Ответственность контролирующих должника лиц за ненадлежащее исполнение публичных обязанностей корпорацией

Ответственность контролирующих должника лиц за ненадлежащее исполнение публичных обязанностей корпорацией


Летуто Ярослав Игоревич, магистрант
Сибирский федеральный университет
Юридический институт

Аннотация. Статья посвящена такой публичной обязанности корпоративных юридических лиц, как уплата налогов в бюджет, а именно гражданско-правовым последствиям неисполнения данной обязанности. Учитывая особенности воли юридического лица, законодатель, в случае невозможности взыскания публичных платежей с обязанного субъекта, предлагает взыскивать недоимки с лиц, оказывавших непосредственное влияние на действия данного юридического лица. Автором рассмотрены нормы действующего законодательства РФ, проведен анализ судебной практики, касающейся привлечения юридических лиц и лиц, их контролирующих к ответственности за неисполнение налоговых обязанностей перед бюджетом и иными кредиторами. Относительно привлечения к ответственности контролирующих должника лиц за невыполнение налоговых обязательств теория и практика нестабильна и разнообразна. Но судебная практика приходит к выводу о том, что при доказанности причинно-следственной связи между деятельностью контролирующих должника лиц и появлением налоговой задолженности присутствует возможность привлечь данных лиц к субсидиарной ответственности по долгам перед бюджетом.

Ключевые слова: налоговые обязательства, субсидиарная ответственность, контролирующие должника лица

   Действующим законодательством предполагается, что уплата законно установленных налогов и сборов имеет существенное значение для возможности существования государства, обеспечения его потребностей, реализаций социальных гарантий, однако до сих пор ни в науке, ни в практике не разрешен вопрос о том, является-ли данная уплата обязанностью налогоплательщика или все-же обязательством налогоплательщика перед соответствующим субъектом.

   Статьей 57 Конституции Российской Федерации определена обязанность каждого платить законно установленные налоги и сборы. Конституционный суд РФ в Постановлении от 08.12.2017 №39-П, ссылаясь на ранее вынесенные Постановления, дал следующую характеристику обязанности, предусмотренной статьей 57 Конституции: обязанность каждого платить законно установленные налоги и сборы основана на субординационных, публично-правовых началах, а налогоплательщик имеет право распоряжаться свободно только той частью имущества, в том числе денежных средств, которая не подлежит выплате государству [1].

   Налоговое обязательство может быть либо самостоятельно исполнено должником как своевременно, так и по результатам проведенных уполномоченным органом контрольных мероприятий, а может быть исполнено с применением мер принудительного взыскания, предусмотренных налоговым кодексом. Субъектом, законно обязанным платить налоги является налогоплательщик соответствующего налога и сбора, однако в ситуации, когда налогоплательщик не способен самостоятельно исполнить налоговое обязательство и судом принято решение об удовлетворении требований о взыскании недоимки и пени с физического лица по долгам юридического лица субъект меняется и становится обязанным уплатить физическое лицо.

   В конце 2017 года произошли изменения в законодательстве, что вызвало коренное изменение института ответственности физических лиц по долгам должника – юридического лица в налоговом законодательстве, законодательстве о несостоятельности (банкротстве) юридических лиц, а также существенно изменило применение института взыскания ущерба, причиненного преступлением. Эти изменения больше были вызваны ужесточением налогового администрирования налогов и сборов, чем гражданско-правового регулирования и целью их в действительности является исключение «номинальных» оболочек с физических и юридических лиц, по определенным формальным признакам относимых к выгодоприобретателям по определенным хозяйственным операциям либо в целом по результатам финансово-хозяйственной деятельности, но в действительности таковыми не являющихся.

   Учитывая конструкцию юридического лица, следует уделить внимание специфике формирования его воли. В юридической литературе указывается следующее: «Орган юридического лица - это его составная часть, которая в рамках определенной компетенции формирует и выражает вовне волю юридического лица, реализуя его правоспособность. Поэтому действия органов рассматриваются как действия самого юридического лица.» Таким образом, воля юридического лица выражается во вне посредства действий его органов, в силу чего справедливо предположить, что обязанным возместить ущерб будет являться лицо, являвшееся в период времени единоличным исполнительным органом.

   Вместе с тем, вышеуказанная конструкция работает исключительно в простые отношения единоличный исполнительный орган – юридическое лицо и разрушается в случае, если конструкция усложняется и появляются дополнительные элементы, например, коллегиальный исполнительный орган. Ни в науке, ни в практике судов не разрешен вопрос о том, как будет распределяться ответственность между указанными лицами и будет-ли распределяться вообще. Ответ на данный вопрос не дан и в Постановлении Конституционного суда № 39-П от 08.12.2017.

