Цифровые права и их защита в гражданском праве РФ


Киякова Ания Саматовна, студент
Оренбургский государственный университет
 
Аннотация. В статье анализируется цифровое право, его сущность, особенности, необходимость признать указанное право, как самостоятельный объект гражданских правоотношений. Представлен процесс происхождения, возникновения и развития цифровых финансовых активов. Рассмотрены основные гражданско-правовые способы защиты цифрового права.
Ключевые слова: цифровое право; цифровой финансовый актив; токен; криптовалюта; BlockChain, гражданско-правовой способ защиты.

   В октябре 2019 годы в Гражданский Кодекс РФ был введен новый объект гражданских правоотношений -  цифровое право, который был закреплен в ст. 141.1 ГК РФ. Данное нововведение в гражданское законодательство является показателем активного внедрения цифровой технологии в экономику, государственную и общественную жизнь России [1].

   Часть первая указанной статьи дает легальное определение цифровых прав: «это названные законом в таком качестве обязательственные и другие права, содержание и условия осуществления которых определяются в соответствии с правилами информационных систем, отвечающих установленным законодательством признакам. Осуществление, распоряжение, в том числе передача, залог, обременение цифровых прав другими  способами  или ограничение распоряжения цифровыми правами возможны только в информационной системе без обращения к третьим лицам» [2].

   Статья 141.1 ГК РФ имеет бланкетный характер и ссылается на норму, которая изложена в  статье 8 ФЗ от 02.08.2019 № 259-ФЗ «О привлечении инвестиций с использованием инвестиционных платформ и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» [3].

   Право признается утилитарным цифровым правом, только в том случае, если оно возникло как цифровое право в результате установления между сторонами договорных взаимоотношений, устанавливающих факт приобретения цифрового права; указанный договор должен быть заключен с использованием программно-информационных ресурсов инвестиционной платформы и по правилам ФЗ от 02.08.2019 № 259-ФЗ «О привлечении инвестиций с использованием инвестиционных платформ и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». Программно-информационные ресурсы информационных платформ должны способствовать приобретению, отчуждению и осуществлению следующих цифровых прав:

    -  требование передавать вещь;
    -  требовать передавать права на результаты интеллектуальной деятельности;
    -  требовать исполнить работы (предоставить услуги) [4, с. 123].

   Таким образом, в соответствии с российским законодательством цифровые права могут возникать, ими можно распоряжаться: передавать, закладывать, обременять – только с использованием инвестиционной платформы.

   В соответствии с вышеуказанным федеральным законом для физических и юридических лиц утилитарные цифровые права могут предлагаться только, если они возникли на определенной информационной платформе. Также указанный федеральный закон устанавливает идентичность определений цифрового права и утилитарного цифрового права.

  Родиной цифровых прав, токенов и криптовалюты являются США. В 2008 году во время разразившегося в Америке экономического кризиса снизилось доверие к банковской системе, что повлекло банкротство крупнейших банков США, а это заставляло обычных граждан искать внебанковские способы сохранения собственных финансовых накоплений. В этих условиях была запущена технология «BlоckChаin» и криптовалюта «BitCоin» [5, с. 36]. В основе технологии «BlоckChаin» заложен распределенный реестр информационных потоков по динамике  установленных расчетных единиц (токена, криптовалюты). Поддержка технологии осуществляется с помощью майнинга – формирования и поддержания функционирования транзакционных цепочек, взаимосвязанных и взаимозависимых между собой; все цепочки транзакций имеют возможность копироваться и перемещаться внутри всех устройств Блокчейна. Реестр был создан по аналогии с Exel-таблицами (откуда, куда, объемные показатели и пр.).

