Права человека в связи с изменениями Конституции РФ: международное или национальное право?


Аннотация. В статье обсуждается вопрос о роли международно-правовых норм в системе российского права: насколько они значимы, в чем заключается их приоритетность. Автор рассматривает данную проблему в свете недавно предложенной поправки в Конституцию РФ о приоритете российского права над международным. Выявляется суть данной поправки, а также пробелы, которые нуждаются в проработке.

Ключевые слова: поправки в Конституцию РФ, суверенитет РФ, международные договоры, международное право, приоритет национального права, права и свободы человека и гражданина.
   В свете недавних событий – предложением Президента РФ внести ряд поправок в действующую Конституцию, одним из особо острых и актуальных стал вопрос о приоритете национального права над правом международным. Мнения по данному вопросу разделились: одни утверждают, что российское право будет полностью верховенствующим, отменив все нормы и соглашения международного характера, другие, напротив, не видят никакой критичности в этом изменении, поскольку никто ничего отменять не собирается, а поправки затронут лишь некоторые, не столь существенные аспекты: например, международные соглашения РФ, если они будут противоречить Конституции и т.п.

   Но что же на самом деле принесет указанная поправка? Так как первоначально многие предположили, что изменения коснутся ст. 15 Конституции, то это вызвало бурю негодования, однако впоследствии было сделано уточнение: изменения будут внесены в ст. 79 Основного закона[1]. На первый взгляд, все вроде бы и так понятно, обсуждений быть не должно. Однако, мы считаем, что все же осталась неопределенность и непонимание: это обусловлено отчасти тем, что данная поправка не столь обсуждаема, как остальные, т.е. ей уделили меньше внимания.

   Поскольку данная тема все же вызвала множество дискуссий, то она и будет являться предметом рассмотрения настоящей статьи, поговорим о ней подробно, разберемся в деталях.

   Для того, чтобы увидеть наиболее полную и отчетливую картину всех изменений в российской правовой системе на уровне Основного закона, необходимо кратко осветить суть международного права, как части отечественной правовой системы, его источники и принципы, а также разобраться с понятием «приоритет».

   В самом общем, наиболее простом понимании, приоритет норм международного права означает, что его нормы находятся над законодательством той или иной страны (на нашем примере – России), а применение таких норм является обязательным в тех случаях, когда возникают коллизии между нормами российского права и нормами, выработанными в праве международном.

   Но почему же так важно для российской системы международное право? Откуда данный принцип приоритета появился в действующей Конституции 1993 года? Формирование существующей сегодня системы международного права началось после окончания Второй мировой войны, а его основные положения нашли свое отражение в Уставе Организации Объединенных Наций[2]. Данный Устав включает в себя общие принципы и цели международного права, которых должна придерживаться и наша страна, поскольку входит в ООН.
Не менее важным международным документом для России является также Всеобщая декларация прав человека и международные пакты: об экономических, социальных и культурных правах, и о гражданских и политических правах. Но данными документами российская правовая система не ограничивается, Россия также является участником огромного числа международных договоров, конвенций и соглашений.
   Статья 15 Конституции, о которой уже упоминалось выше, в ч. 4, устанавливает, что часть отечественной правовой системы – это как раз общепризнанные нормы и принципы международного права, а ч. 1 ст. 17 Конституции признает и гарантирует права и свободы человека и гражданина, в соответствии с общепризнанным принципам и нормами международного права и Конституцией[1]. Однако сам приоритет международного права закрепляется во все той же ч. 4 ст. 15, которая регламентирует необходимость применения правил международного договора, если они отличаются от положений отечественного законодательства.

   Но вопрос заключается в том, абсолютен ли приоритет международного права в российской правовой системе? По данной позиции существует Постановление Конституционного Суда РФ[3], доказывающее, что верховенством обладает только Конституция. Данный документ содержит разъяснение смысла статей 15, 79 и 125 Основного закона[1], исходя из которого, Конституция устанавливает запрет на заключение РФ таких международных договоров, которые ей не соответствуют, равно, как и несоответствующие ей правила уже заключенных международных договоров России не могут быть применены. Это объясняется тем, что Конституция РФ имеет верховенство на всей ее территории.

   На основании вышеизложенного, мы можем отметить, что приоритет существует, однако абсолютным он не является. Учитывая, что поправки не коснутся ч.4 ст.15 Основного закона[1], то полностью такой приоритет устранен не будет. Здесь, на наш взгляд, другая ситуация: Россией в случае коллизии с отечественными правовыми нормами, применяются только те международные договоры, которые она сама же и подписала. В этом, собственно, и заключается суть приоритета: то есть, российская правовая система в принципе не может применять какие-либо противоречивые договоры, так как все международные документы появляются в ней исключительно при волеизъявлении государства, которые могут быть выражены в форме ратификации, принятия, присоединения и утверждения.

