Виды и формы идентификации личности по признакам внешности


Рывкин Станислав Юрьевич, кандидат юридических наук, подполковник юстиции следственного комитета РФ
Туманян Белла Араратовна, студент  
Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации
Волгоградский институт управления

Аннотация. В статье автором рассмотрены и раскрыты понятия «идентификация личности», «криминалистическая габитоскопия», «мыслительный образ», «субъективный портрет», а также «установление личности». Выявляется взаимосвязь и различия этих терминов, применения их в процессе идентификации человека. В статье также рассматриваются основные вопросы идентификации по признакам внешности человека. Автор прослеживает историческое становление различных методов идентификации личности. Статья раскрывает содержание понятия и истории возникновения криминалистической габитоскопии, объективные и субъективные признаки отображения внешнего облика человека, словесного портрета и мысленного образа. Поднимаются вопросы эффективности применения идентификации личности по признакам внешности.  Основное содержание исследования составляет анализ судебной практики, касающейся вопросов идентификации. В заключении предлагаются и раскрываются свои пути решения проблем в этой сфере.
Ключевые слова: идентификация личности, признаки внешности, габитоскопия, фоторобот, словесный портрет, раскрытие преступлений.

   В ходе выявления правонарушений зачастую появляется потребность распознать человека по его внешнему облику. Это достигается в силу того, что человеку присуща индивидуальная совокупность признаков внешности. Как известно, признаки внешнего облика человека использовались еще в Древнем Египте, где с помощью описания внешнего облика разыскивались беженцы.

   Ещё в древности преступников пытались каким-либо образом отметить, чтобы с первого взгляда было понятно, что перед вами опасный человек. Для этого ворам отрубали руки, богохульникам вырывали языки, а дезертиров клеймили. В 19 веке итальянский психиатр Чезаре Ломброзо убеждал, что склонность к преступлениям является врожденным качеством и таких людей можно опознать по их внешности. По его мнению, обладатели узких лбов, выдающихся вперед надбровных дуг и тяжелой челюсти являлись потенциальными злодеями.

   Вплоть до конца 19 века не было надежного метода идентификации преступников. Маскировка, тайные проникновения в притоны, подсадка своих людей в тюремные камеры - вот методы, которые использовались в то время для поимки преступников. Главным их недостатком было то, что все эти методы основывались исключительно на личном опыте и таланте отдельных людей. Так было до тех пор, пока во Франции не появился сыщик, который вошел в историю как родоначальник уголовного розыска и основатель французской криминальной полиции «Сюрте» - Франсуа Эжен Видок. Он считал, что для поимки нарушителя закона нужно знать как он думает и действует. Для этого им была создана картотека, в которой собирались данные об абсолютно всех известных преступниках. В каждой из карточек были записаны имя, вид совершенного преступления и описание внешнего облика. Но, данный способ описания был несовершенным и непригодным.

   Также, большой вклад в криминалистическую идентификацию внес чиновник парижской полиции Альфонс Бертильон, который создал так называемую «антропометрическую идентификацию».

   Бертильоном была предложена следующая система измерения заключенных при регистрации:

­   - рост стоя и сидя;
­   - длина и ширина головы, распростертых рук, правого уха, левой стопы, левого предплечья и среднего пальца.

   К измерениям также прилагался цвет радужки левого глаза, который определялся с помощью специальной таблицы, разделенной на 7 групп по оттенкам.

   Кроме того, Бертильон разработал новый вид фотосъемки преступников, который получил название «сигналетическая фотосъемка».

   К началу 20 века метод Бертильона прекрасно зарекомендовал себя и был широко распространен в Российской Империи. Систему антропометрии используют для идентификации до сих пор, только измерения теперь проводит не человек, а компьютер.

   В настоящее время идентификацию по признакам внешности человека изучает отдельная отрасль, под названием «криминалистическая габитоскопия».

