, ведь прокурорский работник не вправе представлять позицию относительно дела, которая противоречила бы позиции вышестоящего прокурора и прокуратуры в целом. Основываясь на принципе централизации органов прокуратуры, где нижестоящий прокурор подчиняется вышестоящему, считаю, что последний мог бы иметь право на отзыв кассационного представления. Таким образом, выражалась бы позиция всей прокурорской системы в лице вышестоящих прокуроров, а не конкретного прокурорского работника, внесшего кассационное представление. В настоящее же время усматривается только один случай, когда имеется возможность отозвать представление, внесенное работником органов прокуратуры – инициатива его заявителя. Чтобы устранить этот пробел, считаю правильным внести изменения в Уголовно-процессуальный кодекс с закреплением положения о возможности отзыва кассационного представления не только нижестоящим прокурором, но и вышестоящим.

   Таким образом, подводя итог работы, стоит отметить, что кассационное представление прокурора в уголовном судопроизводстве играет существенную роль. В настоящее время наблюдается тенденция, по которой с каждым годом прокуроры все чаще обжалуют судебные акты в суд кассационной инстанции. В целом же, кассационное представление занимает значительное положение в уголовном судопроизводстве, что свидетельствует о необходимости проведения тщательной работы по его совершенству. Но данный акт прокурорского реагирования имеет также ряд существенных проблем, над которыми стоит поработать законодателю. Особое внимание ему необходимо обратить на юридическую технику, так как часть из выявленных проблем напрямую касается именно ее. Решение же проблем должно основываться на тщательной проработке текста закона и внесении определенных поправок с учетом мнений и рекомендаций действующих прокуроров и научного сообщества.

Список литературы

   1. Статистические данные об основных показателях деятельности органов прокуратуры Российской Федерации за январь-декабрь 2020 г. // Генеральная прокуратура URL: https://epp.genproc.gov.ru/web/gprf/activity/statistics/office/result?item=58866781 ;
   2. Стародубова Г.В. Участие прокурора в стадиях пересмотра приговора суда // Вестник ВГУ. - 2021. - №4. - С. 116-122;
   3. Бертовский Л.В., Гехова Д.Х. Прокурор в суде кассационной инстанции по уголовным делам // Журнал российского права. - 2016. - №2. - С. 150-157;
   4. Гаврилов М.А. Субъекты кассационного обжалования в уголовном судопроизводств // Вестник Казанского юридического института МВД России. - 2020. - №4. - С. 502-506;
   5. Митин Д.Ю. О порядке кассационного обжалования органами прокуратуры судебных решений по уголовным делам // Известия Тульского государственного университета. - 2020. - №2. - С. 111-117;
   6. Терёхин А.А. Апелляционные и кассационные представления как акты прокурорского реагирования // Вестник Омского университета. - 2012. - №4. - С. 160-165;
   7. Халиулин А.Г. Проблемы пересмотра приговоров апелляционными и кассационными судами общей юрисдикции // Вестник экономической безопасности. - 2019. - №1. - С. 37-39;
   8. Ергашев Е.Р., Шваба Ф.В. Процессуальные средства прокурорского реагирования: проблемы правовой регламентации // Российское право: образование, практика, наука. - 2019. - №1. - С. 78-85;
   9. Ергашев Е.Р. Представление как акт прокурорского реагирования в уголовном судопроизводстве // Уголовное право. - 2007. - №4. - С. 111-113;
   10. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. - 3 том изд. - СПб: Издательство Вольфа М.О., 1882. - 539 с.;
   11. Гаврилова М.Н. Участие прокурора в судебном заседании суда кассационной инстанции при принятии решения о прекращения уголовных дел // Пробелы в российском законодательстве. - 2017. - №4. - С. 234-238;
   12. Халиулин А.Г.  Актуальные вопросы участия прокурора в рассмотрении уголовных дел судами: сб. ст. / Акад. Ген. прокуратуры Рос. Федерации. – М., 2017. – С. 3-10;
   13. Результаты деятельности прокуратуры РФ за январь-декабрь 2021 г. // Прокуратура Курганской области URL: https://epp.genproc.gov.ru/web/proc_45/activity/statistics/office/result?item=69738127 (дата обращения: 23.03.2022 г.);
   14. Дикарёв И.С. Надзорно-кассационная форма пересмотра судебных решений в уголовном процессе: теоретические основы и пути совершенствования: автореф. дис. д-ра юрид. наук: 12.00.09. - Волгоград, 2016;
   15. Гаврилова М.Н. Участие прокурора в судебном заседании суда кассационной инстанции при принятии решения о прекращения уголовных дел // Пробелы в российском законодательстве. - 2017. - №4. - С. 234-238.


Гость, оставите комментарий?
Имя:*
E-Mail:


Конференция конкурсы публикация статей и монографии, онлайн-курсы

Бесплатная публикация

статьи в журнале

Подробнее