Соотношение конституционного судебного процесса и уголовно-процессуального права в РФ: роль решений Конституционного Суда в уголовном судопроизводстве


Аннотация. В статье рассматривается вопрос взаимосвязи конституционного и уголовного судопроизводства, через решения Конституционного Суда, как неотъемлемой части российской правовой системы. Автор исследует позиции, существующие в научной литературе, о признании решений Конституционного Суда РФ в качестве источника права и их влияние на уголовный процесс в РФ.

Ключевые слова: Конституционный Суд РФ, уголовное судопроизводство, уголовный процесс, правоприменительная практика, решения Конституционного Суда, прецедент, позитивное право, Уголовно-процессуальный кодекс.

   Являясь важнейшим судебным органом РФ, Конституционный Суд оказывает огромное влияние на все отрасли права и процесса. Одной из сфер, где решения и акты вышеназванного органа наиболее весомо дают о себе знать, является уголовный процесс. Но на данный момент, как в теории, так и в правоприменительной практике, вопрос о значимости таких решений, не имеет однозначной оценки. Вместе с тем, по мере того, как накапливается практика деятельности КС РФ, представления о значимости и влиянии его решений для уголовного судопроизводства постоянно меняются.

   Каким же образом решения КС РФ затрагивают уголовно-процессуальные отношения? Ответ содержится в ст. 3 ФКЗ от 21.07.1994 [1], в которой указаны два вида таких решений:

   1) связанные с толкованием конституционно-правовых норм, лежащих в основе уголовного судопроизводства;
   2) нормы, связанные с проверкой конституционности норм уголовного процесса.

   В этом же ФКЗ дается общее представление о решениях, выносимых КС РФ. Наиболее значимым является положение об обязательности решений КС на всей территории РФ, и их абсолютный характер, выражающийся в их обязательном исполнении всеми субъектами, что закреплено в статье 6 названного ФКЗ. Кроме того, в решениях КС выражена правовая позиция его судей, которая выражается ими без каких-либо политических пристрастий, о чем говорится в статье 29.

   Важно отметить, что решения принимаются КС РФ, судьи которого оценивают правовые нормы как в буквальном смысле, таки в разрезе официального толкования, а также учитывая сложившуюся практику правоприменения и его место в системе правовых актов, что закреплено в ч. 2 ст. 74 ФКЗ[1]. Обращает на себя внимание и окончательный характер таких решений – они не подлежат обжалованию, не требуют подтверждения иными органами.

   Исходя из вышеизложенного, можно говорить об исключительности положений КС РФ, их особом значении для уголовно-процессуальной сферы. Исключительность положений данного судебного органа проявляется в следующих аспектах:

   - «единая» инстанция: КС одновременно служит и первой, и последней инстанцией;
   - обязательность исполнения всеми органами власти;
   - серьезное влияние на формирование правовых норм и практику их применения;
   - наступление нормативных последствий, имеющих важное значение в некоторых случаях для разрешения дел.

   Однако, рассматривая взаимосвязь уголовно-процессуального права и конституционного судебного процесса, следует отметить, что для уголовного судопроизводства решения КС иногда имеют негативное значение. Это обусловлено признанием норм уголовного процесса не соответствующими Конституции на основании его решений. Но, тем не менее, такие решения иногда носят и позитивный характер[2].

   Проблема значения решений КС РФ на современном этапе не теряет своей актуальности и является одной из самых обсуждаемых в юридической литературе. Например, неоднократно поднимался вопрос о том, стоит ли считать решения КС, если они напрямую связаны с толкованием положений Конституции, источниками права? Мнения ученых по данному вопросу расходятся: одни считают, что решения КС – полноценный и значимый источник права, а другие такое мнение считают неверным.

   Но, учитывая особенности решений КС РФ, например, нормативная обязательность его правовых позиций, его решения все же стоит признать значимым источником права, - судебным прецедентом. Обоснованием такой позиции можно считать то, что очень часто КС свои последующие решения основывает на предыдущих, что типично для системы судебных прецедентов.

