Реализация принципа разделения властей на уровне субъектов РФ


Аннотация. В статье рассмотрена реализация модели разделения властей на уровне субъектов РФ. Автор приводит характеристику принципа разделения властей, закрепленного в Конституции РФ, сравнивая его с существующей моделью в субъектах РФ, учитывая особенности правового статуса тех или иных субъектов. В заключении сформулирован вывод о неабсолютности принципа разделения властей, о невозможности его полной реализации.

Ключевые слова: принцип разделения властей, система сдержек и противовесов, конституции субъектов РФ, система органов государственной власти.

   Отношения в любом обществе и в государстве не стоят на месте – они динамичны и постоянно усложняются, совершенствуется государственное управление. Это приводит к появлению новых моделей, согласно которым, происходит реализация принципа разделения властей. Все чаще в последнее время выделяют иные, нестандартные ветви, особую роль отводя президентской и контрольной власти [1].

   Ряд исследователей придерживается мнения о том, что существуют некие внесистемные элементы разделения властей, взаимодействующие и непосредственно относящиеся к трем традиционны ветвям. Такими звеньями выступают, например, Президент и прокуратура. Некоторыми учеными выдвигаются и иные позиции о том, какую роль играет Президент в системе разделения властей, причем следует отметить, что такие суждения имеют под собой основу в виде анализа статей 10-11 Конституции РФ [2]. И здесь как раз можно увидеть существенное противоречие уже в самой Конституции: так, Основной закон закрепляет три ветви власти в РФ, но тут же называет четыре вида властных органов, в число которых входит Президент. Сложности также вызваны и существованием иных органов власти, не входящие ни в одну из ее традиционных ветвей: например, Счетная палата РФ, Уполномоченный по правам человека и др.

   Если говорить о принципе разделения властей в РФ, то впервые он получил официальное закрепление в Декларации от 12.06.1990 г. [3], позднее перешедший в Конституцию РСФСР. Но при смене Конституции в 1993 году данный принцип был существенно нарушен, что привело к глубочайшему кризису – противостояние исполнительной и законодательной власти. Именно поэтому в действующей Конституции указанный принцип закреплен в качестве одной из основ конституционного строя государства. Каждая ветвь власти закрепляется как самостоятельная и независимая от других, согласно вышеупомянутой статье 10.

   Почему же так важно соблюдать принцип разделения властей? Это обусловлено существующим политическим режимом в государстве: демократия может существовать только там, где функции между государственными органами четко разделены, исключена возможность узурпации власти в чьих-либо руках. В случае, если же законодательные, исполнительные и судебные полномочия будут сосредоточены в одном государственном органе, это откроет прямой путь к установлению диктатуры в стране.

   Конкретизируя современное понимание принципа разделения властей, отметим, что оно характеризуется следующими обязательными признаками:

   - высшая юридическая сила законов, их принятие только парламентом;
   - подотчетность главе государства исполнительной власти, ее ограниченное законотворчество (основная функция – исполнение законов);
   - соблюдение баланса между вышеназванными двумя органами власти;
   - независимость судебной системы;
   - невмешательство каждой из ветвей власти в деятельность другой;
   - конституционное разрешение споров о компетенции;
   - соблюдение системы сдержек и противовесов;
   - взаимоконтроль и взаимодействие между ветвями власти.

   Но поскольку Россия является федеративным государством, в состав которого входит множество субъектов, то система разделения властей применима на уровне данных субъектов. Отметим, что учеными при оценке качества реализации данного принципа сформулированы далеко неоднозначные выводы. Так, по мнению В. Е. Чиркина, власть субъекта не должна именоваться государственной, ученый критикует данные положения. Он считает, что государственная власть исходит только от самого государства, а если признавать данную власть в субъектах, то это может привести к неверному, двойственному пониманию такой власти. Исследователь считает, что данные утверждения приводят к правовым разночтениям и нуждаются в незамедлительном устранении [4].

