Сущность и классификация демократических конституционных прав граждан Китая


Меркулов Дмитрий Сергеевич, магистрант
Волгоградский государственный университет

Аннотация. КНР представляет собой социалистическое государство демократической диктатуры народа, руководимое рабочим классом и основанное на союзе рабочих и крестьян. В Конституции КНР закрепляется, что единственным источником власти в стране является ее народ: «Вся власть в Китайской Народной Республике принадлежит народу» (ч. 1 ст. 2) (принцип народовластия). Эту власть китайский народ осуществляет через ВСНП и местные СНП.
Ключевые слова: демократический централизм, Конституция КНР, избирательные права граждан, народ, государственные органы

   Историческое формирование демократических процессов, которые затронули не только политическое устройство, но и в целом всю правовую систему Китайской Народной Республики (далее – КНР) происходило с определенными характерными особенностями, которые были свойственны именно этой стране. Сама правовая система КНР включает в себя общность древнейших традиций, особенность нормативных правил действующего законодательства, регулирующего политические процессы в стране и участие в них граждан, а также определенную политико-социалистическую окраску, которая свойственна именно китайской правовой системе, положения правовых советских институтов и романо-германской правовой семьи [1; С. 69 - 74].

   В то же время правовые нормы, которые существенно влияют на политические и демократические преобразования в стране, имеют в себе определенную окраску, особенность которой придают традиции, преобладающие над общими моральными нормами [2; С. 24 - 31].

   По мнению исследователей, демократический централизм, при историческом развитии и смешении разного рода положений отдельных правовых систем и традиций каждого народа, включает в себя некоторые обязательные компоненты:

   -  назначаемость местных органов государственными при действии принципа передачи указаний по вертикали;
   -  отчетность проводимой партийной деятельности перед высшим партийным руководством;
   -  подчиненность всех членов партии определенной партийной дисциплине;
   -  обязательность решений высшего партийного органа для нижестоящих организаций и членов партии [3; С. 35 - 39].

   Необходимо отметить, что, несмотря на то, что в политическом и партийном устройстве КНР присутствуют характеристики советского государства и коммунистического строя, сами демократические принципы, определяющие права граждан и становление избирательной системы, формируются непосредственно конституционными нормами.

   Действующая с 1982 года Конституция КНР предусматривает не только основы государственного строя страны, но и основы правового статуса граждан, в которые включены и политические права, и особенности китайской избирательной системы, и требования к выборам и референдуму, проводимым по различным вопросам, выяснение которых необходимо для проходящих в стране политических и общественных процессов, имеющих государственное значение.

   Причем, именно конституционными нормами на китайские органы власти законодатель возложил обязанность обеспечения конституционного централизма.

   Народовластие закреплено статьями 1, 2 и 3 Конституции КНР, в соответствии с которыми провозглашается демократическая народная диктатура над государственной властью, само осуществление народовластия происходит через народных представителей, действующих как во Всекитайском собрании (далее – ВСНП), так и в местных собраниях (далее – СНП), избрание которых происходит через реализацию демократической формы выборов [4; С. 84].

   Сам конституционный принцип демократического централизма предполагает, что все государственные органы подлежат назначению путем выборности, все данные органы должны отчитываться в отношении проводимой партийной деятельности перед высшим партийным руководством, данные органы подчинены общей партийной дисциплине, решения высшего партийного органа для нижестоящих организаций и членов партии являются обязательными и все беспрекословно должны данным решениям подчиняться.

   Принцип демократической централизации также проявляется в том, что конституционными нормами предусмотрена процедура отзыва избранных депутатов ВСНП теми выборными органами, которые их избрали. Данное конституционное закрепление также получило свою реализацию в действующем законодательстве об организации и деятельности ВСНП, в соответствии с которым избранные депутаты ВСНП всецело контролируются теми органами, которые передали им депутатские мандаты, ответственны перед этими органами и, в качестве меры ответственности, могут быть лишены своих депутатских полномочий также по требованию избравших их органов (ч. 1 ст. 45 Закон КНР «Об организации ВСНП»).

   Ответственность перед народом в виде отзыва депутата как ВСНП, так и местного собрания может быть осуществлена на основании решения избирателей. Так, в соответствии с действующим законодательством, для отзыва депутата местного собрания требуется решение не меньше, чем 50 избирателей, а для отзыва депутата сельского уровня необходимо решение не менее 30 избирателей.

   Сам отзыв не может содержать только формальные основания, где были бы указаны причины, по которым депутат отзывается. Кроме того, депутат может представить собственные возражения относительно тех обвинений, которые ему будут предъявлены и которые могут служить основанием для привлечения к ответственности в виде отзыва. Причем, для реализации принципа гласности, который является неотъемлемым спутником демократии, основания, по которым депутат отзывается и представленные им возражения должны быть в обязательном порядке опубликованы в местных средствах массовой информации.

   Само решение об отзыве принимается демократическим путем – при помощи проведения тайного голосования избирателей того округа, откуда данный депутат был избран.

   Именно в этом виде конституционная ответственность в Китае приобретает свое воплощение на практике.

   Так, свое право на привлечение к ответственности депутата перед народом, путем его отзыва, реализовали жители района Наныпань г. Шэньчжэня в начале 2003 года. В своем обращении, которое они направили государственным властям, избиратели пояснили, что избранный ими местный депутат Чэнь Хуэйбинь игнорировал различные их обращения в отношении безопасности, которые они не раз ему отправляли, указывая, что их жизнь и собственность подвергаются опасности. Данные обращения оставались без ответа, на них он никак не реагировал.

