Животные как объекты гражданских прав: особенности правового регулирования



Аннотация. В статье рассматриваются основные особенности гражданско-правового регулирования отношений применительно к животным как отдельной категории объектов гражданских прав. Автор приводит понятие объекта гражданских прав, исследует существующие в научной литературе точки зрения ученых относительно правового положения животных в гражданском законодательстве РФ.

Ключевые слова: животные, объект гражданских прав, собственник, гражданское законодательство, имущество, собственник.

   Прежде чем перейти к рассмотрению особенностей правового регулирования животных в гражданских правоотношениях, как особой категории объектов гражданского оборота, следует определиться с понятием «объект гражданских прав». Наука гражданского права отождествляет понятие объекта гражданских прав и правоотношений. Но, тем не менее, законодательное определение вышеуказанных понятий до сих пор отсутствует.

   Действующая редакция Гражданского кодекса РФ содержит перечень видов объектов гражданских прав, закрепленный в ст.128. Согласно положениям данной статьи, в качестве объектов  гражданских прав могут выступать вещи, наличные и безналичные деньги, документарные и бездокументарные ценные бумаги, имущественные права, результаты работ и оказание услуг, результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации, которые подлежат правовой охране (интеллектуальная собственность), а также различные нематериальные блага.

   Из приведенного выше перечня очевидно, что животные в нем не указаны. Тем не менее, правовые отношения, затрагивающие животных, регламентированы отдельной статьей ГК РФ - ст. 137.

   Рассмотрим более подробно положения данной статьи. Животные, являющиеся домашними (а также сельскохозяйственными), рассматриваются в российском законодательстве как объект права собственности: т.е., по сути- это вещь, принадлежащая кому-либо на определенных основаниях. Но здесь же, в рассматриваемой нами статье 137, за животными, в отличие от иных объектов права собственности, являющихся неодушевленными, закреплено право на гуманное обращение с ними. Однако, в законодательстве мы не встречаем четкого определения понятия «животное»; также не регламентировано, какие именно животные являются домашними. Такая неопределенность свидетельствует о том, что перечень так называемых «объектов» - животных организмов, довольно широк. К животным относятся не только млекопитающие и четвероногие организмы, но также и птицы, пчелы.

   Наиболее интересной и логичной нам представляется позиция К. Д. Гасникова [9]. Автор указывает на основной критерий, по которому следует проводить различия между дикими и домашними животными – это среда их обитания. Из этого следует, что домашними не могут являться животные, обитающие в свободном пространстве, либо в полувольных условиях, а также искусственной среде (например, в заповедниках, национальных парках). Аналогичное правило действует и в отношении диких животных, которые содержатся в неволе (в зоопарках) – их также нельзя отнести к категории домашних.
 
Гражданское законодательство применяет по отношению к животным положения об имуществе, так как иных положения действующее законодательство не содержит. Однако, в связи с особым свойством данных объектов гражданских прав – одушевленностью,  по отношению к животным запрещено жестокое обращение, т.е. необходимо соблюдать принципы гуманности.

   По мнению С.П. Гришаева, животные – особая разновидность вещей. И поскольку численность животных постоянно растет, и они все чаще выступают предметами сделок, важно предоставить данной категории объектов правовую охрану.

   Стоит отметить, что статья 137 ГК РФ – не единственная, в которой говорится о правовом регулировании по отношению к животным. В ст. 230-232 также содержатся нормы, регулирующие порядок обращения с животными. Но особенностью данных норм является их область применения – они действуют только в отношении домашних животных, либо тех, которые содержатся в цирке или зоопарке [4].

   Очень важным в решении вопросов, касающихся установления права собственности на животное, является определение животного не только в качестве имущества, объекта права собственности, исходя из норм законодательства, но и в качестве объекта живой природы.

   В ст. 230 ГК РФ закреплено понятие «безнадзорное животное». Такое четкое законодательное регулирование указанного понятия крайне важно при судебных разбирательствах, касающихся установления собственника животного, особенно при рассмотрении дел о хищениях животных. Итак, безнадзорным считается животное, находящееся в чьей-либо собственности, но по каким-либо причинам временно выбывшее из попечения собственника, либо собственника такого животного установить не удалось.

   С точки зрения И.Уткиной и С.Николюкина, [2] существуют две категории: безнадзорные и бездомные животные, объединенные общим понятием «безнадзорные животные», которые никем не сопровождаются, но при этом находятся в общественных местах. Но проблема в том, что понятие «безнадзорное домашнее животное» в ГК РФ не раскрывается. Следовательно, факт безнадзорности домашнего животного устанавливается в тот момент, когда у животного утрачена привычка приходить в отведенное ему место, либо у него нет возможности вернуться на свое место.