   Другие ученые полагают, что система разделения властей в субъектах РФ несовершенна и недостаточно разработана, поскольку в подавляющем большинстве субъектов РФ отсутствуют органы конституционной юстиции[5]. Еще одним ярко выраженным вопросом, вызывающим дискуссии среди исследователей, является правовой статус высшего должностного лица субъекта РФ в системе разделения властей. Исходя из смысла статьи 77 Конституции, субъекты самостоятельны в установлении собственной системы властных органов, основываясь на конституционном строе и на принципах организации представительных и исполнительных органов, регламентируемых ФЗ. Примером такого нормативного акта является ФЗ от 6 октября 1999 г. № 184-ФЗ[6], в котором наиболее полно раскрыто содержание принципа разделения властей. Указанный НПА также называет цель разделения, которая заключается в обеспечении баланса полномочий, недопущении концентрации всех полномочий в ведении какого-либо органа или лица. Но при более детальном анализе данного положения мы можем прийти к неутешительному выводу: при существующей системе устройства власти в РФ, а также при наличии сложностей в реализации рассматриваемого нами принципа, данное положение закона еще больше способствует рассогласованности.

   Наиболее ярко выражен принцип разделения властей в законах субъектов РФ. Те особенности, которые существуют в системе организации государственной власти на субъектном уровне, определяют закрепление данного принципа в законе. Такие особенности обусловлены правовым положением того или иного субъекта. На первый взгляд, может показаться абсурдом данное утверждение, ведь федеральная конституция закрепляет равенство всех субъектов. Однако все же, правовой статус каждого из них обладает определенной спецификой: например, республики в составе РФ объявляются государствами, тогда как другим субъектам такого права не предоставлено (они могут считаться лишь государственными образованиями). Но в РФ существуют также и автономии – данные субъекты отличаются тем, что могут быть частью области или края, что не позволяет рассматривать их в качестве государственного образования. Но, стоит также подчеркнуть, что особенности правового статуса субъекта РФ. Несмотря на особенности правового статуса, все субъекты Федерации при построении все же не могут влиять на закрепленный Конституцией принцип единства власти, что важно учитывать субъектам при создании собственных органов. Анализируя содержание конституций и других основных законов субъектов, мы видим, что разделение выражается в том, что делится единая государственная власть в том или ином регионе, а единой она является по своему источнику, целям и направленности деятельности всех органов. В конституциях некоторых субъектов данное положение может быть закреплено прямо: так, конституция Башкортостана содержит положение о единстве государственной власти, основной закон Пензенской области закрепляет аналогичное положение.

   Следует также отметить, что собственная сформированная система законодательства существует в каждом субъекте РФ. Такая система включает в себя конституции, уставы, законы и подзаконные НПА. Ранее уже отмечалось, что правовой статус субъекта закреплен в его уставе, а если речь идет о республике – то в ее конституции. Многие республики в своих конституциях закрепляют положения о президенте республики (например, в Мордовии, существует институт главы республики).

   На основании ФЗ от 06.10.1999 президенты республик являются высшими должностными лицами субъектов РФ, и соответственно, возглавляют исполнительную власть в них. Данное положение вполне справедливо, если мы обратимся к общим принципам федерализма в РФ. Выше нами упоминалось о системе сдержек и противовесов, как одной и ключевой составляющей принципа разделения властей. Применимо к субъектам РФ, в качестве таковых можно назвать право президентского вето на принятые парламентом субъекта законы. Кроме того, президенты республик могут отправить в отставку правительство своей республики, либо формировать его с согласия парламента субъекта, представлять парламенту кандидатов на должности в конституционном суде, назначать выборы парламента республики.

   Особенностью некоторых республик РФ (например, Мордовия и Татарстан), является наличие у главы республики право на отмену постановлений и распоряжений кабинета министров. Таким правом главы указанных республик наделены, если названные НПА противоречат местным конституциям и другим законам, президентским указам [7]. В конституции Мордовии (и в ряде других) есть положение о праве главы республики на роспуск Государственного собрания. Таким правом глава наделен при наличии соответствующих оснований, например, при выявлении неоднократных грубых нарушений федеральной Конституции и республиканской [8].

   Характерным признаком вышеупомянутой системы сдержек и противовесов является также то, что законодательная власть субъекта РФ может принять решение о проведении референдума в республике, ее представители вправе избирать судей конституционного суда, решать вопрос о доверии правительству[9].