   Реестры распределены внутри майнинг-систем (майнинг-устройств), собственники которых (майнеры) за поддержку функционирования Блокчейна получают материальное вознаграждение – криптовалюты. Первой криптовалютой был биткоин (Вitcоin). Изначально не существовало никакого обеспечения биткоинов, которые представлялись как некие цифровые псевдоденьги, которые невозможно было использовать как платежные средства. Вместе с тем стал расти спрос на первую криптовалюту, который привел к формированию нового сектора цифровой экономики, на котором использовалась криптовалюта для обслуживания «BlоckChаin» сетей, заключения и сопровождения smart-договоров, формирования инвестиционных потоков, онлайн-кредитования и пр. Указанные процессы сформировали устойчивый спрос на биткоины, а сама криптовалюта стала обеспечиваться спросом и предложением [6, с. 77].
Необходимость криптовалюты диктовалась тем, что у физических и юридических лиц появилась возможность выбора между фиатной валютой, находящейся под контролем и управлением государства, и криптовалютой, регулируемую лишь «BlоckChаin» субъектами.

   Спрос и предложение криптовалюты привел к формированию и развитию криптовалютных бирж, формированию новых криптовалют. Криптовалюта становится платежным средством. Одновременной формируется токен – вид цифрового актива, обеспеченный определенным материальным активом и мог реализовываться механизмом ICО (Initiаl Соin Оffеring) [7, с. 330]. В данном случае прослеживается аналогия с Initial Publiс Оffеring – IРО – привлечение инвестиционных потоков через продажу акций.

   Современные токены представляют собой цифровой формат абсолютного права требовать от эмитента исполнять взятые обязательства. В соответствии с гражданским законодательством РФ токены наиболее ближе к понятию цифровых прав [8, с. 11].

   Токен (как вид криптовалюты) – это не только (и не столько) формат фиатных денег, но и способ фиксации абсолютных прав требовать от эмитентов исполнять принятые на себя обязательства.

   По своим свойствам токен аналогичен векселю, выделим основные отличия:

    -  токен имеет цифровую форму, вексель – материальную форму (бумажный носитель);
    -  вексель содержит обязательства векселедателя выплатить через определенный временной промежуток фиксированную денежную сумму; токен обязывает эмитентов либо выплатить денежную сумму, либо передать имущественные права, либо оказать определенные услуги, выполнить определенные работы, получить дивиденды, предоставить право голоса и пр.;
    -  токен является более практичным и удобным в использовании в отличии от векселя.

   В современных условиях следует выделить три вида токенов:

    -  токен – акция: аналогичен классической акции, поскольку предоставляет собственнику токена права на получение дивидендов, право голоса в управлении организации (организационной структуры), к примеру, держатель DigixDао получает денежное вознаграждение от транзакций в сетевом пространстве Digiх Nеtwоrk Gоld;
    -  утилитарный токен – фиксирует право собственника данного токена требовать от эмитента оказывать определенные услуги, получать беспрепятственный доступ к сервисам, право на получение имущественных прав; к примеру собственник токена Siасоin имеет право пользоваться облачными хранилищами Siа;
   -  кредитный токен – закрепляет за собственников право требовать на определенных заданных условиях денежные средства или родовые вещи [9, с. 64].

   Применение BlоckChаin – технологий на государственном уровне позволяет использовать современные информационные технологии во всех сферах – экономика, социальная сфера, нормативно-правовое регулирование, безопасность – для повышения благосостояния граждан и позитивного развития государственности. В Эстонии, Германии, Непале и ряде других BlоckChаin-технологии, криптовалюта, токены и смарт-контракты находятся под запретом [10, с. 15]. Положительным моментом представляется то, что формирование и развитие рынка криптовалюты в РФ позволяет оптимально решать проблемы оспаривания законности сделок, расширяет возможности применять функционирующие в настоящее время ценные бумаги (в перспективен заменить бумажный носитель на цифровой формат), эффективно и надежно защищать собственников токенов от мошеннических действий, позволяет противостоять преступным махинациям при использовании цифровых прав.

   Статья 128 ГК РФ относит токены (цифровые права) к имущественным правам. Таким образом, современное российское гражданское законодательство под цифровым правом понимает имущественное или иное право, которое может быть зафиксировано токеном – цифровым кодом, шифром, паролем, функционирующим на определенных инвестиционных платформах. Другими словами – цифровые права – это токены в BlоckChаin.

   ФЗ от 02.08.2019 № 259-ФЗ «О привлечении инвестиций с использованием инвестиционных платформ и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» определен комплекс условий и правил для активов, которые могут быть обеспечены токенами (до принятия данного федерального закона эмитент не был ограничен в выборе способов обеспечения токенов).