   Ранее уже упоминалось, что к животным применяются правила регулирования имущества. Из этого следует, что причинение гибели или повреждений животному будет считаться причинением материального ущерба его собственнику. Следует также обратить внимание на тот факт, что животное, выброшенное собственником на улицу, не становится «ничейным», так, если собственника удастся установить, то он понесет юридическую ответственность за действия животного, которое ему принадлежит. Но поиск собственника животного не может продолжаться бесконечно: в той же статье 231 ГК установлен срок 6 месяцев для обнаружения собственника. С чисто теоретической точки зрения, каждая безнадзорная собака, кошка и т.д. может рассматриваться как чья-то собственность. А вот уже следующую категорию – бездомных животных представляют те животные, у которых отсутствует собственник вообще: например, таковыми являются стаи бродячих собак в городе, которых невозможно идентифицировать, в т.ч., выброшенные владельцами.

   И здесь возникает вопрос: к каким объектам следует все же относить бродячих животных? Согласно общему правилу, объекты животного мира находятся в собственности государства, вместе с тем, к объектам животного мира причисляются только дикие животные. А вот бродячих собак дикими животными никак назвать нельзя. Но поскольку животные (в плане понимания их как объектов гражданских прав, т.е. – как имущества), могут находиться в собственности, то в отношении них также применимы и иные вещные права (т.е. права, связанные с вещами). В отношении животных вещными правами, кроме прав собственности, могут быть право хозяйственного ведения и оперативного управления, предусмотренные в ст. 294 и 296 ГК РФ. Благодаря возможности установления данных прав в отношении животных, как раз и можно подтвердить тот факт, что собственником бездомных, безнадзорных животных (которых нельзя отнести к диким), считается государство. Таким образом, субъекты РФ вправе передать принадлежащих ему животных на праве собственности в хозяйственное ведение, либо оперативное управление государству в лице специализированных учреждений для содержания животных (государственный, муниципальный приют) [3].

   Несмотря на четкое отнесение животных к вещам, к имуществу статьей 137 ГК, ст. 221 разделяет понятия вещей и животных. А судебная практика и вовсе исходит из того, что по смыслу статьи 137 животные являются самостоятельными объектами гражданских прав [1].

   Если мы обратимся к отечественной науке гражданского права, то внимание привлекает существующий подход к определению животных – они определяются как вещи, иногда встречается трактовка животных, как одушевленных вещей (предметов). Но обоснование такого подхода мы можем встретить довольно редко. Согласно позиции, занимаемой А. Н. Латыевым, [6] животных следует все же признавать вещами, поскольку число исключений из общих положений, применяемых к вещам, сравнительно мало. Кроме того, аргументом в пользу такого подхода ученый считает сохранность четкого определения понятия «вещь» в законодательстве.

   Поддерживают мнение А.Н. Латыева и такие авторы, как А. А. Мохов и Д. Э. Копылов [7], исходя из строго установленной нормы ГК РФ (ст. 137), которая прямо указывает на определение животных как вещи.
«Вещный» подход к определению правового режима животных в гражданском праве разделяет и Д. Е. Захаров [5], который называет животных движимыми неделимыми и непотребляемыми вещами, которые имеют качество товарности, способны испытывать болевые ощущения от внешних раздражителей, обладают вещественной трансформацией. Так, например, биологическая смерть животного несет за собой последствия изменения его состояния – из одушевленной вещи оно становится неодушевленным. Основным отличием от всех иных вещей, регулируемых гражданским оборотом, животные, по мнению автора, имеют базовые потребности, без удовлетворения которых они не могут существовать. Исходя из рассмотренных нами мнений ученых-цивилистов, мы можем говорить о том, что правовой аспект регулирования животных в гражданском обороте имеет две составляющие: животное рассматривается как вещь, являющаяся предметом различных сделок, а также является живым существом, имеющим собственные потребности и восприятие. Законодательством установлены требования о гуманном обращении с животными, несоблюдение которых может повлечь за собой определенный вид ответственности, вплоть до уголовной.

   Исследуя исторический аспект представлений о животных как об имуществе в российском праве, стоит обратить внимание, что современная позиция законодателя, отраженная в ст. 137 ГК, сформировалась еще в советском периоде. Аналогичным образом животные признавались имуществом в ГК РСФСР от 1964 г. Также концепция советского гражданского права строилась на том, что признавала безнадзорных животных одним из видов бесхозного имущества. Что касается сельскохозяйственных животных, ставшими безнадзорными, то к ним может быть отнесен заблудившийся скот, который выбыл из стада определенного хозяйства.