   Немаловажную роль в вышеуказанной системе играет и исполнительная власть (правительства республик). Множество конституций содержат положения о подотчетность президенту и парламенту правительства. Такая подотчетность выражается в праве законодательного органа на вотум недоверия, влекущий отставку правительства. Но в республиках последствия вотума неоднозначны. Так, например, одни республики предоставили право на вотум президенту, а другие – законодательному органу [10].

   Но подобная система сдержек и противовесов действует не только в республиках. Иные субъекты РФ также имеют свои законодательные и исполнительные органы (собрания, думы, администрации, правительства). Но в отличие от республик, возглавляет такой субъект не президент, а глава администрации, губернатор, в чьем подчинении находится орган исполнительной власти. Признаками вышеуказанной системы здесь выступают: право возврата принятого закона на повторное рассмотрение, которым наделен глава администрации. При повторном рассмотрении закона, для его принятия уже необходимо не менее, чем 2/3 голосов депутатов. Глава администрации также вправе обжаловать решение парламента в суд, а законодательный орган, в свою очередь, вправе выразить недоверие главе администрации, заслушивать его по ряду вопросов: например, исполнение законов, бюджета, планов и программы социально-экономического развития. Концентрации власти в одних руках препятствует также и установленные требования к депутатам парламента: они не вправе параллельно находиться на руководящей должности в администрации.
По нашему мнению, существующий принцип разделения властей не является абсолютным, о чем говорится в науке теории государства и права [8]. Это обусловлено существующей необходимостью согласовывать и взаимно контролировать действия различных ветвей власти между собой. Кроме того, все три ветви власти действуют сообща, так как призваны решать общие задачи. По этой причине полная реализация рассматриваемого нами принципа невозможна.

   Подводя итог проведенному исследованию, мы пришли к выводу, что разделение властей в субъектах РФ организовано по аналогичному федеральному принципу, с обеспечением самостоятельности и одновременно – подотчетности и взаимоконтроля каждой из ветвей власти другой. Этим и объясняется сходство в системе формирования органов власти на федеральном уровне с системой, действующей в субъектах.

   Список литературы
   1. Безруков А. В. О необходимости формирования и месте конституционных (уставных) судов субъектов РФ в механизме разделения властей / А. В. Безруков // Журнал конституционного правосудия. – 2013. – № 1.
   2. Конституция Российской Федерации" (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ, от 05.02.2014 N 2-ФКЗ, от 21.07.2014 N 11-ФКЗ).
   3. Декларация СНД РСФСР от 12.06.1990 N 22-1 "О государственном суверенитете Российской Советской Федеративной Социалистической Республики".
   4. Чиркин В. Е. Публичная власть в современном обществе / В. Е. Чиркин // Конституционное и муниципальное право. – 2013. – № 4.
   5. Кильметова Р. Р. Высшее должностное лицо в системе государственной власти субъекта Российской Федерации / Р. Р. Кильметова // Общество и право. – 2010. – № 2.
   6. Федеральный закон "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" от 06.10.1999 N 184-ФЗ (последняя редакция).
   7. Карасев А. Т. Глава государства в системе разделения властей: некоторые вопросы характеристики полномочий / А. Т. Карасев, А. С. Морозова // Конституционное и муниципальное право. – 2013. – № 8.
   8. Байкин И. М. Взаимоотношения прокуратуры и президентской власти в системе разделения властей России / И. М. Байкин // Государственная власть и местное самоуправление. – 2009. – № 10.
   9. Кужиков, Д.А. Правовые способы изменения государственно – территориального устройства Российской Федерации / Вестник Московского университета МВД России. 2019. № 8. С. 58-64.
   10. Баглай, М. В. Конституционное право Российской Федерации: Учебник / М.В. Баглай. — 10-e изд., изм. и доп. — М.: Норма: НИЦ ИНФРА-М, 2019. — 784 с.


Banner
Гость, оставите комментарий?
Имя:*
E-Mail:


Banner

Бесплатная публикация

статьи в журнале

Подробнее
Календарь
«    Июль 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031 
Информация от партнеров
Banner