   Компетенция исполнительного органа формируется из вопросов, отнесённых к текущей деятельности юридического лица, и контролем за ней. Пункт 3 статьи 54 Гражданского кодекса Российской Федерации обязывает единоличный исполнительный орган юридического лица действовать в интересах этого юридического лица, соблюдая принципы добросовестности и разумности. Если данная обязанность нарушается директором, то по требованию юридического лица и (или) его учредителей (участников) единоличный исполнительный орган должен возместить убытки, причиненные соответствующим нарушением.

   При этом единоличный исполнительный орган общества будет привлечен к ответственности за свои действия или бездействия в результате которых обществу причинены убытки. При определении оснований и размера ответственности единоличного исполнительного органа общества должны быть приняты во внимание обычные условия делового оборота и иные обстоятельства, имеющие значение для дела.»

   Из сформировавшейся на данный момент судебной практики можно сделать вывод, что чаще всего к ответственности перед бюджетом привлекается единственное лицо - именно единоличный исполнительный орган, осуществлявший свои полномочия на тот момент времени, в котором у юридического лица выявлена недоимка по налогам.

   Таким образом, справедливо указать, что единоличный исполнительный орган, вне зависимости от того юридического лица, которым он управляет, в случае доказанности наличия условий возмещения ущерба перед бюджетом, обязан нести ответственность в размере не поступивших в бюджет платежей: недоимки и пени. Этот вывод может подтвердить, например, Постановление Президиума Пермского краевого суда от 27.04.2018 N 44Г-15/2018, где требования предъявлялись к единоличному исполнительному органу ООО. Аналогично Апелляционное определение Челябинского областного суда от 21.02.2019 по делу N 11-1787/2019.

   Вместе с тем, в п. 3 Постановления Конституционного суда РФ № 39-П от 08.12.2017, выделяется еще один субъект, к которому могут быть предъявлены данные требования – бухгалтер. «Вместе с тем особенность правонарушений, совершаемых в налоговой сфере организациями, заключается в том, что, будучи юридическим лицом, организация совершает противоправное деяние опосредованно - через действия соответствующих физических лиц (обычно руководителей или работников, выполняющих функции бухгалтера)».

   Согласно п. 1 ст. 6 Федерального закона «О бухгалтерском учете» от 06.12.2011 N 402-ФЗ экономический субъект обязан вести бухгалтерский учет.

   Квалификационный справочник должностей руководителей, специалистов и других служащих, утвержденный Постановлением Минтруда России от 21.08.1998 №37, содержит следующую должность: главный бухгалтер, в число обязанностей которого входит: ведение бухгалтерского учета, формирование политики бухгалтерского учета, плана счетов, организует работу регистров бухгалтерского учета, формирует учетную политику и отчетность, а также иные обязанности.

   В качестве примера обращения с требованием о возмещении вреда, причиненного не поступлением в бюджет денежных средств, к бухгалтеру можно указать Решение Красноуфимского городского суда Свердловской области от 13 июля 2016 года по делу Г. Г. Ахмадеевой, послужившее впоследствии основанием для анализа, результатом которого стало Постановление Конституционного суда РФ № 39-П от 08.12.2017.

   Таким образом, можно выделить, как минимум, два субъекта, к которым следует предъявлять требования о возмещение вреда, причиненного вследствие неисполнения налогового обязательства юридическим лицом: единоличный исполнительный орган и бухгалтер (главный бухгалтер) организации, однако данный перечень не является исчерпывающим и может быть скорректирован в зависимости от фактических обстоятельств конкретного дела.

   По мнению Чулковой Л. к данным лицам может быть предъявлено требование только в части недоимки и пени, а штраф предъявлен быть не может в силу его особой природы возникновения. При этом, Конституционный суд, указывая и на данную возможность, и на уменьшение с учетом степени вины, не указывает на форму ответственности, в каком порядке требования должны быть предъявлены и как определять размер ответственности, что порождает правовую неопределенность и непонимание судов и участников процесса или вовсе использовать конструкцию солидарной ответственности в отношении определения ответственности единоличного исполнительного органа и бухгалтера (главного бухгалтера) [2 – с.81].

   Ссылаясь на Гражданский кодекс РФ, можно предположить, что в данном случае совместно причинившие вред, отвечают перед потерпевшим солидарно. По заявлению потерпевшего и в его интересах суд вправе возложить на лиц, совместно причинивших вред, ответственность в долях.