   Но проблема заключается не в том, что решения российских судов, которые применяются на территории РФ, вынесенные ранее, и используют нормы международного права в случае коллизий. Они никакой угрозы суверенитету РФ не представляют. Проблема очевидно, в том, что Россия не всегда может исполнять решения международных органов.

   Но как быть, например, если решение, вынесенное по жалобе гражданина Международным Судом по правам человека, вдруг станет «необязательным» к исполнению на территории РФ? Означает ли это, что тем самым права российских граждан будут существенно ущемлены? Кроме того, назревает другая опасность – будет ли ущемлен российский суверенитет международными решениями?

   Европейским Судом по правам человека только за прошедший 2019 год вынесено около 200 решений по жалобам, поступившим из России. И только в 5 из всех поступивших обращений отсутствовали какие-либо нарушения Европейской конвенции, тогда как в остальной части нарушения выявлены. Большую часть составили дела о защите права на свободу (90 дел), на втором месте – жалобы на справедливый судебный процесс (61 дело), на третьей позиции – жалобы на жестокое обращение и назначение унижающих человеческое достоинство наказаний (57 дел).  Но также россияне обращались по защите права на жизнь и права собственности[4].

   Но самым громким делом, которое сам ЕСПЧ отметил за весь 2019 год, это решение, вынесенное по России (дело «З.A. и другие против России»)[4]. Вопрос заключался в том, является ли лишением свободы согласно смыслу статьи 5 Европейской конвенции [5] задержание иностранных граждан в транзитной зоне аэропорта?  По мнению Суда, такие действия как раз подпадают под лишение свободы (блокирование 4-х граждан, оказавшихся в России, в аэропорту сроком от 6 месяцев до полутора лет), согласно Европейской конвенции.

   Что касается текущего года, то на его начало, от России в Европейский суд поступило четверть от общего числа жалоб (15 тысяч из 60-ти). Как это ни печально, но наша страна – лидер по жалобам в данный международный орган, среди других государств.

   И здесь возникает закономерный вопрос: способна ли данная поправка повлиять на ситуацию, и каким образом? Самой поправкой запрет на обращение в международные органы не устанавливается, однако, будут ли наши граждане жаловаться меньше, и только потому, что их жалобы могут стать бесполезными, в связи с приоритетом российского права? Или же, наоборот, нововведения сделают отечественную правовую систему наиболее эффективной, что людям не придется идти «выше», так как в своем государстве проблема не была решена.

   Детально углубившись в суть статьи 79 Конституции, мы можем оценить ее с позиции правоведов. Так, согласно данной статье, Россия вправе принимать участие в межгосударственных объединениях, передавая им часть собственных полномочий. Основанием для передачи части полномочий может выступать международный договор РФ. Но здесь имеется важная оговорка: такое участие возможно, при условии, что не будут ограничены права и свободы человека и гражданина, а также отсутствует противоречие основам конституционного строя.

   Таким образом,  решения, принимаемые межгосударственными объединениями, обязательны к исполнению его всеми участниками. Иными словами, это также – «некий приоритет».  

   Условно можно выделить следующие виды приоритета:

   - закрепленный в ч. 4 ст. 15 Конституции РФ. Данный вид приоритета затрагивает иерархию источников права, среди норм отечественного и международного законодательства;
   - заключается в том, что решения, выносимые органами межгосударственных объединений, обязательны для исполнения. РФ здесь в лучшем случае может оказывать свое влияние на данные решения.

   Полагаем, что изменения в ст. 79 Конституции предложены для защиты суверенитета РФ, поскольку решения, выносимые различными международными органами, которые противоречат Конституции, суверенитет как раз нарушают. Но вопрос опять же, в том, будет ли изначально Россия присоединяться (ратифицировать, утверждать и т.д.), такие международные договоры, которые противоречат Конституции изначально? Разумеется, нет, но тогда проблема остается на уровне уже заключенных международных договоров России, на основании которых выносятся решение международных объединений…

   Но главной, по нашему мнению, проблемой абсолютно любого применения права – толкование, которое не всегда однозначно и подвержено регулярным изменениям по самым различным причинам – политического и конъюнктурного характера. Надо понимать, что международное право отличает его политизированность.

   Но вышеуказанная проблема появилась не внезапно, и на данном этапе уже предпринимаются попытки к ее решению:

   - Постановление КС РФ, упомянутое нами выше, вносит некоторую ясность: нормы международного договора, к которому присоединялась Россия, на момент присоединения соответствовали ее Конституции, но впоследствии путем толкования данный договор был конкретизирован, из-за чего его нормы стали противоречить основному закону РФ;
   - ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации»[6] был дополнен ХIII.1 со статьей 104.4, согласно которой КС РФ принимает следующие виды решений в результате рассмотрения дела:

   1) решение межгосударственного органа возможно исполнить полностью, либо в части (в той, в которой оно соответствует Конституции);
   2) решение межгосударственного органа невозможно исполнить ни в целом, ни в какой-либо его части.

