Юридическая ответственность за браконьерство


Аннотация. Автором настоящей статьи рассматривается применение мер ответственности за такое общественно опасное явление, как браконьерство. Значительное внимание уделяется статьям Уголовного кодекса РФ, регламентирующим ответственность за незаконные действия в отношении добычи природных ресурсов, акцент делается на существующие пробелы законодательства и возможные пути их решения.

Ключевые слова: незаконная охота, браконьерство, незаконная вырубка лесов, добыча природных ресурсов.

   На сегодняшний день браконьерство в России – одна из самых актуальных и злободневных проблем экологической сферы. Общим понятием этого термина является незаконная добыча ресурсов естественной среды, которые включают в себя представителей животного и растительного мира, ценные минералы и полезные ископаемые. С каждым годом растет число желающих легкой добычи: человек не понимает своей ответственности за окружающую среду, частью которой является он сам. Но, тем не менее, государство принимает ряд необходимых мер для пресечения незаконной добычи природных ресурсов всеми доступными законными способами.

   Законодательством Российской Федерации четко регламентирован перечь действий, относящихся к незаконным, в части добычи ресурсов флоры и фауны. Такими действиями являются:
   - ведение охоты и рыбалки в неустановленное время года;
   - отсутствие лицензии на осуществление добычи природных ресурсов и полезных ископаемых, т.е. если такая деятельность проводится без соответствующего разрешения, то она подпадает под незаконную;
   - охота негуманными способами (т.е. с применением оборудования, которое находится под запретом – ловушки, капканы и т.д.);
   - использование при добыче природных ресурсов воздушного или наземного транспорта;
   - осуществление вырубки лесов в зоне заповедника, национального парка, иной особо охраняемой природной территории;
   - охота на животных, которые являются редкими и занесены в Красную книгу.
  
Важно понимать, что проблема браконьерства – не региональная и не местная, а является серьезным посягательством на экологию и экономику государства в целом. Весьма высок материальный ущерб, причиненный браконьерами – это миллиарды долларов. Материальный ущерб в результате браконьерства исчисляется миллиардами долларов, особенно от организованной преступности в данной сфере. Такое положение требует скорейшего и адекватного разрешения, разработки эффективных мер противодействия, а также предупреждения данного вида преступности.

   Что касается юридической ответственности за браконьерство, то в России предусмотрены административные наказания, а в более тяжких случаях – уголовные. Последний вид применим в следующих случаях:
   - деяние совершено в составе группы лиц;
   - добытые ресурсы использовались незаконно, и в особо крупных размерах (что может повлечь назначение более строго наказания);
   - лицо при совершении преступления злоупотребляло своим служебным положением;

   Размер причиненного ущерба определяется инспектором. Так, если он незначителен, то нарушителю грозит, как правило, административное наказание, которое предполагает возмещение им причиненных убытков, либо выполнение общественно полезных работ в течение установленного срока.

   Но на практике правоохранительным органам, даже при огромных усилиях, удается сохранить в безопасности животный и растительный мир от преступных посягательств со стороны корыстных граждан. В связи с этим, со стороны Правительства РФ постоянно поступают призывы к неравнодушным людям о том, чтобы при обнаружении фактов браконьерства они сообщали в компетентные органы.

   Но почему же все-таки и в настоящее время мы наблюдаем довольно слабую эффективность мер, применяемых государством в целях борьбы с браконьерством? Это обусловлено, прежде всего, ослабленным контролем со стороны властей за тем, как ведется вырубка леса, рыболовство и охота. Ведь сегодня не является большой проблемой «сделать» лицензию и иной разрешительный документ, и не всегда удается сразу установить его поддельность. Более того, суды зачастую выносят несоразмерно малые наказания нарушителям, причинившим огромный ущерб[1].

   Если говорить о путях решения вышеуказанной проблемы, то на наш взгляд, первоочередным действием стоит считать борьбу с браконьерством на законодательном уровне, ведь именно содержанием норм Уголовного кодекса РФ, которые используются правоприменителем, и определяется ее эффективность. Однако, если мы сейчас подробнее углубимся в существующие пробелы современного уголовного законодательство в данной сфере, то увидим несоответствие требованиям современной обстановки существующих редакций статей 256 «Незаконная добыча водных животных и растений» и 258 «Незаконная охота» УК РФ[2]. Проанализируем имеющиеся недоработки.