   Говоря о праве собственности на безнадзорных животных, следует обратить внимание на то, что юридическая конструкция данного вида правоотношений во многом сходна (если не аналогична), правилам, применяемым к находкам. Так, например, срок, в течение которого можно производить розыск собственника безнадзорного животного, полностью аналогичен сроку обнаружения собственника найденной вещи (6 месяцев). Из этого следует, что лицо, нашедшее безнадзорное животное (задержавшее его у себя), осуществило находку «специфической» вещи [5]. Последнее правило основывается на том, что животное является в данном случае потерянной вещью особого рода – т.е., одушевленная вещь, которая выбыла из фактического владения хозяина против его воли.

   Если же воля собственника все же имела место, то здесь уже речь идет о сознательном отказе с его стороны от принадлежащего ему животного, согласно ч.1 ст. 226 ГК РФ. Также следует отграничивать  случайное выбытие животного из владения собственника от намеренного его изъятия, которое будет являться неправомерным и может быть признано хищением в соответствии с уголовным законодательством РФ [3].

   Признаки хищения в научной литературе наиболее полно, на наш взгляд, раскрывают В. Э. Гаджиев и Б. А. Мкртычян. [8] Авторы считают, что противоправный, т.е. – незаконный характер изъятия имущества у собственника является главным признаком совершения хищения. Изъятие вещи в  случае хищения, по мнению указанных авторов, осуществляется виновным намеренно, без какого-либо согласия собственника животного или его иного законного владельца. В данном случае обязательным условием является осознание виновным противоправного характера своих действий.

   Стоит обратить внимание и на то момент, когда животное выбывает из владения хозяина в результате его оставления собственником без надзора. В этой ситуации право владения за хозяином на животное сохраняется. Указанное положение вытекает из общего правила, согласно которому, выбывшей из владения лица вещь признается только в случае ее окончательной утраты собственником. Важным моментом, отличающим животных от иных вещей в случае их временного выбытия из владения собственника, является то, что животные не считаются окончательно выбывшими из владения хозяина, даже если их поиск занимает длительное время, либо приостановлены или прекращены вовсе. Данное положение позволяет нам говорить о противоправности присвоения таких животных другим лицом, но, однако, это не указывает на преступность деяния. Например, если лицом было найдено домашнее животное, которое заблудилось, было оставлено в лесу и т.д., то лицо, обнаружившее и взявшее себе такое животное, не подлежит ответственности за его хищение. Т.е., нашедшее животное лицо не могло узнать, каким образом животное выбыло из-под надзора хозяина: возможно, оно было намеренно оставлено собственником с целью избавиться от него. Данное положение регламентировано ч. 2 ст. 226 ГК РФ: «другие брошенные вещи поступают в собственность лица, вступившего во владение ими, если по заявлению этого лица они признаны судом бесхозяйными». Отсюда вытекает право лица, нашедшего безнадзорное животное на обращение в суд с целью признания такой находки бесхозяйной вещью. Но на практике указанное право не будет реализовано, поскольку суд откажет в принятии подобного рода заявления. Современным законодательством установлены иные специальные процедуры, согласно которым состояние бесхозяйности в отношении безнадзорного животного должно быть прекращено. Установление собственника бесхозяйного животного происходит только при условиях, прямо указанных в законе. Однако нередки случаи, когда животное уже было кем-то найдено, и объявляется его предыдущий владелец, который вправе предъявить на него свои права. Причем владелец может обнаружиться уже и по истечении установленного шестимесячного срока для его розыска. В таком случае спор может быть разрешен только в судебном порядке. Спор между сторонами решается судом на основании представленных сторонами доказательств: так, нашедший животное собственник (ставшее им лицо в силу закона), должен представить суду доказательства, подтверждающие отказ предыдущего собственника от своих прав на данное животное. Но прежде чем обратиться в суд с целью признания животного бесхозяйным и безнадзорным, второе лицо (нашедшее животное), должно осуществить возврат найденного животного его собственнику. В случае неустановления в течение 3-хдневного срока собственника животного, места его нахождения, необходимо обратиться в правоохранительные органы (полицию, местное самоуправление), сообщив о найденном животном. А вышеуказанные органы на основании заявления обязаны принять все надлежащие меры по розыску собственника, согласно ч.1 ст. 230 ГК РФ).