   Несмотря на то, что само привлечение местного депутата к ответственности перед населением путем его отзыва не было реализовано, сам этот случай, по мнению китайских правоведов, был беспрецедентным случаем, когда подлинные демократические права в этой стране были воплощены на практике [5; С. 242].

   В китайской избирательной системе тайное голосование служит одним из принципов обеспечения полного и беспрепятственного волеизъявления. Однако в китайском действующем Законе от 1 июля 1979 г. «О выборах во Всекитайское собрание народных представителей и в местные собрания народных представителей КНР» (далее - Закон «О выборах КНР») лишь в ст. 36 в самом общем виде сказано, что при проведении выборов «применяется тайное голосование». Конкретная же процедура такого голосования не регламентирована ни в данном Законе, ни в других соотносительных актах.

   Местные СНП существуют на уровне провинций (провинция, автономный район, город центрального подчинения), округов и городов, уездов, волостей. Начиная с ВСНП 6-го созыва установленное число делегатов ВСНП каждого созыва не должно превышать 3000 человек.
Их количество определяется согласно пропорции численности населения различных районов. Провинции и автономные районы с малочисленным населением должны иметь не менее 15 делегатов. При распределении установленного числа делегатов во внимание принимается их национальность, социальное происхождение.

   В результате этого китайские рабочие, крестьяне, интеллигенция, кадровые работники, «Хуацяо», члены демократических партий имеют своих представителей во ВСНП. Активным и пассивным избирательным правом пользуются все граждане КНР, достигшие 18 лет, за исключением лишенных политических прав лиц (п. 2 ч. 1 ст. 34 УК КНР). Выборами во ВСНП руководит его Постоянный комитет (ч. 2 ст. 59 Конституции КНР). Избирательная система Китая характеризуется сочетанием прямых и многостепенных выборов [6; С. 707].

   Статья 7 Закона «О выборах КНР» устанавливает, что руководство проведением выборов во Всекитайское Собрание народных представителей осуществляет Постоянный комитет Всекитайского Собрания народных представителей. Проведением выборов депутатов в собрания народных представителей провинций, автономных районов, городов центрального подчинения, городов с районным делением, автономных округов руководит постоянный комитет собрания народных представителей соответствующей ступени.

   В свою очередь ст. 57 Конституции КНР предусматривает, что высшим органом государственной власти Китайской Народной Республики является Всекитайское Собрание народных представителей. Его постоянным органом является Постоянный комитет Всекитайского Собрания народных представителей. В ст. 58 говорится о том, что Всекитайское Собрание народных представителей и его Постоянный комитет осуществляют законодательную власть в государстве. Отсюда становится совершенно очевидным, что в Китае законодательный орган организует и проводит свои собственные выборы.

   В силу этих причин, в Китае действительно не существует самостоятельной избирательной комиссии, а избирательная работа не может проводиться без вмешательства свыше.

   В КНР избирательные комиссии создаются посредством назначения. Члены избирательных комиссий относятся к кругу лиц, которые пришли из Коммунистической партии Китая (КПК), народного представительного собрания, органов общественной безопасности и других органов.

   В реальности 80 % членов избирательных комиссий являются официальными представителями органов партийной и государственной власти [7].

   Таким образом, в таких условиях обеспечение независимости выборов становится сомнительным. Поэтому можно говорить о том, что в Китае избирательные процедуры нередко проводятся не в соответствии с законом, а по воле отдельных лиц. Более того, здесь существует благоприятная почва для совершения различного рода злоупотреблений. Следует согласиться с теми авторами [8; С. 166], которые считают, что китайское действующее избирательное право является несовершенным, некоторые нормы недостаточно хорошо сформулированы, отсутствуют чёткие процессуальные процедуры.

   Список литературы
   1. Севальнев В.В. Правовое регулирование противодействия коррупции в Китае // Журнал российского права. 2018. N 2(69). С. 69 - 74.
   2. Трощинский П.В. Современное законодательство КНР: проблемы и перспективы развития // Журнал зарубежного законодательства и сравнительного правоведения. 2016. N 3(58). С. 24 - 31.
   3. Лу Сэньтун. Процесс становления института демократического централизма в Китае // Международное публичное и частное право. 2020. № 5. С. 35 - 39.
   4. Зайцева Т.Р. Конституционные основы политической системы Китайской Народной Республики: правовое закрепление и проблемы развития. Наука и образование: хозяйство и экономика; предпринимательство; право и управление. 2016. N 10 (77). С. 84.
   5. Сяньфасюе юаньли юй аньли цзяочэн (Учебный курс по основным положениям конституционного права и практические примеры) / Под ред. Ху Цзиньгуан. Пекин, 2006. С. 242
   6. Сравнительное правоведение: национальные правовые системы / В.Ю. Артемов, Н.М. Бевеликова, Р.Г. Газизова и др.; под ред. В.И. Лафитского. М.: ИЗиСП, КОНТРАКТ, 2013. Т. 3: Правовые системы Азии. С.707.
   7. Пэн Ланьхун. Краткие сведения о конференции «Избирательная практика и изменение избирательного законодательства»
// www.chinaelections.org.
   8. Ван Синьфэн. Исследование об избирательном праве и соотносительных правах - обсуждение об избирательной системе и законодательной практике в Китае // Законность и общество. 2008. № 4. С. 166.


Бесплатная публикация

статьи в журнале

Подробнее
Календарь
«    Май 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31