Институт субсидиарной ответственности в правовом регулировании несостоятельности (банкротства) юридических лиц

Институт субсидиарной ответственности в правовом регулировании несостоятельности (банкротства) юридических лиц


Захаров Кирилл Валерьевич, магистрант
Орловский государственный университет им. И.С. Тургенева


Аннотация. В современном российском праве существует множество механизмов, применяемых на практике по делам о несостоятельности (банкротстве) юридических лиц. Они могут носить разноплановый характер. Одним из таких механизмов является так называемый «институт субсидиарной ответственности». Он призван дополнить ответственность основного должника (организации-банкрота), когда тот не способен погасить все долги, и усилить защитить законные права и интересы кредиторов. В данной статье автор рассматривает понятие, особенности, а также роль института субсидиарной ответственности в области правового регулирования несостоятельности (банкротства) юридических лиц. Проанализированы основные нормативно-правовые акты и судебная практика, регламентирующие применение данного института. Также рассмотрены вопросы, связанные с привлечением к субсидиарной ответственности лиц, контролирующих юридическое лицо при несостоятельности (банкротстве).

Ключевые слова: гражданское законодательство, юридическое лицо, несостоятельность (банкротство), субсидиарная ответственность, контролирующее должника лицо, актуальные проблемы.

   Порядок признания юридического лица несостоятельным (банкротом), а также все процедуры, применяемые в данной сфере, подробно регламентирует отдельный закон - Федеральный закон от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – «Закон о банкротстве»). В основном законодательство о несостоятельности (банкротстве) предназначено для восстановления платежеспособности юридических лиц или же их исключения из гражданского-экономического оборота путем ликвидации. Юридическое лицо ликвидируется через отдельную процедуру – конкурсное производство, которая направлена на восстановление имущественных интересов кредиторов должника и соразмерное удовлетворение их требований. Однако на практике не всегда кредиторам возвращают их долги в связи с тем, что денег в конкурсной массе должника юридического лица попросту не хватает. Именно поэтому законодатель создал такой институт как субсидиарная ответственность.

   Понятие «субсидиарная ответственность» закреплено в статье 399 ГК РФ, в соответствии с которой под субсидиарной ответственностью понимается дополнительная ответственность к ответственности другого лица, являющегося основным должником [1]. Субсидиарная ответственность является разновидностью юридической ответственности, которая, в свою очередь, в целом и заключается в «одной из форм государственно-принудительного воздействия на нарушителей норм права, заключающейся в применении к ним предусмотренных законом санкций - мер ответственности, влекущих для них дополнительные неблагоприятные последствия» [2].



   Институт субсидиарной ответственности в современном гражданском законодательстве Российской Федерации носит разноплановый характер, именно поэтому представляет собой именно ответственность как более широкую правовую категорию, предполагающую применение санкций, в том числе за нарушение различных обязательств. Одним из признаков субсидиарной ответственности выступает ее направленность, заключающаяся в восстановлении нарушенных прав третьих лиц [3]. Согласно п. 1 ст. 61.11 Закона о банкротстве если полное погашение требований кредиторов невозможно вследствие действий и (или) бездействия контролирующего должника лица, такое лицо несет субсидиарную ответственность по обязательствам должника [4]. Между тем, сразу обращаться к субсидиарному должнику нельзя. Сначала кредитор должен потребовать исполнения обязательств от основного должника. Иногда такой порядок законом или договором осложняется дополнительными условиями.

   Исходя из анализа положений Закона о банкротстве, а также многообразной судебной практики следует вывод, что основной целью в процедуре конкурсного производства по делам о несостоятельности (банкротстве) юридических лиц является справедливое соразмерное удовлетворение требований кредиторов должника с максимальным экономическим эффектом. Если полное погашение требований кредиторов невозможно вследствие деятельности контролирующего должника лица, то законом предусмотрен исключительный механизм восстановления нарушенных прав кредиторов посредством привлечения такого лица к субсидиарной ответственности по обязательствам должника [5].