   Согласно ч. 2 вышеуказанной статьи, на органы местного самоуправления и полицию возложена обязанность по содействию в поиске собственника животного. Однако, на практике такая ситуация вызывает ряд проблем: в ведомственном законодательстве отсутствуют конкретные меры, которые должны применять правоохранительные и местные органы власти для поиска собственника. Это означает, что лицо, нашедшее безнадзорное животное, обязано самостоятельно принимать все меры по розыску первичного собственника животного, например, путем подачи объявлений в СМИ, распространения информации в социальных сетях по Интернету и пр. На все время, пока ведется поиск предыдущего владельца животного, лицо, обнаружившее животное, может содержать его у себя, а в случае невозможности содержания (например, при отсутствии надлежащих условий), нашедший животное гражданин может подать обращение в органы полиции или местного самоуправления с тем, чтобы найти лицо, которое может содержать животное у себя. ГК РФ устанавливает данную обязанность для органов полиции и местного самоуправления в ч.2 ст. 230. То есть, пока ведутся поиски собственника животного, оно может содержаться у нашедшего его лица, а также при наличии соответствующих условий – у лица, которому оно сдано на содержание согласно договору. Содержание животного предполагает строго обязательные для соблюдения правила: лицо, которое содержит животное у себя, обязано обеспечивать животному еду, соблюдение ветеринарных норм, а также специально приспособленное помещение, учитывая особенности вида животного и время года. Это означает, что при несоблюдении надлежащих условий для содержания чужого животного лицо, задержавшее его у себя, либо то лицо, которому животное передали на хранение, в случае вины будут нести предусмотренную ГК РФ ответственность как за гибель или порчу имущества, согласно ч. 3 ст. 230 ГК РФ. Однако, если лицом все же были приняты все доступные и возможные меры по заботе о животном, какие от него требовались в той или иной ситуации, но, несмотря на это, животное все же погибло, то гражданско-правовая ответственность исключается, исходя из правил ч. 1 ст. 401 ГК РФ. В данном случае имеет место невиновное причинение вреда.

   Подводя итог рассмотренной нами теме, мы пришли к выводу, что на сегодняшний день гражданское законодательство, регулирующее правоотношения, касающихся животных, недостаточно совершенно. Имеются пробелы, вызывающие немало споров на практике, например, таких, как сроки, в течение которых животное пребывает у нашедшего его лица. Учитывая, что поиски собственника могут занять даже несколько лет, вызывает вопрос время пребывания животного у его фактического владельца, которое пока что никак не регламентировано. Также спорным моментом, требующим доработки, можно считать деятельность правоохранительных и местных органов по содействию в розыске собственника животного. На практике этот вопрос пока что остается нерешенным, так как найденное животное, в основном, остается у обнаружившего его лица.

Список литературы
1. Гражданский кодекс Российской Федерации (ГК РФ) от 30 ноября 1994 года N 51-ФЗ (последняя редакция). http://www.consultant.ru
2. Николюкин, С., Особенности возникновения и прекращения права собственности на безнадзорных и бесхозяйных животных: коллизии гражданского законодательства /С. Николюкин, И. Уткина //Юрист. -2009. — № 6. — С. 19–27. 21.              
3. Предеин, К. Н. Шестимесячный срок в приобретении права собственности на находку как разновидность срока приобретательской давности/ К. Н. Предеин // Вестник Пермского университета. Юридические науки 2011.– 2011. — № 4. С. 107–116. 22.             
4. Пшонко, О. Н. Классификация животных как источников повышенной опасности/ О. Н. Пшонко // Молодой ученый. — 2011. — № 11. Т.2. — С. 27–30.
5. Захаров, Д. Е. Животные как объекты гражданских прав: автореф. дис.... канд. юрид. наук: спец. 12.00.03/ Д. Е. Захаров; Урал. гос. юрид. акад. — Екатеринбург: 2010. — С.8. 17.            
6. Латыев, А. Н. Вещные права в гражданском праве: понятие и особенности правового режима: дис.... канд. юрид. наук: спец. 12.00.03 / А. Н. Латыев, Урал. гос. юрид. акад. — Екатеринбург, 2004. — С. 34–35.
7. Мохов А. А., Копылов Д. Э. Псовые как объекты гражданских прав/ А. А. Мохов, Д. Э. Копылов// Юридический мир. — 2006. — № 12. — С. 41.
8. Гаджиев, В. Э. Уголовная ответственность за кражи скота и оперативно-розыскное обеспечение борьбы с ними/ В. Э. Гаджиев, Б. А. Мкртычян. — Новосибирск: Изд-во юрид. фак. НГАУ, 2011. — 225 с. 13.            
9. Гасников, К. Д. Животные как объект гражданских прав/ К. Д. Гасников// Законодательство и экономика. -2002. — № 12. — С. 5–8, 41.

Опубликовал: LegalBook, 23-09-2019, 22:26, Гражданское право, 26

Похожие публикации

Календарь
«    Октябрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031 
Реклама

© 2019 Научный юридический журнал "Юридическая книга"