   Но, несмотря на то, что разногласия в научной среде по данному вопросу существуют до сих пор, решения КС уже несколько лет широко применяются в отечественной практике. По мнению экспертов в сфере конституционного судебного процесса, применение судами правовых позиций КС достаточно распространено в самых различных ситуациях, являющихся предметом судебных разбирательств. Причем судами используется как ограничительное, так и расширительное толкование [3]. Аналогичным образом применяются решения КС не только судами, но и иными субъектами уголовного процесса – органами следствия, дознания, прокурорами.

   Если отталкиваться от мнения о значимости решений КС как прецедентов, то необходимо подчеркнуть, что их значение несколько иное, чем прецеденты в странах с англо-саксонской правовой системой (Англия), ведь здесь нормы позитивного права не применяются. С этой точки зрения, правовые позиции КС РФ предстают в качестве прецедентов толкования, как, например, решения Европейского Суда по правам человека. Правовые позиции указанного органа носят характер прецедентов, однако в странах континентальной правовой системы они уже давно нашли широкое применение, в том числе, и в нашей стране.

   Напомним, проект  УПК РФ был в конце прошлого столетия (1998 год) направлен на международную правовую экспертизу, в которой принимали участие эксперты из Совета Европы. Обязательно было принято во внимание то обстоятельство, что в основу изучения вопроса о соответствии УПК РФ Европейской конвенции 1950 г.[4] положено прецедентное право  ЕСПЧ, которое сформировано в результате нескольких сотен его решений [5]. Исследователи, являющиеся противниками подхода использования прецедента в системе российского права, используют в качестве аргументов те обстоятельства, что Россия – государство с системой позитивного права, ратифицировавшая  вышеназванную Конвенцию. А это означает, что на территории страны действует теперь юрисдикция ЕСПЧ, которая, тем не менее, распространяется как на страны позитивной системы, так и прецедентной.  Но система российского права (в частности, уголовно-процессуального) должна быть выстроена таким образом, чтобы в ней учитывалось отношение, которое принято в странах Европы, к решениям ЕСПЧ, как к правовым источникам.

   Говоря о влиянии конституционного судопроизводства на уголовный процесс, нельзя не отметить особый статус КС РФ, в связи  с которым, он наделен функцией конституционного контроля, которая выражается в полномочии Суда поддерживать и обеспечивать условия для реализации конституционных положений, а также следить за строгим соответствием принятых актов в иных отраслях, Основному закону. Это вовсе не означает, что КС заменяет законодательную власть в тех или иных вопросах, однако он вправе и даже обязан немедленно реагировать на несоответствия и недочеты в ее деятельности, что и является в некоторой степени, его правотворческой функцией.

   Безусловно, что решения КС играют незаменимую роль в уголовном процессе РФ. Исходя из многолетней практики правотворчества, можно констатировать, что совокупность принятых КС решений может значительно повлиять на то, каким образом будет выстроена концепция уголовного судопроизводства. Небезызвестен тот факт, что практически перед принятием действующего УПК, КС РФ своими последовательными решениями фактически приблизил российский уголовный процесс к выстроенному на принципе состязательности сторон. Как справедливо отметил В. П. Божьев, такая деятельность КС РФ представляла собой «тихую революцию»[6], что, безусловно, положительно сказалось на новом УПК РФ. Однако, что же мы наблюдаем сейчас? На данном этапе формирования законодательства КС РФ исходит от обратного, что, безусловно, отражается в уголовно-процессуальной сфере законодательства: действующий на данный момент УПК далек от ранее принятого в 2001 году[7].

   Очевидно, что в данном случае проявил себя один из специфический моментов деятельности КС, который продолжает играть немаловажную роль для современного уголовно-процессуального законодательства. Речь идет о том, что КС оказывает мощнейшее влияние на весь уголовный процесс через его право оценивать существующие процедуры, закрепленные в УПК, на предмет их конституционности. Причем такая оценка проводится Судом с позиции имеющихся «здесь и сейчас» государственных новаций и приоритетов, которые существенно изменились. Также обратим внимание на вполне справедливое замечание Председателя КС РФ - В.Д. Зорькина, считающего, что КС РФ «идет в ногу со временем» в интерпретации духа Конституции, что позволяет Суду вносить изменения в ранее существовавшие правовые позиции [8]. Вышеуказанная специфика КС РФ, которая находит отражение в его решениях, лишний раз указывает на его схожесть с ЕСПЧ. Предыдущим председателем ЕСПЧ высказывались соображения по поводу мобильности толкования норм Конвенции 1950 г.: он назвал их программными формулировками, в отношении которых допустимо расширительное толкование и интерпретация, согласно меняющимся условиям.

