Принцип добросовестности в гражданском праве


Евтушенко Максим Никитич, магистрант
Московский финансово-промышленный университет «Синергия»

Аннотация. В статье анализируется принцип добросовестности, являющийся, без единого сомнения, нравственной основой развития гражданско-правовых отношений. Актуальность темы исследования обусловлена теоретической и практической важностью проблемы добросовестности, как правоприменительного аспекта. Если говорить о содержании рассматриваемого принципа, то на уровне законодательства данный вопрос не раскрывается. Решению этой задачи призвана служить доктрина. Как правовая категория и объект для научных исследований принцип добросовестности представляет собой большой спектр вопросов, требующих пристального внимания юридической науки. В то же самое время единство взглядов, — как в части трактовки самого понятия «добросовестности», так и относительно соответствующих принципов и их соотношения, — среди российских учёных отсутствует. Как известно, правоведы признают, что вопросы, касающиеся данной проблемы, являются дискуссионными. Автор приходит к выводу, что добросовестность — это система различных факторов, побуждающих человека к целенаправленному положительному действию, в зависимости от той или иной ситуации.
Ключевые слова: добросовестность, нравственность, принцип добросовестности, добрая совесть, мотивация, ситуация.

   Так, для совершенствования законодательства и укрепления экономических и социальных отношений в обществе и государстве Указом Президента Российской Федерации от 18 июля 2008 года были осуществлены меры по изменению Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) [1]. Эти изменения носили существенный характер для развития регулятивной составляющей государственного строя.

   В апреле 2012 года, действующим на то время Президентом РФ Д.А. Медведевым, были внесены существенные изменения в ГК РФ. Одним из таких нововведений было закрепление в ГК РФ двух совершенно новых положений, касающихся принципа добросовестности, а именно:

   — при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно (п. 3);
   — никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения (п. 4).

   Анализ основополагающих положений выявляет желание законодателей объединить в одно целое Закон и нравственные начала, которые, безусловно, являются важнейшими феноменами развития морального сознания людей на основе разумности, добросовестности и справедливости.

   Этот шаг, сделанный отечественным законодателем после долгих колебаний, инспирирован континентально-европейской традицией, которая восходит к античному римскому праву с его bona fides.

   Следует иметь ввиду, что впервые в истории развития гражданского законодательства принцип добросовестности принял юридическую форму. В то же самое время, само понятие «добросовестности» в законе не определено, что, безусловно, порождает множество дискуссий вокруг данной проблемы.

   Таким образом, необходимо учесть тот факт, что российское общество совершило грандиозный прорыв в гражданских правоотношениях, преодолев преграды безнравственности и несправедливости. Объединение нравственных начал и юридических аспектов определило дальнейший путь развития всех сфер общественных отношений.

   Согласно толковому словарю С.И. Ожегова «добросовестный — честно выполняющий свои обязательства, обязанности» [2], что, безусловно, связывает понятие «добросовестности» с нравственными началами.

   Т.М. Рассолова, описывая принципы гражданского права, характеризует добросовестность, как требование того, чтобы участники гражданского оборота относились к правам и интересам других лиц так же, как они относятся к своим собственным правам и интересам [3]. Участники таких отношений должны проявлять к правам и интересам других лиц заботливость и осмотрительность, на которую способен обычный человек.

   Советский учёный И.Б. Новицкий в 1916 году в своей научной статье «Принцип доброй совести в проекте обязательственного права» рассматривал так называемое понятие «доброй совести». Этот феномен исследуется И.Б. Новицким с позиции двух основных значений:1) в объективном; 2) в субъективном:

   В объективном значении «добрая совесть» предстаёт в образе известного внешнего мерила, которое следует принимать во внимание законом, судом, применяющим закон, и которое рекомендуется членам гражданского оборота в их взаимных отношениях друг с другом. «Добрая совесть» в субъективном значении показывается как определённое сознание того или иного лица, как незнание некоторых обстоятельств, с существованием которых Закон считает возможным связать конкретные юридические последствия [4].