   Под криминалистической габитоскопией Дёмин К. Е. понимает: «отрасль криминалистической техники, включающая систему теоретических положений о внешних признаках человека и совокупность методов и научно-технических средств, обеспечивающих собирание, исследование и использование этих признаков для отождествления личности», [1, с. 248].

   Идентификация личности, по мнению Агафонова В. В. осуществляется по словесному портрету, мысленному образу, фотоснимкам и описанию примет, [2, с. 155].

   В габитоскопии выделяют объективные и субъективные отображения внешнего облика человека. К объективным относят фотоснимки, видеоизображения и рентгенограммы. В свою очередь, к субъективным относятся мысленный образ и словесный портрет. Мысленный образ – это представление о человеке, которое содержится в памяти другого человека. Словесное же описание осуществляется с использованием единых терминов. При помощи этих двух методов создаются субъективные портреты. Под субъективным портретом понимается графическое представление преступника, по запечатленному мысленному образу в памяти очевидца. «Отождествление человека предполагает установление того факта, что именно данный конкретный человек является тем лицом, отображение которого имеется и с которым оно сравнивается», [3, с. 110-112].

   В 2011 г. ученный из Калифорнийского университета Синдзи Нисимото с помощью функциональной магнитно-резонансной томографии разработал метод расшифровки динамических изображений в мозге человека. Данный метод дает возможность увидеть в мозге фильмы, которые смотрел человек. Для криминалистики перспектива этой новой технологии видна в том, что чтение мысленных образов может использоваться следователями при допросе подозреваемых, свидетелей или потерпевших.

   В свою очередь, ученные Техасского университета в США пришли к выводу, что информацию, полезную для идентификации человека, можно найти как на лице, так и на теле, [4, с. 761-768]. Проведенные ими исследования показали, что когда виден весь человек, мы сильно полагаемся на лицо для идентификации, даже если тело может быть полезным. Они измерили полезность лица и тела для идентификации, используя изображения незнакомых людей, которые различались по качеству идентификационной информации в лице. Качество лица варьировалось с использованием оценок сходства, полученных с помощью современных алгоритмов распознавания лиц из международного конкурса. Эти алгоритмы оценивали сходство лиц в большом наборе пар изображений, которые показывали «людей», включая лицо и верхнюю половину тела. Используя эти оценки сходства, пары изображений были стратифицированы на три группы, представляющие хорошую, умеренную и плохую производительность для алгоритма распознавания лиц. Участники соответствовали идентичности в парах изображений, отобранных из трех групп, используя версии стимулов, отредактированных в цифровом виде, чтобы показать только лицо или тело. В соответствии с алгоритмом стратификации, производительность с лицом снизилась по трем условиям. Лицо поддерживало более точную идентификацию, чем тело в хороших и умеренных условиях. В плохом состоянии, производительность от лица и тела была сопоставима.

   Используя данные исследования, ученные сравнили суждения об идентичности только для лица и только для тела с суждениями, основанными на исходном изображении. Исходное неотредактированное изображение поддерживало наилучшую общую производительность в хороших и умеренных условиях. Примечательно, что производительность в плохом состоянии была эквивалентна для лица, тела и оригинальных изображений. Результаты показывают, что в плохих условиях просмотра решения по идентификации тела могут быть такими же точными, как и решения, принятые по лицу или по всему телу.

   Установление личности подозреваемых в совершении преступления было и остается одной из самых сложных проблем при раскрытии преступлений. В основном описание личности происходит путем составления субъективного портрета либо со слов свидетелей, либо потерпевшего, [5, с. 28-30].
Конечно, в настоящее время составлять так называемый «фоторобот» стало намного проще, так как появилось множество специальных программ. Наиболее известные из них: «Faces», «3DHead» и «Образ». Каждая из этих программ обладает своими плюсами и минусами, однако, в любом случае использование фоторобота при расследовании и раскрытии преступлений очень эффективно.