   Так, в обозначенных выше статьях мы наблюдаем следующее:
  - не выработаны четкие критерии, по которым определяется размер нанесенного ущерба;
  - никак не дифференцируется ответственность по размеру причиненных убытков;
  - санкции данных преступлений абсолютно не соответствуют степени их общественной опасности.

   Указанные выше недостатки носят общий характер. Если говорить о недостатках частного характера, то здесь можно упомянуть проблемы, которые возникают при определении предмета преступного посягательства. Проанализируем их более детально.

   Так, для статей 256 и 258 УК РФ ключевым признаком является понятие крупного ущерба. В соответствии с Постановлением № 14 Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 ноября 1998 г. «О практике применения судами законодательства об ответственности за экологические правонарушения» (в настоящий момент документ утратил силу) [3], суды, решая вопрос об отнесении причиненного ущерба к крупному, должны руководствоваться количеством ресурсов, которые были добыты, повреждены или уничтожены, а также степень распространенности того или иного вида животных, относятся ли добытые животные к редким или исчезающим, какова их экологическая ценность, и иные обстоятельства.

   Но на данный момент определение крупного ущерба в правоприменительной практике сводится лишь к критериям стоимости уничтоженных ресурсов и количества незаконно добытого. Обратим внимание, что такой подход противоречит политике государства по охране охраны флоры и фауны. В качестве решения обозначенной проблемы было бы целесообразно определить в УК РФ четкие критерии, по которым бы правоприменитель мог оценить размер причиненного ущерба.

   Что касается стоимости незаконно добытых или уничтоженных ресурсов (животного и растительного мира), то она может выступать не только в качестве критерия, по которому преступление может отграничиваться от правонарушения (административно наказуемого деяния), но также выступать в качестве критерия дифференциации ответственности (пропорционально размеру причиненного вреда).

   Представляется верным выстроить дифференциацию по размеру ущерба, опираясь на структуру ст. 260 УК РФ «Незаконная порубка деревьев и кустарников»[2]. Данная статья обращает на себя внимание тем, что здесь присутствует четкая дифференциация ущерба: так, в зависимости от размера, выделяется ущерб значительный, крупный и особо крупный. Как указано в примечании в данной статье, в качестве значительного ущерба следует считать ущерб лесному фонду и не входящим в лесной фонд лесам, размер которого свыше десяти тысяч рублей. Крупным будет признаваться ущерб на сумму сто тысяч рублей, а особо крупным – двести пятьдесят тысяч рублей [4].

   Таким образом, изменив статьи 256 и 258 УК РФ по указанному выше принципу иерархии ущерба, законодатель бы добился более четкого разграничения: значительный ущерб являлся бы обязательным признаком в диспозиции ч. 1 указанных статей, а относительно крупного и особо крупного размеров отметим, что они могли бы применяться как квалифицирующие признаки (ч.2 и 3 статей).

   Но вышеперечисленные проблемы законодательства – не единственные, которые требуют решения. Так, еще одним серьезным, на наш взгляд, недостатком, является нечетко установленный предмет преступления в ст. 256 УК, уже упомянутой нами выше. Это проблема, связанная с незаконной добычей водных растений, которые находятся под особой охраной, но не имеют промысловое значение. Очень часто административный запрет на сбор данных растений попросту игнорируется, из-за чего редкие виды подвергаются негативному воздействию человека. Ярким примером является туризм по лотосным полям в районе Волги. Ведь туристы не только могут сфотографировать понравившейся цветок, но и увезти растение домой на память, и это даже несмотря на то, что лотос – растение из Красной книги РФ. Здесь, к сожалению, доходы от туристической деятельности имеют приоритет над сохранностью окружающей среды. Об этом свидетельствуют и данные статистики, согласно которым бюджет Астраханской области каждый год пополняется за счет таких туров до 500 млн. рублей[5].

   Кроме того, неутешительна статистика по незаконному рыболовству и охоте. Так, в августе 2019 года в Кирове был вынесен приговор одному из местных жителей, которого суд признал виновным по п. «б, в» ч.1 ст.256 УК РФ (незаконная добыча (вылов) водных биологических ресурсов с применением самоходного транспортного плавающего средства, запрещенного орудия и способом массового истребления водных биологических ресурсов в местах нереста).