   В соответствии со статьей 61.10 Закона о банкротстве под контролирующим должника лицом понимается физическое или юридическое лицо, имевшее не более чем за три года, предшествующих возникновению признаков банкротства, а также после их возникновения до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом право давать обязательные для исполнения должником указания или возможность иным образом определять действия должника, в том числе по совершению сделок и определению их условий. К таким лицам относятся, например, учредители, генеральные директора, участники и акционеры, а также аффилированные с ними лица.

   Возможность привлечения лиц, контролирующих должника, к субсидиарной ответственности по долгам банкрота является одной из гарантий прав кредиторов на наиболее полное удовлетворение своих требований к должнику. Изначально правом на подачу заявления о привлечении контролирующих лиц к субсидиарной ответственности обладали арбитражные управляющие в ходе конкурсного производства, однако впоследствии данный институт претерпел значительные изменения и правом на подачу заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности получили также уполномоченные органы и конкурсные кредиторы [6].

   Важно учитывать также сроки привлечения контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности. Они установлены в п. 5 ст. 61.14 Закона о банкротстве. В частности, предусмотрено, что подать такое заявление заинтересованное лицо (имеющее данное право) может в течение трех лет со дня, когда оно узнало или должно было узнать об обстоятельствах виновности лиц, но не позднее трех лет со дня признания должника банкротом и не позднее десяти лет со дня, когда имели место действия и (или) бездействие, являющиеся основанием для привлечения к ответственности.

   Определяющее значение для целей начала исчисления срока исковой давности является субъективный фактор осведомленности лица о наличии соответствующих оснований для привлечения лица к ответственности. В то же время вышеназванные сроки ограничены объективными обстоятельствами. Они в любом случае не могут превышать три года со дня признания должника банкротом (прекращения производства по делу о банкротстве либо возврата уполномоченному органу заявления о признании должника банкротом) или со дня завершения конкурсного производства и десять лет со дня совершения противоправных действий (бездействия)

   В 2016 году в Закон о банкротстве вступили в силу некоторые поправки. Теперь представление о том, кто ещё потенциально может быть «контролирующим должника лицом». В их числе оказались и те, кто имеет родственные связи с руководителем банкротящейся фирмы или теми, кто входит в ее органы управления., а также те, кто состоит в отношениях родства или свойства, должностного положения. В том же ряду – те, кто имеет полномочия совершать сделки от имени компании или имеет широкие полномочия из-за должности в фирме (например, финансовый директор или главный бухгалтер). Суды устанавливают степень вовлеченности привлекаемого лица в процесс управления должником, проверяя, насколько значительным было его влияние на принятие существенных деловых решений относительно деятельности организации. Например, если сделки, изменившие экономическую и (или) юридическую судьбу должника, заключены под влиянием лица, определившего существенные условия этих сделок, такое лицо подлежит признанию контролирующим должника.

   Не так давно судебная практика претерпела изменения, которые направлены на расширение числа субъектов, привлекаемых к субсидиарной ответственности. Стало возможным привлекать наследников к такому виду ответственности. Зачастую в руках супругов, детей или иных близкородственных лиц оказывались активы или имущество, а у кредиторов были все основания полагать, что получению этих активов способствовали неправомерно полученные денежные средства. В Определении Верховного Суда РФ от 16 декабря 2019 г. по делу № 303-ЭС19-15056 было указано, что долг наследодателя, возникший в результате привлечения его к субсидиарной ответственности, входит в наследственную массу [7].

   Долг наследников, возникший из субсидиарной ответственности, подчиняется такому же режиму, что и задолженность из других деликтных обязательств. Он не имеет неразрывной связи непосредственно с личностью и переходит к наследникам в общем порядке – в пределах наследственной массы, то есть с учётом полученного имущества. В ином случае наследники могли бы получить имущество, добытое незаконными способами за счёт кредиторов, под защитой иммунитета от притязаний, что было бы несправедливо.