   В практике известен случай, когда удалось задержать убийцу 28-летней Ольги Емельяновой по селфи, которое сделала погибшая незадолго до своей смерти. Это фото девушка отправила своему брату в день своего исчезновения. Преступник был найден в очень короткий срок, так как на фото четко видно его черты лица. [6].

   Чаще всего, при идентификации личности объектом выступает лицо человека. Однако, существуют случаи, когда идентификация проводилась лишь по части лица и других частей тела. Если на фото или видео изображается лишь часть тела, например, конечности, то для идентификации знаний в области криминалистической габитоскопии будет недостаточно и понадобится вмешательство медицины, [7, 21-22]. Следовательно, наиболее целесообразным в таких случаях будет проведение также экспертизы медико-криминалистического характера.

   Несмотря на существующий опыт применения признаков внешности в целях идентификации личности как в мировой, так и в отечественной практике, а также на достижения криминалистической техники в данной сфере, существует необходимость в комплексном исследовании и совершенствовании теоретических и практических проблем идентификации личности по признакам внешности.

   Список литературы
   1. Дёмин, К. Е. Криминалистическая техника [Электронный ресурс]: учеб. для вузов / К. Е. Дёмин [и др.]; ответственный редактор К. Е. Дёмин. — М.: Юрайт, 2019. — 380 с. — Режим доступа: https://urait.ru/bcode/446221 (Дата обращения: 18.05.2021).
   2. Агафонов, В. В. Криминалистическая техника [Электронный ресурс]: учеб. пособие для академического бакалавриата / В. В. Агафонов, В. А. Газизов, А. И. Натура, А. А. Проткин; под общей редакцией В. В. Агафонова. — М.: Юрайт, 2019. — 191 с. — Режим доступа: https://www.biblio-online.ru/bcode/434056 (Дата обращения: 21.05.2021).
   3. Самойлов, А. Ю. Особенности изучения и описания признаков внешности для решения экспертно-криминалистических задач [Электронный ресурс] / А. Ю. Самойлов // Черные дыры в Российском законодательстве. — 2016. — № 4. — С. 110-112. — Режим доступа: https://elibrary.ru/item.asp?id=26710642 (Дата обращения: 27.05.2021).
   4. Rice, A., Jonathan Phillips, P., Alice O'toole, J. The Role of the Face and Body in Unfamiliar Person Identification [Electronic resource] / A. Rice // Applied Cognitive Psychology. — 2013. — № 6. — Р. 761-768. — URL: https://www.researchgate.net/publication/259534482_The_Role_of_the_Face_and_Body_in_Unfamiliar_Person_Identification (27.05.2021).
   5. Брижак, З. И., Волочай, С. Н. Повышение эффективности следственных действий (на примере опознания живых лиц) [Электронный ресурс]: / З. И. Брижак, С. Н. Волочай // Российский следователь. — 2013. — № 10. — С. 28-30. — Режим доступа: http://lawlibrary.ru/article2260747.html (Дата обращения: 27.05.2021).
   6. Судебные и нормативные акты РФ [Электронный ресурс]: Приговор № 1-21/2018 от 27 февраля 2018 г. по делу № 1-21/2018. Режим доступа: https://sudact.ru/regular/doc/lDSIaCPewoxv/ (Дата обращения: 28.05.2021).
   7. Романько, Н. А., Зинин, А. М., Хазиев, Ш. Н. О судебно-экспертной идентификации личности по признакам внешности и особенностям строения тела [Электронный ресурс] // Судебная медицина. — 2017. — №1. — Режим доступа: https://cyberleninka.ru/article/n/o-sudebno-ekspertnoy-identifikatsii-lichnosti-po-priznakam-vneshnosti-i-osobennostyam-stroeniya-tela (Дата обращения: 28.05.2021).



Бесплатная публикация

статьи в журнале

Подробнее
Календарь
«    Июнь 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930 
Информация от партнеров