Соотношение Конституции РФ с конституциями и уставами субъектов


Аннотация. В статье автором исследуется вопрос о соответствии федеральной Конституции конституций республик РФ, а также уставов ее иных субъектов. Рассматриваются существующие на сегодня проблемные аспекты, с примерами конкретных нарушений, а также говорится о необходимости и важности соответствия конституций и уставов субъектов федеральному Основному закону.

Ключевые слова: Конституция РФ, уставы субъектов РФ, конституции республик РФ, федеральное законодательство, нормативные правовые акты, верховенство Конституции.
   Будучи государством с федеративным устройством, Россия допускает помимо федерального Основного закона, создание конституций или уставов на уровне своих субъектов. Сама Конституция РФ в статье 5 (часть 2), закрепляет положение, согласно которому, республики в составе государства могут создавать собственные конституции и законодательство. То же самое касается и других субъектов РФ – помимо собственных законов, они вправе создавать уставы.

   Изложенное выше означает установление особой роли на конституционном федеральном уровне данных актов, так как они выделяются из понятия общего законодательства субъектов.

   Кроме того, федеральная Конституция в статье 66[1] устанавливает определение статуса субъекта двумя нормативными актами: как Основным законом РФ, так и конституцией (или уставом) данного субъекта.

   Но почему же именно республики РФ вправе принимать собственные конституции? По сути, федеральной Конституцией устанавливается равенство субъектов, входящих в состав федерации. А здесь получается, что республика наделена правом «отдельного государства». Данное правомочие – следствие традиций, поскольку ранее республики обладали таким правом, а буквально в конце прошлого столетия их признавали государствами (пусть и не наделенными суверенитетом). Что характерно для наименований основных законов республик, то за исключением одной из них – Калмыкии, все они названы конституциями. В Калмыкии действует Степное Уложение.

   Если взять иерархию законодательства, то Конституция занимает высшую позицию, так как обладает верховенством над всеми НПА. Из этого следует, что те НПА, которые не соответствуют ей, применяться не должны. Обязательность соответствия Основному закону установлена для всех НПА, и конституции субъектов – не исключение[2]. Действуя на всей территории, Конституция РФ является воплощением целостности государства и единства системы власти в нем.

   Но, несмотря на обязательное условие соответствия НПА субъекта федерально Конституции, его принятие все же относится к ведению самого субъекта. Для НПА субъектов, кроме общих требований, закрепленных в статье 15 Конституции, установлены и иные, специальные полномочия, речь о которых идет в ст. 72, 73, 104 и 125 Конституции[1]. Но за рамками вышеобозначенных норм субъекты полностью самостоятельны в  вопросах установления содержания своих конституций и уставов.

   Но для того, чтобы в полной мере соблюдалось соответствие конституций республик и уставов иных субъектов федеральной Конституции, необходимы четкие правовые гарантии. Таковыми являются:

   - верховенство Конституции РФ;
   - действие на всей территории, высшая юридическая сила;
   - соответствие основам конституционного строя системы власти в субъектах РФ;
   - достижение обоюдного согласия РФ и субъекта в целях изменения его статуса;
   - проверка соответствия федеральному законодательству НПА субъектов, которую осуществляет Конституционный Суд РФ[3]. В случае выявления несоответствия, такой НПА прекращает действовать. Но в действительности, данный пункт вызывал ранее множество сложных аспектов, поскольку основной причиной является несформированность такого механизма, который обеспечил бы реализацию постановлений КС РФ.

   Множество верховных НПА субъектов РФ приняты или изменены в последние три года после принятия основной Конституции. Активные изменения существующих конституций и уставов даже стоит считать особенность того периода, поскольку назрела необходимость конкретизировать принципы новой Конституции, учитывая при этом переходный характер реформ.

   Пик изменений вышеназванных НПА субъектов пришелся на момент принятия ФЗ от 06.10.1999 г.[4], подвергавшийся неоднократным изменениям с 1999 по 2014 год.

   Следует отметить разную степень стабильности НПА в различных субъектах. Так, часть субъектов используют конституции, принятые еще в 90-е годы, однако они также подверглись изменениям; а другие заменили старые конституции в начале текущего столетия на новые. Таких субъектов насчитывается свыше 35. Указанные данные свидетельствуют нам о том, что динамика обновления довольно интенсивна[5]. Причины изменений могут быть разнообразными: например, образование нового субъекта, как это происходило в 2007-2009 годах – Пермский край, Камчатский край и Иркутская область (слияние с соседними субъектами).

   Как конституции, так и уставы иных субъектов (кроме республик) – главные учредительные документы. Часто можно встретить, что уставы носят название основных законов. Это делается для того, чтобы отметить высшую юридическую силу данного документа на территории того или иного субъекта.

   Впервые законодательное закрепление право на принятие устава субъектом (его представительным органом) получило в Законе РФ от 05.03.1992 N 2449-1[6]. Несмотря на то, что преобразование краев и областей в субъекты РФ еще не было завершено на тот момент, указанные НПА негласно именовались «малыми конституциями».