   Однако появление нового субъекта привлечения к субсидиарной ответственности в лице наследников при отсутствии регулирующих этот вопрос положений закона ожидаемо приведёт к возникновению проблем на практике. Наиболее проблемными представляются вопросы о распространении на наследников процессуальных презумпций доказывания [8]. Для судебной защиты наследникам может понадобиться объяснять причины управленческих решений наследодателя, однако это сложная задача, поэтому суды могут оказывать им содействие в получении доказательств. При этом принципиальным будет являться вопрос о том, входит ли в наследственную массу долг наследодателя, возникший в результате привлечения его к субсидиарной ответственности при банкротстве подконтрольного ему лица.

   Одновременно мы наблюдаем усложнение регулирования инструментов, обеспечивающих контроль за деятельностью единоличных исполнительных органов юридического лица, в частности развитие института субсидиарной ответственности директоров за убытки, причиненные их виновными недобросовестными действиями. Не стоит забывать, что целью деятельности единоличных исполнительных органов юридического лица является обеспечение экономического роста предприятия, что требует свободы принятия решений и готовности к риску [9]. Таким образом, институт субсидиарной ответственности является исключительным механизмом для защиты нарушенных прав кредиторов по делам о несостоятельности (банкротстве) юридических лиц и играет важную роль в правовом регулировании данной сферы.

   Однако, в настоящее время юридическая конструкция института субсидиарной ответственности не в полной мере позволяет ответить на такие значимые вопросы как:

   - объем ответственности субсидиарного должника и его пределы;

   - правовая природа обязанности субсидиарного должника;

   - проблемы привлечения наследников субсидиарного должника;

   - количество субсидиарных должников и конкретный перечень их должностей;

   Подводя итог проделанной работы, автор полагает, что институт субсидиарной ответственности на современном этапе своего развития претерпел значительные изменения и занимает одно из ключевых мест в правовом регулировании несостоятельности (банкротства) юридических лиц, однако в то же время существует ряд проблем, требующих детальной проработки со стороны законодательных и судебных органов власти.

Список литературы

   1. «Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая)» от 30.11.1994 № 51-ФЗ (ред. от 28.06.2021).

   2. Корпоративное право: Учебник / А.В. Габов, Е.П. Губин, С.А. Карелина и др.; Отв. ред. И.С. Шиткина. М.: Статут, 2019. С. 680.

   3. Особенности конструкции института субсидиарной ответственности в Российской Федерации /Петухов С.В. // «Юстиция», 2019, № 4, С. 60-67.

   4. Федеральный закон от 26.10.2002 № 127-ФЗ (ред. от 11.06.2021) «О несостоятельности (банкротстве)».

   5. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве».

   6. Институт субсидиарной ответственности лиц, контролирующих должника-банкрота / Слоневская А.Ю. // «Вестник экономического правосудия Российской Федерации», 2017, № 1).

   7. Определение ВС РФ от 16.12.2019 № 303-ЭС19-15056 по делу № А04-7886/2016 (включено в Обзор судебной практики ВС РФ № 1 (2020), утвержденный Президиумом ВС РФ 10.06.2020).

   8. Субсидиарная ответственность наследников при банкротстве в контексте Определения Верховного Суда РФ от 16 декабря 2019 г.: значение и проблемы / Митякова И.В. // «Право и бизнес», 2021, № 1.

   9. Институт субсидиарной ответственности единоличного исполнительного органа юридического лица как механизм обеспечения баланса интересов в обществе / Андрианова М.А., Потапов Н.А. // «Гражданское право», 2020, № 3, C. 22-25.



Гость, оставите комментарий?
Имя:*
E-Mail:


Бесплатная публикация

статьи в журнале

Подробнее
Информация от партнеров