Источники конституционного судебного процесса


Аннотация. В статье рассмотрены ключевые аспекты, касающиеся системы источников конституционного судебного процесса. Автор приводит виды источников, особо уделяя внимание решениям Конституционного Суда РФ, которые отменяют не соответствующие Конституции нормативные акты. Также исследуются точки зрения ученых-правоведов, существующие в юридической научной литературе, относительно места и роли решений КС в системе источников права.

Ключевые слова: Конституционный Суд РФ, конституционный судебный процесс, источники права, правовая система, решения Конституционного Суда РФ, судебный прецедент, нормативный акт, конституционно-правовые нормы.
   Прежде чем рассматривать классификацию источников судебно-конституционного процесса, определим понятие «источники права». В литературе можно встретить различные определения данному понятию. Ряд ученых сходятся во мнении, что это – внешняя форма, в которой выражены и закреплены правила поведения, носящие общий характер. Друга группа авторов полагает, что это – акты, издаваемые компетентными органами государственной власти. Такие акты устанавливают или санкционируют правовые нормы. Таким образом, государство выражает свою волю, которая становится обязательной к исполнению всеми субъектами [1].

   Если же мы говорим именно об источниках конституционного судебного процесса, то под таковыми следует понимать нормативный акт, содержащий в себе конституционно-правовые нормы.

   Как и в любой другой отрасли, основной источник права – это Конституция РФ[2]. В Основном законе государства закреплены нормы, регулирующие важнейшие правоотношения, кроме того, Конституция – это не только сам по себе верховный закон, но также и документ, устанавливающий порядок принятия всех нормативных актов.

   Статья 125 вышеназванного основного документа регламентирует порядок, согласно которому, в РФ создается Конституционный Суд. Но не только в данной статье закреплены положения о КС РФ – они также есть и в иных статьях, где определяется состав КС, порядок, согласно которому, на должность назначаются судьи КС, также определена компетенция, полномочия и назван круг субъектов, уполномоченных на подачу обращения в КС РФ и др. Кроме того, Конституция предусматривает, что предмет регулирования КС должен быть определен в специальном ФКЗ[3]. Указанное обстоятельств освидетельствует о том, насколько важное место занимает КС РФ среди других властных органов. Почему же именно ФКЗ, а не ФЗ регулирует деятельность и статус КС? Здесь еще раз подчеркнем важность КС – ФКЗ, в отличие от ФЗ, имеют особый порядок принятия и изменения.

   Отличительной чертой рассматриваемого нами ФКЗ[3] выступает его содержание: в нем присутствуют нормы, закрепляющие статус КС РФ (материальные), а также те, которые регулируют судопроизводство в конституционной сфере (процессуальные). Но также ФКЗ содержит организационные нормы, которые регулируют обеспечение деятельности КС. Среди особенностей рассматриваемого закона также следует отметить наличие в нем отсылочных норм: они отсылают к иным правовым актам, которые находятся ниже по юридической силе, но, тем не менее, значимыми. Такими актами могут быть: ФЗ, различного рода постановления, акты и пр.

   Вышеуказанным ФКЗ в ч.4 ст. 3[3] установлено также, что важнейшим документом, который определяет деятельность КС РФ, является Регламент КС. Сам Суд принимает и разрабатывает данный Регламент, на основании которого затем осуществляют свою деятельность палаты КС. Данный документ является внутренним, основное назначение которого – закрепление формирующихся в процессе деятельности КС обыкновений практики, затрагивающих организационный и процедурный порядок.

   Другой разновидностью правовых источников являются международные договоры. Тот факт, что международное право прочно вошло в систему права российского, играя в ней немаловажную роль, подтверждает положение ч.4 ст.15 Конституции[2], которая закрепляет за международными нормами и принципами статус неотъемлемой части правовой системы РФ.

   Но, тем не менее, в научных источниках вопрос о роли и месте международных договоров в регулировании конституционного судебного процесса и отечественного права в целом, до сих пор является предметом острых дискуссий и остается проблемой правовой науки.

   Основной проблемой, на наш взгляд, выступает неопределенность юридической силы международных норм. Помимо названной, существует еще проблема в отсутствии уточнения на конституционном уровне вопроса о приоритете международных договоров над российским правом: все ли договоры имеют приоритет, или же только те, чьи решения о согласии на обязательность узаконены. Вышеобозначенные проблемы также стали дискуссионными в юридической науке. Сформировались также два противоположных подхода, которых придерживаются те или иные авторы. Рассмотрим их ниже.

   Так, для сторонников первого из подходов характерно утверждение о том, что универсальным средством в разрешении правовых коллизий (национальное-международное право) является принцип иерархичности. Так, Например, по мнению юриста С.Ю. Марочкина[4], если договор был введен в действие на основании акта, имеющего более низкую юридическую силу, нежели закон, то такой договор в процессе правоприменения никак не будет иметь приоритет перед законом. Если же мы допустим иную ситуацию, то здесь будет явное противоречие юридической логике.

   А вот представители противоположной позиции полагают, что иерархичность должна применяться только до того момента, как международный договор вступит в силу, но при этом никак не распространяться на исполнение таких договоров.  Их позиция основана на Постановлении Пленума ВС РФ от 10.10.2003 [5], в котором установлен приоритет положений международного договора над подзаконными НПА. Но здесь важно, чтобы были соблюдены следующие условия:  сам договор должен быть ратифицирован иным способом, чем принятие федерального закона, а НПА, над которыми он имеет приоритет, должны исходить от государственного органа, который заключил конкретный международный договор.