   По мнению Я. А. Канторовича, критерий безнравственности договоров устанавливается в виде понятия «добрых нравов»: договор, противный «добрым нравам», признаётся ничтожным. Известно, что в римском праве понятие «добрых нравов» (boni mores) отождествлялось с представлениями о нарушении требований нравственности (turpitudo) и служило надзаконной инстанцией для проверки действительности сделки [5].

   Такая неопределённость понятия «добрые нравы» вызвала различные мнения и толкования данного явления.

   По одному из мнений «добрые нравы» отождествляются с нравственностью: договор, противный «добрым нравам», есть ничто иное как договор, противный нравственности. (Лотмар, «Der unmoralische Vertrag»).

   Следует иметь ввиду, что совершение действий во взаимосвязи с «добрыми нравами» означает невступление лица в противоречие с требованиями нравственности, закрепленными в гражданском обществе. Здесь же упоминается о «доброй совести».

   Это очередной раз доказывает неразрывную связь между собой таких феноменов человеческой природы, как нравственность, внутренние убеждения, воспитание. Основными целями данных явлений, непременно, являются разумная добросовестность и равносторонняя справедливость.

   Если говорить о нравственности, то это понятие раскрывает суть поведения мысли и желаний человека, наличие его морали. Под нравственностью понимается практическая воплощённость моральных идеалов, целей и установок в различных формах социальной жизнедеятельности, в культуре поведения людей и отношениях между ними [6].

   Следовательно, принципы права неразрывно связаны с нравственностью.

   Так, В.Г. Голубцов оценивает добросовестность в качестве как явления обобщённого, так и предметной категории [7]. В качестве обобщенного понятия его можно определить как универсальный механизм противодействия нечестности в имущественном обороте. В качестве предметного понятия добросовестность познается, исследуется и применяется как оценочное понятие, основное начало гражданского законодательства, презумпция, предел осуществления гражданских прав, позитивная гражданско-правовая обязанность.

   Принцип добросовестности, как и иные начала гражданского законодательства, служит своего рода ориентиром в осуществлении прав и обязанностей для субъектов гражданских правоотношений, выступает основой для эффективного правоприменения в условиях выявления пробелов правового регулирования [8].

   Отсюда следует, что добросовестность является тем принципом, который учит человека быть нравственным, морально устойчивым, добродетельным и целеустремлённым. По своему характеру, человек мог даже не знать о существовании данного принципа в законодательстве, но, тем не менее, благодаря своему усердию и доброму намерению он будет следовать ему безукоризненно и добросовестно.

   Так, Э. Ю. Анциферова делает вывод, что под добросовестностью понимают наличие у участников гражданских правоотношений стремления максимально исключить возможность нарушения своими действиями или бездействиями субъективные права и законные интересы других лиц [9].

   Следовательно, добросовестность пронизывает абсолютно все действия, именно того гражданина, который, бесспорно, имеет только добрые намерения в отношении других людей.

   Введение в законодательство принципа добросовестности является важной предпосылкой сочетания нравственности и правоприменительности, а также желание законодателей привить участникам правоотношений взаимного уважения и соучастия по отношении друг к другу.

   Таким образом, как видно из вышесказанного, понятие «добросовестности» интерпретируется исследователями этого феномена исходя из собственных точек зрения об аспектах нравственности и морали. Поэтому, можно предполагать, что законодатели не зря придали добросовестности юридическую силу. Добросовестность, — как основа развития гражданского общества, — играет первостепенную роль в эволюционировании нравственности и созидательной осмысленности природы человеческих отношений.

   Любые гражданско-правовые отношения между заинтересованными в таких отношениях субъектами, всегда являются целенаправленными действиями. Именно поэтому необходимо сознавать такой процесс с позиции наличия ряда тех или иных побудительных факторов.