   Как следует из материалов уголовного дела, в период нереста рыбы мужчина, используя надувную резиновую лодку, доплыл до района водозабора «Красный Химик» по р. Вятка, и установил рыболовную сеть. В улов браконьера вошли такие породы рыб, как лещ, стерлядь, окунь, язь, а ущерб от незаконного вылова составил 59 тыс. рублей. За совершение данного преступления мужчине было назначено в качестве наказания 200 часов обязательных работ[6].

   Другим примером незаконных действий стал незаконный отстрел лося, который произошел буквально месяц тому назад, в ноябре 2019 года. Так, житель п. Свечи может получить реальное лишение свободы сроком до 5 лет за незаконную охоту, по статье 258 УК РФ. По материалам уголовного дела, мужчину, ранее судимого, задержали сотрудники полиции на основании обращения охотничьего инспектора. Около деревни Медведово, находясь в лесном массиве, обвиняемый застрелил животное и позвал на помощь знакомых для того, чтобы вывезти разделанную им тушу. Отстрел был произведен без соответствующей лицензии – как на охоту, так и на имевшееся у браконьера ружье, которое было после отстрела спрятано мужчиной, но после того, как полицейскими с ним была проведена беседа, он указал на мест сокрытия оружия. Ущерб от данного преступления составил 80 000 рублей. В данный момент следствие продолжается, устанавливаются все обстоятельства содеянного[6].

   Еще одним спорным моментом, заслуживающим внимания, является состав ч.2 ст. 256 УК РФ, который предусматривает ответственность за незаконную добычу котиков, морских бобров или иных морских млекопитающих в открытом море или запретных зонах. Очень долгий период времени указанный состав был закреплен в статьях, которые предусматривали санкции за незаконный рыбный промысел. Это связано с тем, что данные животные обитают в воде. Однако, если подходить к данному вопросу с позиции уголовного права, то такая позиция представляется необоснованной. Это обусловлено тем, что, водная среда, являясь основной для морских котиков и других водных млекопитающих, все же не является постоянной сферой их пребывания. Более того, добывают данных видов животных преимущественно на суше.
  
Еще одной причиной, по которой стоит исключить добычу морских млекопитающих из ч.2 ст. 256 УК, является существенное сходство данной нормы со ст. 258, т.е. указанные действия следует считать все же незаконной охотой.

   Подводя итог вышесказанному на основе детального исследования проблем, существующих на сегодня в области уголовно-правовой борьбы с браконьерством, мы пришли к выводу о несовершенстве действующего законодательства. Это вполне подтверждается его некоторыми положениями, являющихся по своему характеру оценочными. Такая ситуация сильно затрудняет однообразие в правоприменительной практике на всей территории государства.

   По нашему мнению, исправить сложившуюся ситуацию может дифференциация ответственности за незаконную добычу водных животных и растений и незаконную охоту в зависимости от того, какой ущерб был причинен деянием. Также немаловажным шагом будет четкое законодательное разграничение критериев размера причиненного ущерба и приведение ответственности за преступления, предусмотренные ст. 256 и 258 УК РФ в соответствие со степенью общественной опасности данных преступлений.

   Список литературы
   1. Экологическое право России. Учебник. Под. Ред. Ермакова В.Д. Сухарева А.Я. М.: Институт международного права и экономики. Изд-во "Триада, ЛТД". 2003г. с.711.
   2. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 02.12.2019).
   3. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 05.11.1998 N 14 (ред. от 06.02.2007) "О практике применения судами законодательства об ответственности за экологические правонарушения" (утратило силу).
   4. Уголовное право. Общая и особенная части: учебник /под общ.ред. М.П. Журавлева и С.И.Никулина - 2-е изд., - М.: Норма, 2008. - с.812.
   5. Синюков С. Сколько «весит» астраханский туризм? // Волга. – 2005. – № 136.–16 сент.
   6. https://vyatka-grad.ru/archives/53664


Бесплатная публикация

статьи в журнале

Подробнее
Календарь
«    Май 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31