   Однако, суть Постановления КС РФ в том, что его основной является толкование Конституции, а вот вышеупомянутый ФКЗ принят в дополнение указанного постановления. Но те нормы, которые предлагается в данный момент внести в качестве изменений, в то время отсутствовали. Таким образом, законодательство имеет пробел, который и должны устранить изменения ст. 79 Конституции РФ.

   Итак, законопроект, представленный в Государственную Думу, содержит предложение по изменению ст. 79 Конституции, закрепляющие за РФ право на участие в межгосударственных объединениях с правом передачи им части своих полномочий. Такое участие осуществляется в соответствии с заключенными РФ международными договорами, но при условии, если не будут ограничены права и свободы человека и гражданина и не противоречит основам конституционного строя РФ.  Но те решения. Которые были приняты на основании международных договоров Российской Федерации, если их истолкование будет противоречить Конституции, применяться в РФ не будут.  

   Здесь можно отметить, что предложенные изменения не в полной мере смогут обеспечить суверенитет РФ. И этому есть две очевидные причины:

    - решения, которые принимаются межгосударственными органами (главным образом, Европейским судом), могут противоречить не только Конституции РФ, но и другим ведущим нормативным актам, например, ФКЗ;
    - в первоначальной редакции предложение об изменениях содержит термин «межгосударственные объединения», а в последующей редакции присутствует термин «межгосударственные органы». Это влечет ряд вопросов, например, о таком международном органе, как Международный уголовный суд. Здесь возникает двойственная ситуация: Россия  - более не участник Статута о Международном уголовном суде[8], однако данный орган может выносить решения, основываясь на уже заключенных международных договорах России (например, на основании Женевской конвенции о защите жертв войны от 1949 года). Если оба термина будут использоваться, при регулировании одного и того же вопроса, такое обстоятельство может стать проблемой.

   Остается только надеяться на устранение существующих недоработок Комиссией по конституционным поправкам, и сама российская Конституция будет содержать однозначную и твердую позицию  в отношении государственного суверенитета и приоритета прав и свобод человека.

   В заключение сделаем следующие выводы, на основании рассмотренного нами:

   -  Предложенными изменениями приоритет международного права не будет исключен, однако он не будет являться абсолютным, и его действие будет распространяться только на случаи коллизий между российским и международным правом.
   -  Поправки, в случае их надлежащей доработки, устранят «приоритет», который будет ограничивать суверенитет РФ в решениях межгосударственных органов в том их истолковании, которое противоречит Конституции РФ.
Но пока что мы находимся в ситуации, когда существующие базовые основы Конституции не могут в полной мере обеспечить защиту наших прав, и часто возникает необходимость защищать те приоритеты, которые никогда не подвергались сомнению.
   Список литературы
   1. Конституция Российской Федерации" (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ, от 05.02.2014 N 2-ФКЗ, от 21.07.2014 N 11-ФКЗ).
   2. Устав Организации Объединенных Наций" (Принят в г. Сан-Франциско 26.06.1945).
   3. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 14.07.2015 № 21-П по делу о проверке конституционности положений статьи 1 Федерального закона "О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней", пунктов 1 и 2 статьи 32 Федерального закона "О международных договорах Российской Федерации", частей первой и четвертой статьи 11, пункта 4 части четвертой статьи 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, частей 1 и 4 статьи 13, пункта 4 части 3 статьи 311 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, частей 1 и 4 статьи 15, пункта 4 части 1 статьи 350 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации и пункта 2 части четвертой статьи 413 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы.
   4. https://tehnowar.ru/133899-ESPCh-i-Rossiya-–-nekotorye-itogi-2019-goda.html
   5. Конвенция о защите прав человека и основных свобод" (Заключена в г. Риме 04.11.1950) (с изм. от 13.05.2004) (вместе с "Протоколом [N 1]" (Подписан в г. Париже 20.03.1952), "Протоколом N 4 об обеспечении некоторых прав и свобод помимо тех, которые уже включены в Конвенцию и первый Протокол к ней" (Подписан в г. Страсбурге 16.09.1963), "Протоколом N 7" (Подписан в г. Страсбурге 22.11.1984)).
   6. Федеральный конституционный закон от 21.07.1994 N 1-ФКЗ (ред. от 29.07.2018) "О Конституционном Суде Российской Федерации".


Бесплатная публикация

статьи в журнале

Подробнее
Календарь
«    Май 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31