   Основное начало поведения индивида, безусловно, начинается с желания удовлетворить собственные потребности. При этом, немаловажным моментом является ситуация, в которой находится человек. Можно взять, к примеру, потребности человека в пище, которая является жизненно-важной необходимостью, берущей своё начало с естественных физических проявлений человека в тяжелейших условиях внешней среды.

   Так вот, указывая на эту потребность, следует обратиться к истории развития человеческого общества. В древние времена были одни цели, в настоящее время эти же самые цели предстают в новом образе. В то время, чтобы не умереть от голода, необходимо было добывать себе пищу с помощью охоты. Позже появилось собирательство и земледелие. Тогда пища представлялась существенным источником выживания человека.

   В современном мире ситуация стала иной. Пища приняла новую форму, получившую название «еды», так сказать, превратилась в новейшую потребность в получении удовольствия от данного процесса. Не зря говорят: «Кулинария творит чудеса».

   К тому же, даже если предположить, что учёным удалось изобрести такую таблетку, которая позволяла бы полностью исключить из жизни потребности человека в пище, то, даже и в таком предположительном случае большинство людей продолжали бы пользоваться едой. Конечно, об этом можно утверждать лишь исходя из тех наслаждений и ощущений, которые человек способен получать с помощью «вкусовых рецепторов».

   Возвращаясь к понятию «добросовестности», можно разглядеть наличие подобной прямой связи этого феномена с развитием потребностей, созданных человеком искусственным путём. Даже отношения «человек-человек» начиналось с естественного желания выжить, что, в свою очередь, означало, — объединиться.

   Поэтому создание общества, — как, впрочем, и общественных отношений, — началось с естественных побудительных сил.

   С развитием гражданского общества появились новые формы взаимодействия людей друг с другом. На гражданские правоотношения можно также смотреть через призму побудительных факторов, одним из которых является «мотивационная целеустремлённость».

   Если взять, к примеру, отношения, возникающие из договора подряда, то можно привести ряд примеров наличия в таком «правовом поле» различного рода ситуаций, в которых «мотивационная целеустремлённость» играет важную роль.

   В п. 1 ст. 702 ГК РФ провозглашается: «По договору подряда одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить по заданию другой стороны (заказчика) определенную работу и сдать ее результат заказчику, а заказчик обязуется принять результат работы и оплатить его» [10].

   Итак, две стороны: заказчик и подрядчик. Побудительной силой таких гражданских правоотношений, прежде всего, является желание заработать. Теперь необходимо визуализировать несколько ситуаций, а именно:

   — взаимное желание заработать;
   — заказчик обязан предоставить, а исполнитель обязан выполнить;
   — заказчик предлагает определённое вознаграждение за работу, а подрядчик соглашается или нет на такие условия.

   Данная ситуация, как видно из примера, состоит из различного рода ситуаций, в которых: «правовое поле» (главная ситуация) является объектом изучения, а действия и намерения заказчика и подрядчика, соответственно, — предметным полем данного объекта исследования.

   Следовательно, можно определить «мотивационную целеустремлённость» как наличие различного рода побудительных факторов, непосредственно зависящих от той или иной ситуации, в которой находятся субъекты и которые вызывают желание у субъектов стремиться к цели.

   Необходимо понимать, что «правовое поле» начинается ещё до подписания субъектами договора подряда. Именно намерения всех граждан и будут влиять на развитие ситуации, в которой «правовое поле» является объектом исследования.

   Таким образом, далее можно представить саму добросовестность в виде ситуации и назвать её объектом изучения. Предметом можно представить «мотивационную целеустремлённость».

   Необходимо заметить, что «мотивационная целеустремлённость» сочетает в себе два понятия: «мотивация» и «целеустремлённость».