   Пункт 2 статьи 8 указанного федерального закона устанавливает следующее: к утилитарным цифровым правам не может относится:

   -  права истребовать имущественное право, подлежащее государственной регистрации;
   -  права истребовать имущественное право, сделки с которым подлежит государственной регистрации или нотариальному удостоверению [11, с. 105].

   В настоящее время не решен вопрос – возможно ли рассматривать токен как самостоятельный объект гражданских правоотношений. Возможно такое решение: поскольку ценная бумага представляется особой формой закрепления определенного имущественного права, и ценная бумага является самостоятельным объектом гражданских правоотношений [12, с. 44]. Следовательно, и токен, фиксируя имущественные права в BlоckChаin, имеет право называться самостоятельным объектом гражданских правоотношений.

   В рамках нашей статьи нами были отмечены положительные стороны формирования и развития цифровых прав. Вместе с тем, следует отметить и некоторые негативные последствия от внедрения цифрового финансового актива в современную предпринимательскую деятельность. BlоckChаin – технологии децентрализованы, ограничивать движение цифровых активов в границах одного государства невозможно (можно только запретить), каким образом можно предотвращать утечку финансовых ресурсов за пределы страны. Ответа на данный вопрос пока не существует.

   На данный момент российское гражданское законодательство регулирует защиту имущественных прав собственников цифровых прав. Нематериальный характер цифрового объекта предполагает следующие способы защиты.

   Для защиты прав собственников токенов (собственник токена приравнивается к владельцу корпоративной ценной бумаги (акции))  должны применяться гражданско-правовые меры, обеспечивающие права владельца ценной бумаги. Но это возможно только в том случае, если токены попадают под национальную  юрисдикцию как ценные бумаги.

   1. Защита прав обладателей токенов как владельцев корпоративных ценных бумаг (акций) или иных ценных бумаг. В этом случае применимы гражданско-пра¬вовые способы защиты прав, предусмо¬тренные для владельцев ценных бумаг, в случае если токен в индивидуальной национальной юрисдикции попадает под регулирование в качестве разновидности ценной бумаги [13, с. 225].

   2. Сделка по первичному размещению токенов (биткоинов) признается недействительной, если данная сделка совершена в результате введения в заблуждения продавца (покупателя) или обманным путем, поскольку ICO в обязательном порядке должны декларироваться. В соответствии со статьей 178 ГК РФ ICO признается в качестве транзакции (совершения сделки). Исходя из понимания статьи 128 ГК РФ токены должны признаваться имуществом.

   3. Защита права собственников цифровых прав, если данные права возникли в результате заключения договорных отношений и указанные договорные отношения нарушаются одной из сторон. Такая форма защиты прав возможна при купле-продаже или дарении прав собственности на токены. Материальная ответственность в случае нарушений договорных отношений рекомендуется устанавливать в договорном документе, например, штрафы, возмещение убытков и пр.

   4. Защита прав собственников при нарушениях законодательства о рекламе, в частности цифровых прав. В современных условиях нарушения прав собственников может возникнуть при рекламе в социальных сетях. Используется на начальных стадиях рекламных проектов токенов. К примеру, эмитент заявляет в социальных сетях о выпуске токенов, при этом данное лицо (физическое или юридическое) не собирается осуществлять какой-либо выпуск токенов, тем самым он своим нечестным или ложным поведением на рынке вводит в заблуждение пользователей социальных сетей. Такое поведение может повлечь ответственность по закону РФ от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей».

   5. Защита прав собственников от недобросовестных агрегаторов, злоупотребляющих доверием инвесторов и причиняющим ущерб, размещая токены на ICO. Эта ответственность носит фидуциарный характер, и она распространяется на указанных агрегаторов и также на халатное поведение  должностных лиц, которые должны защищать имущественные права собственников цифровых прав [7, с. 228].