   Принимая во внимание данное в пункте 2 Определения Конституционного Суда РФ от 20.12.2018 N 3247 , суд указывает,  «что при определении размера возмещения вреда, причиненного бюджету публично-правового образования физическим лицом, необходимо  принимать во внимание его имущественное положение (в частности, факт обогащения в результате совершения налогового преступления), степень вины, характер уголовного наказания, а также иные существенные обстоятельства, имеющие значение для разрешения конкретного дела…» можно предположить, что ответственность может быть долевой и может быть уменьшена для одного из лиц вследствие этого, если привлекаться будет больше, чем одно лицо.

   Довод о применении солидарной ответственности был оценен судом в Апелляционном определение Верховного суда Республики Северная Осетия-Алания от 06.08.2014 N 33-719/2014 г. В данном акте суд указал: «привлечение к солидарной ответственности лиц, совместно причинивших вред, касается солидарной ответственности лишь физических лиц, денежные средства, полученные в результате уголовно-наказуемых деяний К.А.З. присвоены и израсходованы лично им, как физическим лицом, в связи с чем оснований для возложения обязанности возместить причиненный ущерб на указанные юридические лица не имеется.»

   Затрагивая природу субсидиарной ответственности, следует обратиться к ст. 61.11 ФЗ «О Несостоятельности (банкротстве)» от 26 октября 2002 года N 127-ФЗ, в котором указано, что если полное погашение требований кредиторов невозможно вследствие действий и (или) бездействия контролирующего должника лица, такое лицо несет субсидиарную ответственность по обязательствам должника.

   Говоря о субсидиарной ответственности, закон возлагает данный вид ответственности на контролирующих должника лиц, которые в силу пункта 1 статьи 61.10 Закона о банкротстве не более чем за 3 года до возникновения у компании признаков банкротства, а также после их возникновения до принятия судом заявления о банкротстве о признании должника банкротом имели право или обязанность управлять деятельностью должника, заключать сделки и условия этих сделок.

   В Постановлении Пленума ВС от 21 декабря 2017 г. N 53 отмечен тот факт, что   осуществление фактического контроля над должником возможно вне зависимости от наличия (отсутствия) формально-юридических признаков аффилированности (через родство или свойство с лицами, входящими в состав органов должника, прямое или опосредованное участие в капитале либо в управлении и т.п.). При определении степени вовлеченности лица в управление деятельностью должника, суд делает проверку фактов того, насколько значительным было его влияние на принятие существенных деловых решений относительно деятельности должника.

   В состав субсидиарной ответственности могут входить как долги по требованиям кредиторов, так неуплаченная налоговая недоимка, хотя в основе требования по субсидиарной ответственности лежит только факт налогового правонарушения руководителя должника.

   Как верно отмечает Баталова В.А. отсутствие в действиях физического лица, контролирующего деятельность организации, признаков преднамеренного (фиктивного) банкротства, не исключает возникновение на стороне этого физического лица деликтного обязательства вследствие неуплаты обязательного платежа в бюджет. [3 – с.7].

   Письмо ФНС России № БВ-4-7/3060@ от 10.03.2021 упоминает, что в контексте налоговых правонарушений субсидиарная ответственность руководителя может наступить за принятие ключевых деловых решений с нарушением принципов, изложенных в ст. 54.1 НК РФ, которые привели к искажению налоговых обязательств и неуплате налога.

   Для привлечения к субсидиарной ответственности контролирующих лиц должника необходимо наличие следующих условий: возможность руководить деятельностью должника и управлять его волей, а также связанность наступивших последствий и действий или бездействий привлекаемого к ответственности лица.

   В случае привлечения к субсидиарной ответственности по налоговым долгам зачастую величина ущерба определена по итогам решения выездной налоговой проверки. Следовательно, можно сделать вывод, о том, что в данных ситуациях в актах налоговой проверки указаны основания для привлечения к субсидиарной ответственности по налоговым долгам компании ее руководителей, соответственно вина презюмируется, причинно-следственная связь и размер ущерба доказаны.

   Вместе с тем, нельзя забывать и про классическую возможность получения денежных средств – право кредитора обращение в суд с заявлением о банкротстве должника в случае, если налоговое обязательство не исполнено.