   Формирование европейских стандартов в отечественном уголовном процессе началось благодаря именно решениям КС РФ, который все чаще ссылается на решения ЕСПЧ, проводя таким образом, основные идеи Европейской конвенции. Данное обстоятельство, на наш взгляд, способствует укреплению гарантий прав и свобод участников процесса.
Благодаря решениям КС, УПК РФ претерпел ряд существенных изменений, среди которых – внесенные в ст. 237 и 405[7]. Параллельно, решения КС РФ выполняют и другую важную задачу – формируют более конституционную практику правоприменения в уголовном судопроизводстве.

   Но все ли так замечательно на самом деле? Полагаем, что целесообразно будет упомянуть и о проблемах в рассматриваемой нами сфере. Дело в том, что своими решениями КС РФ в области уголовно-процессуального законодательства, в которых он находит несоответствия УПК Конституции, могут нести обратный эффект, что приводит к нестабильности ведущих положений уголовно-процессуального закона. А это, в свою очередь, влечет за собой дезориентацию среди правоприменителей, существенно снижая уровень правосознания субъектов уголовного-процесса: прокуроров, следователей, судей, а также дискредитирует их доверие к закону. Осложняет ситуацию еще и слишком медленная реакция законодателя на решения, выносимые КС. Если же какая-либо норма будет признана решением КС РФ не соответствующей Конституции, то иного выхода из такой ситуации, кроме как устранение появившегося пробела вправе путем внесения изменений в УПК, не существует.

   В заключение все же следует отметить, что та роль решений КС РФ, которую сегодня они играют в отечественном уголовно-процессуальном законодательстве, несмотря на двоякое и неоднозначное к ней отношение со стороны исследователей и правоприменителей, все же существует и продолжит существовать, оставаясь ведущей. А это, в свою очередь, способствует развитию российской уголовно-процессуальной науки в данном направлении, побуждая ее к разработке новых теоретических аспектов и предложений.

   Список литературы
   1. Федеральный конституционный закон от 21.07.1994 N 1-ФКЗ (ред. от 29.07.2018) "О Конституционном Суде Российской Федерации".
   2. Васильева, Е.Г. Вопросы уголовного судопроизводства в решениях конституционного суда РФ в 2-х частях. Часть 2. Практическое пособие / Е.Г. Васильева. - М.: Юрайт, 2018. - 601 c.
   3. Васильева, Е. Г. Вопросы уголовного судопроизводства в решениях Конституционного Суда Российской Федерации. В 2 частях. Часть 2 / Е.Г. Васильева, Е.В. Ежова, Р.М. Шагеева. - М.: Юрайт, 2017. - 362 c.
   4. Конвенция о защите прав человека и основных свобод" (Заключена в г. Риме 04.11.1950) (с изм. от 13.05.2004) (вместе с "Протоколом [N 1]" (Подписан в г. Париже 20.03.1952), "Протоколом N 4 об обеспечении некоторых прав и свобод помимо тех, которые уже включены в Конвенцию и первый Протокол к ней" (Подписан в г. Страсбурге 16.09.1963), "Протоколом N 7" (Подписан в г. Страсбурге 22.11.1984)).
   5. Витрук Н. В. Конституционное правосудие. Судебно-конституционное право и процесс: учеб, пособие. 4-е изд. М., 2012.
   6. Божьев В. «Тихая революция» Конституционного Суда в уголовном процессе Российской Федерации. // Рос. юстиция. 2002. № 10. С. 9.
   7. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации" от 18.12.2001 N 174-ФЗ (ред. от 24.04.2020).
   8. Вильдхабер Л. Отношения между Европейским судом по правам человека и национальными судебными органами. // Сравнительное конституционное обозрение. 2007. № 1 (58). С. 87-89.


Banner
Гость, оставите комментарий?
Имя:*
E-Mail:


Banner

Бесплатная публикация

статьи в журнале

Подробнее
Календарь
«    Август 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31 
Информация от партнеров
Banner