   Вернемся к вышеупомянутому вопросу о равноправии субъектов РФ. Так, существующие на сегодня конституции республик и уставы иных субъектов практически не имеют серьезных отличий, что и отражает равенство всех субъектов, опираясь на ст. 5 Конституции. Но, тем не менее, различия все же есть. Рассмотрим их более подробно.

   Ярким отличием является способ принятия рассматриваемых нами актов. В статье 66 Конституции прописано, что республика вправе определять способ принятия собственной конституции, а вот иной субъект в таком праве ограничен: устав может приниматься только его представительным органом. Кроме названного, уставы довольно редко содержат нормы, затрагивающие права и свободы, нежели в конституциях, несмотря на тот факт, что права и свободы – исключительное ведение РФ. Тем не менее, в конституциях республик встречается и до сих пор указанная сфера.

   Следующим, не мене значимым различием, является объект конституционно-правового регулирования. Учитывая то обстоятельство, что предметы ведения РФ и ее субъектов различны, федеральная Конституция и аналогичные документы субъектов обладают своими объектами регулирования.

   Различаются вышеупомянутые НПА и в территориальном плане: так, Конституция РФ действует на всей территории страны, тогда как аналогичные документы в субъектах распространяются только на конкретный субъект. Редкое исключение представляет собой экстерриториальное действие названных выше НПА. Яркий пример – возникновение межсубъектных споров, а также в случае, когда требуется подписать межфедеральный или межрегиональный договор[7]. Здесь возникает необходимость в применении ссылки на конкретные нормы конституций республик, уставов субъектов, которые оказываются участниками правотворчества и правоприменения, лежащего вне их территориальных границ.
Наиболее важным как в теории, так и на практике, является то, насколько правильно установлено соотношение между федеральным Основным законом и аналогичными законами субъектов. В настоящее время данный вопрос является наиболее дискуссионным, так как вызывает ряд противоречий во взглядах на взаимодействие вышеуказанных актов.
   Наиболее остро стоит вопрос о том, как обеспечить точное соответствие федеральной Конституции аналогичных документов субъектов РФ. Это, кстати, вопрос совместного ведения РФ и субъектов, исходя из смысла статьи 72 Конституции. Из этого следует, что контролировать соответствие вышеуказанных НПА федеральному Основному закону, обязана не только федерация, но и ее субъекты.

   Однако, несмотря на существующие гарантии, призванные обеспечивать соблюдение Конституции, к сожалению, наблюдается нарушение ее некоторых положений со стороны ряда субъектов. На протяжении довольного долгого периода имело место со стороны некоторых республик нежелание устранять нарушения, мотивируя это тем, что над Конституцией РФ имеет приоритет Федеративный договор, а также двусторонний межфедеральный договор.

   Однако в начале текущего столетия ситуация начала меняться к лучшему: повысился уровень конституционности НПА, принимаемых субъектами. Но, тем не менее, проблема в полной мере так и не устранена. Так, грубейшими нарушениями можно считать использование термина «суверенитет» во всех его значениях в конституциях республик. На указанную проблему неоднократно обращал внимание КС РФ. Но в конституции Чеченской Республики до сих пор такой термин присутствует.

   Также неконституционным является положение конституции Татарстана, которое закрепляет «гражданство» республики. Однако статья 6 федеральной Конституции закрепляет принцип единого и равного гражданства РФ.

   В заключение хотелось бы отметить, что на данном этапе, несмотря на четко закрепленные конституционные гарантии, а также наличие совместных предметов ведения РФ и субъектов, все же по-прежнему ситуация с соответствием актов субъектов федеральному законодательству, остается нерешенной. На наш взгляд, было бы правильным возложить ответственность за устранение имеющихся несоответствий на конкретные субъекты РФ, которые их допускают.

   Список литературы
   1. Конституция Российской Федерации" (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ, от 05.02.2014 N 2-ФКЗ, от 21.07.2014 N 11-ФКЗ).
   2. Некрасов С.И. Конституционное право России: учебное пособие/рекомендовано Мин. образования и науки РФ. –М.: Юрайт, 2012. – 351 с.
   3. Маркгейм М.В. Конституционное Право Российской Федерации: учебник. – СПб: Юридический центр Пресс, 2013. – 439 с.
   4. Федеральный закон "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" от 06.10.1999 N 184-ФЗ (последняя редакция).
   5. Г.Н. Комкова Конституционное право Российской Федерации / Г.Н. Комкова, Е.В. Колесников, М.А. Кулушева. - М.: Юрайт, Юрайт, 2015. - 384 c.
   6. Закон РФ "О Краевом, областном Совете народных депутатов и краевой, областной администрации" от 05.03.1992 N 2449-1 (последняя редакция). Документ утратил силу.
   7. Н.В. Корнеева Конституционное право России / Н.В. Корнеева. - М.: Питер, 2017. - 176 c.


Бесплатная публикация

статьи в журнале

Подробнее
Календарь
«    Май 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31