   По словам Стасюка И.В. следует, что «Ключевым отличием института субсидиарной ответственности в рамках банкротства является, безусловно, то, что денежные средства, взысканные с контролирующих лиц, распределяются между кредиторами пропорционально их требованиям в соответствии с очередностью, установленной ст. 134 Закона о банкротстве. Обязательства по уплате обязательных платежей погашаются в третьей очереди. Ясно, что предъявление налоговым органом отдельного искового заявления в суд общей юрисдикции позволяет избежать как процедуры доказывания оснований для привлечения контролирующих лиц к субсидиарной ответственности, так и конкуренции своих требований с другими кредиторами» [4 – с.140].

   Обращая внимание на п. 26 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 N 53 законодатель утверждает о виновности контролирующего лица в банкротстве компании при наличии определенных условий. В Постановлении говорится, что «В соответствии с подпунктом 3 пункта 2 статьи 61.11 Закона о банкротстве, в частности, предполагается, что действия (бездействие) контролирующего лица стали необходимой причиной объективного банкротства при доказанности следующей совокупности обстоятельств:

   должник привлечен к налоговой ответственности за неуплату или неполную уплату сумм налога (сбора, страховых взносов) в результате занижения налоговой базы (базы для исчисления страховых взносов), иного неправильного исчисления налога (сбора, страховых взносов) или других неправомерных действий (бездействия);

   доначисленные по результатам мероприятий налогового контроля суммы налога (сбора, страховых взносов) составили более 50 процентов совокупного размера основной задолженности перед реестровыми кредиторами третьей очереди удовлетворения.

   Данная презумпция применяется при привлечении к субсидиарной ответственности как руководителя должника (фактического и номинального), так и иных лиц, признанных контролирующими на момент совершения налогового правонарушения (пункт 5 статьи 61.11 Закона о банкротстве).»

   Подтверждением возможности привлечения лиц, контролирующих должника к субсидиарной ответственности может послужить Постановление Арбитражного суда Московского округа от 24 марта 2020 г. № Ф05-3769/2020 по делу № А40-135899/2018), в котором доказан реальный факт занижения компанией доходов от реализации услуг в налоговой и бухгалтерской отчетности. Из материалов данного дела следует, что банкротство должника было вызвано не самим фактом доначисления налогов по результатам проверки, а действиями контролирующих должника лиц по сокрытию реальной выручки и занижению налогооблагаемого дохода. Поэтому суд принял решение привлечь к субсидиарной ответственности учредителя и генерального директора. по погашению долгов перед бюджетом.

   Необходимо отметить, что у юридического лица также имеется возможность взыскания вреда самим юридическим лицом с физического лица, в результате действий которого юридическому лицу причинен вред в виде доначисления сумм налогов и сборов к доплате в бюджет. Однако, важно понимать, что здесь применяется иной состав, подлежащий доказыванию, нежели при взыскании вреда с физического лица, причиненного публично-правовому образованию вследствие неисполнения юридическим лицом налогового обязательства.

   Следовательно, вышеизложенное в статье приводит к выводу о том, что контролирующие должника лица привлекаются к субсидиарной ответственности не только по долгам перед кредиторами, но и по долгам перед бюджетом, в случае доказанности причинно-следственной связи между действиями данных лиц и появлением налоговой задолженности.

Список литературы

   1. Постановление Конституционного Суда РФ [Электронный ресурс] от 08.12.2017 N 39-П «По делу о проверке конституционности положений статей 15, 1064 и 1068 Гражданского кодекса Российской Федерации, подпункта 14 пункта 1 статьи 31 Налогового кодекса Российской Федерации, статьи 199.2 Уголовного кодекса Российской Федерации и части первой статьи 54 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан Г.Г. Ахмадеевой, С.И. Лысяка и А.Н. Сергеева» // Справочная правовая система «КонсультантПлюс». Режим доступа: http://www.consultant.ru.
   2. Чулкова Л. Взыскание налоговой задолженности организации с физического лица // Налоговый вестник - Консультации. Разъяснения. Мнения. 2018. N 2. С. 78 - 85.
   3. Стасюк И.В. Взыскание имущественного вреда, причиненного преступным уклонением от уплаты налогов юридических лиц / Закон. 2018. N 3. С. 138 - 148.
   4. Баталова В.А. Влияние Постановления Конституционного суда Российской Федерации от 08.12.2017 г. №39-П на практику судов общей юрисдикции, касающейся субсидиарного исполнения обязанности по уплате налога / Вопросы студенческой науки. No2 (30).  Февраль, 2019. С. 6-9.


Гость, оставите комментарий?
Имя:*
E-Mail:


Бесплатная публикация

статьи в журнале

Подробнее
Информация от партнеров