   О.С. Виханский и А.И. Наумов утверждают, что: «Мотивация — это совокупность внутренних и внешних движущих сил, которые побуждают человека к деятельности, задают границы и формы деятельности и придают этой деятельности направленность, ориентированную на достижение определённых целей» [11].
Отсюда следует, что мотивация явление многогранное, которое является своеобразным состоянием человека, позволяющим ему действовать с помощью побудительных сил. Понятие «целеустремлённости» означает стремление субъекта непосредственно к цели.

   И, наконец-то, можно дать определение понятию «добросовестность». Добросовестность — это система различных факторов, побуждающих человека к целенаправленному действию в зависимости от той или иной ситуации и которые вызывают желание у человека стремиться к цели.

   Как видно, данное определение является недостаточно полным. Известно, что в правовом поле действия субъектов носят характер правоспособности не в ущерб правоспособности другой стороны. Поэтому, добросовестное действие должно иметь факторы, содержащие положительные мотивы и не несущие угрозу правам других субъектов гражданских правоотношений.

   Итак, добросовестность — это система различных факторов, побуждающих человека к целенаправленному положительному действию, в зависимости от той или иной ситуации. Вот теперь понятие «добросовестности» имеет более правильное значение.

   Таким образом, следует подчеркнуть, что добросовестность пришла в общественное сознание ещё задолго до того времени, когда этот принцип был закреплён в гражданском законодательстве, продолжая жить, вселять надежду, позитив и добросовестные намерения каждому гражданину.

   Список литературы
   1. Указ Президента Российской Федерации от 18 июля 2008 г. № 1108 «О совершенствовании Гражданского кодекса Российской Федерации». Федеральный закон от 30.12.2012 N 302-ФЗ (ред. от 04.03.2013) "О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации.
   2. Ожегов С. И. и Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка. Институт русского языка им. В. В. Виноградова. — 4-е изд., дополненное. — М.: ООО «А ТЕМП», 2006. — С. 169.
   3. Рассолова, Т. М. Гражданское право: учебник / Т. М. Рассолова. – Москва: Юнити, 2015. — С. 20.
   4. Вестник гражданского права / изд. М. М. Винавер. — Петроград: Типография Бр. В. и И. Линник, 1916. № 6. С. 56.
   5. Канторович Я. А. Основные идеи гражданского права / Я. А. Канторович. — Харьков: Юридическое издательство НКО УССР, 1928. — С. 57.
   6. Адвокатская этика: учебник для студентов, обучающихся по специальностям «Юриспруденция», «Правоохранительная деятельность» / под ред. Г. Б. Мирзоева, Н. Д. Эриашвили. — Москва: Юнити, 2017. С. 7.
   7. Голубцов В. Г. Субъективная добросовестность в структуре общего понятия добросовестности // Вестник Пермского университета. Юридические науки. 2019. Выпуск 45. С. 490.
   8. Лаевская Е. В. Нарушение принципа добросовестности участников гражданских правоотношений и злоупотребление правом: к вопросу о соотношении понятий / Е. В. Лаевская // Проблемы правового регулирования осуществления и защиты прав участников гражданских правоотношений: сб. науч. ст. / Ю. А. Амельченя [и др.]; под ред. О. А. Бакиновской. — Минск: Бизнесофсет, 2016. — С. 109.
   9. Анциферова, Э. Ю. Принципы разумности, добросовестности и справедливости как основополагающие категории частного права / Э. Ю. Анциферова // Вестник Марийского государственного университета. Серия «Исторические науки. Юридические науки». 2016. Т. 2. № 2 (6). С. 44.
  10. Гражданский кодекс Российской Федерации: часть первая — Федеральный закон от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ.
  11. Виханский. О. С. Наумов. А. И. Менеджмент: учебник / — 4-е изд., переработанное и доп. — М.: Экономистъ, 2006. — С. 145.



Бесплатная публикация

статьи в журнале

Подробнее
Календарь
«    Июнь 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930 
Информация от партнеров