   Как вывод, мы можем отметить необходимость совершенствовать нормативно-правовую защиту имущественного цифрового права и более четко и понятно устанавливать все виды ответственности для лиц, покушающихся на данные права. Как предложение, за нарушения имущественных цифровых прав на токены следует:

   -  разработать порядок материальной компенсации за нарушенные права;
   -  разработать порядок установления запретов на пользование цифровыми правами, полученными незаконными путями;
   -  разработать порядок восстановления нарушенных прав собственников токенов.

   Нет оснований воспринимать цифровые финансовые активы как угрозу существующему миропорядку и миропониманию. Цифровые права – это альтернатива существующим правам, предоставляющие новые возможности для физических и юридических лиц, например, быстро исполнять межгосударственные переводы  финансовых активов (при минимальных комиссионных сборах); предоставлять свободный доступ к зарубежному бизнесу; активно привлекать зарубежные и внутристрановые инвестиционные потоки; обращаться за международным кредитованием, что пока представляется затруднительным для современной банковской системы.

   Таким образом, современные цифровые финансовые права - это инструменты, позволяющие ускорить неизбежные процессы глобализации.

   Список литературы
   1. О внесении изменений в части первую, вторую и статью 1124 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации: Федеральный закон от 18.03.2019 № 34-ФЗ // Собр. законодательства РФ. – 2019. – № 12. – Ст. 1224.
   2. Часть третья Гражданского кодекса Российской Федерации от 26 ноября 2001 г. № 146-ФЗ. Принята Государственной Думой 1 ноября 2001 г. Одобрена Советом Федерации 14 ноября 2001 г.// Собр. законодательства Российской Федерации от 3 декабря 2001 г. № 49 ст. 4552.
   3. О привлечении инвестиций с использованием инвестиционных платформ и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации: федеральный закон от 02.08.2019 № 259-ФЗ. [Интернет-ресурс] – Режим доступа: https://base.garant.ru/72362156/
   4. Варнавский, А.В.  Токены и криптовалюта: технологическое  содержание  и  экономическая сущность / А.В. Варнавский // Финансы: теория и практика. – 2019. – № 2. – с.123 - 127.
   5. Шестакова, М. Цифровые права как новый вид объектов гражданских прав. Что еще поменялось в ГК РФ? / М. Шестакова // ЭЖ-Юрист. – 2019. – № 12. – С. 36 – 38.
   6. Белокопытова, Н.Ю. О возможности признания криптовалюты как объекта гражданских прав / Н.Ю. Белокопытова, И.В. Косенко // Юридический вестник Дагестанского государственного университета.   Т. 29.   2019.   № 2.   С. 77–82.
   7. Конобеевская, И.М. Цифровые права как новый объект гражданских прав / И.М. Конобеевская // Известия Саратовского университета.   2019.   Вып. 3.   С. 330–334.
   8. Камышанский, В.П. Цифровые права в российском гражданском праве / В.П. Камышанский // Власть Закона.   2020.   № 2. – С. 11-17.
   9. Петухов, С.В. Правовая конструкция цифровых прав как объекта гражданских прав / С.В. Петухов, Ю.В. Рачеева // Юридическая мысль. – 2019. – № 7 (119). – С. 64–70.
   10. Булгатова, Ю.С. Блокчейн-технологии как новое направление развития экономики России / Ю.С. Булгатова, Б.В. Сандакова // Вестник Бурятского государственного университета. – Экономика и менеджмент. – 2020. – Вып. 2. – С. 15–22.
   11. Овчинников, А.И. Цифровые права как объекты гражданских прав / А.И. Овчинников, В.И. Фатхи // Ростовский юридический институт Министерства внутренних дел РФ. – 2019.   № 4.   С. 105–113.
   12. Лолаева, А.С. Цифровые права в структуре объектов гражданских прав / А.С. Лолаева // Аграрное и земельное право. – 2020 – № 3 . – С.44-48.
   13. Старосельцева, М.М. К вопросу о защите цифрового права через призму гражданских правоотношений / М.М. Старосельцева, П.И. Брусова // Ученые записки Казанского юридического инсти¬тута МВД России.   2020.   Т. 5.   № 1.   С. 225 – 229.


Бесплатная публикация

статьи в журнале

Подробнее
Календарь
«    Май 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31