   Но как же быть в случае возникновения противоречий? Если в отечественной правовой системе появляется такой международный договор, нормы которого противоречат действующей Конституции, то на РФ возлагается обязанность по приведению в соответствие своих положений Основного закона с обязательствами международного характера. Применительно к конституционному правосудию, ситуация такова: исходя из положений Постановления Пленума ВС РФ от 31.10.1995 № 8[6], не должны применяться судом нормы того закона, который регулирует возникшие отношения, в случае, если международный договор РФ устанавливает иные правила, чем в указанном законе. При этом должно быть соблюдено условие, что данный договор:

   - вступил в силу;
   - решение о согласии на обязанность указанного договора принято в форме ФЗ.

   Изложенное выше дает основания утверждать, что при существующих коллизиях между законом и международным договором, Судом должны применяться только те договоры, которые были ратифицированы РФ, так как только они – часть системы национального права[7].

   Еще одним источником рассматриваемого нами процесса выступают федеративные договоры. С их помощью федеральные органы власти и органы субъектов разграничивают предмет ведения и полномочия. В Конституции также есть ссылка на разграничение – в части 3 статьи 11.

   Особое место занимают решения, выносимые самим Судом. Это объясняется тем, что на основании решения КС утрачивает силу акт, если он был признан неконституционным. Указанное положение содержится в ФКЗ от 21.07.1994[3]. В таком случае возникает необходимость восполнить существующий в правовом регулировании пробел. Субъектом, которым неконституционный акт был принят, должно быть инициировано принятие нового акта, который либо отменит предыдущий, либо будет вносить в такой акт изменения (дополнения). Последнее применяется в том случае, если оспариваемый акт был признан не соответствующим Конституции в части. До того момента, пока не будет принят новый акт, подлежат применению положения Конституции[8].

   Изложенное позволяет нам прийти к выводу о довольно значимом влиянии решений КС на систему российского права. Но на данный момент существует проблема с окончательным определением статуса таких решений. И несмотря на столь огромную их значимость в качестве правовых источников, до сих пор не определено место решений КС в отечественной системе конституционного правосудия ни одним нормативным документом[7].
Большинство экспертов-правоприменителей разделяют позицию о том, что к источникам российского права следует относить решения КС, но даже в их среде взгляды относительно юридической природы решения КС существенно отличаются.
   Согласно мнению действующего председателя КС – В.Д. Зорькина, такие решения – своего рода судебные прецеденты, так как обладают нормативным характером, приобретая прецедентное значение как таковое[9]. Но данная позиция представляется нам не совсем верной, поскольку необходимо учитывать, что в России действует романо-германская правовая система, которая не признает понятия судебного прецедента.

   Еще одной точкой зрения, заслуживающей внимания, является позиция, занимаемая С. А. Авакьяном. Автор приводит пример –  Постановление КС РФ от 16.06.1998 г.[10], в котором закреплено положение о равнозначности решений КС и решений законодательных органов. Это означает, что такие решения – один из формальных российских правовых источников.

   Противники вышеназванной точки зрения утверждают, что решения КС очень сложно назвать источниками права. Так, по мнению Н. А. Богданова, это невозможно, в силу отсутствия в таких решениях главного квалифицирующего признака – нормативности.

   При формировании Судом собственных правовых позиций, он обязательно учитывает тот факт, что гражданам право должно быть предельно доступно и понятно, быть формализованным.

   В заключение отметим, что вопрос об источниках права всегда был и остается одним из самых актуальных. Особенно ярко это проявляется в конституционном судебном процессе, поскольку сам КС РФ является особым субъектом, наделенным полномочиями не только по осуществлению правосудия, но и в некоторой части – законотворчества. Учитывая данный факт, можно утверждать, что огромную важность представляют собой решения КС: пусть в нашей стране отсутствует такое понятие, как судебный прецедент, все же данные решения имеют обязательную силу, наравне с законом. Ведь на основании решений КС подлежат отмене в части или полностью различные нормативные акты. Но в целом, полагаем, что вопрос о статусе решений КС в теории конституционного судебного процесса мало изучен и нуждается в дальнейших исследованиях и наработках.

   Список литературы
   1. Саликов М.С. Конституционный судебный процесс.- М., 2003.-416 c.
   2. Конституция Российской Федерации" (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ, от 05.02.2014 N 2-ФКЗ, от 21.07.2014 N 11-ФКЗ).
   3. Федеральный конституционный закон от 21.07.1994 N 1-ФКЗ (ред. от 29.07.2018) "О Конституционном Суде Российской Федерации".
   4. Марочкин С.Ю. Действие и реализация норм международного права в правовой системе Российской Федерации: монография. М.: Норма, 2011. - 288 с.
   5. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 г. N 5 "О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации" (с изменениями и дополнениями).
   6. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. N 8 "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия" (с изменениями и дополнениями).
   7. Добрынин Н.М. Конституционное (государственное) право Российской Федерации. Современная версия новейшей истории государства: Учеб.: в 2 т. Т.1 / Н.М. Добрынин. - Новосибирск, 2015. - 966 с.
   8. Хаткова З.М. Место судебных решений в системе источников конституционного права Российской Федерации // Вестник Адыгейского государственного университета, Серия 1. С. 25-35.
   9. Зорькин В. Д. Прецедентный характер решений Конституционного Суда Российской Федерации // Журнал российского права. 2004. № 12. С. 4.
   10. Постановление Конституционного Суда РФ от 16 июня 1998 г. N 19-П "По делу о толковании отдельных положений статей 125, 126 и 127 Конституции Российской Федерации".


Banner
Гость, оставите комментарий?
Имя:*
E-Mail:


Banner

Бесплатная публикация

статьи в журнале

Подробнее
Календарь
«    Август 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31 
Информация от партнеров
Banner