Значение преимущественных прав в гражданских правоотношениях


Аннотация. Статья посвящена исследованию места и роли преимущественных прав в гражданско-правовых отношениях. Автор приводит понятие данного вида прав, исследует их разновидности: преимущественное право, установленное законом и договорное преимущественное право. Значительное внимание уделено предварительному договору в институте преимущественных прав, а также проблеме правовой защиты указанных прав.

Ключевые слова: гражданское законодательство, гражданско-правовые отношения, управомоченное лицо, договор, преимущественные права, договорные обязательства, понуждение к заключению договора, соглашение сторон.

   Современное гражданское законодательство содержит в своей структуре такие правоотношения, в которых присутствует особая категория прав – преимущественные [1]. Простым примером преимущественного права
можно считать право второго собственника на покупку доли в общем имуществе двух (иногда – более) лиц. Если речь идет о коммерческих отношениях, то примером такого права является преимущество участника АО при покупке акций, продаваемых другим акционером и др. Своеобразие данного вида прав в том, что они находятся вне рамок принципа равенства субъектов в гражданских правоотношениях. Это обуславливает факт возникновения таких прав – они появляются у субъектов отношений только в тех случаях, которые предусмотрены законом. Отказ от преимущественных прав возможен только со стороны управомоченного лица, ввиду их исключительности. Ничтожными считаются всякие действия, которые ограничивают или нарушают преимущественные права [2].

   Предметом рассмотрения настоящей статьи являются договорные преимущественные права. Очевиден тот факт, что принцип свободы договора – ведущий в гражданском обороте, открывающий огромные перспективы для предпринимательства. Но поскольку в законодательстве отсутствуют принципы, которые были бы абсолютными, то и здесь существуют некоторые исключения. Одно из таких исключений встречается в ст. 421 ГК РФ [3], п. 1 которой гласит, что понуждение к заключению договора недопустимо, однако оно допускается тогда, когда сам ГК или другой закон, а также принятое добровольно на себя обязательство предусматривают его заключение. Однако такое исключение, закрепленное в вышеупомянутой статье, так и не отвечает на вопрос о том, возможно ли установить преимущественное право по соглашению сторон. Например, могут ли стороны сами сделать одним из условий в договоре, скажем, преимущественное право на продажу (дарение, обмен) вещи; и не возникнет ли при этом противоречие между таким договором и основным началам гражданского законодательства, не приведет ли к негативным юридическим последствиям?

   Отметим, что единого мнения среди ученых по данной проблеме не существует. Одни считают, что преимущественные права могут быть установлены только на основании закона, а другие допускают, что их установление также возможно и на основании договора. Тем не менее, какой- либо конфронтации по этому поводу между двумя группами экспертов не возникает: обе стороны считают и ту, и другую теорию общепризнанными.

   К первой из вышеназванных версий склоняется Л.Ю. Леонова, предлагая считать преимущественными правами такие права, которые могут предоставляться управомоченному субъекту только в тех случаях, которые устанавливает закон, т.н. воля сторон здесь не применима [4]. Поддерживается данная позиция и В.А. Беловым, который также видит только закон в качестве основания для возникновения преимущественных прав. Автором также выдвинута точка зрения о том, что преимущественные права – это изъятие из принципа равенства гражданской правоспособности [5].

   Опираясь на вышеприведенное суждение В.А. Белова, можно выделить следующие аспекты:

   1) Отождествление автором юридического равенства с принципов равенства правоспособности субъектов гражданских правоотношений. Недостаток данного подхода проявляется в том, что сами преимущественные права находятся вне рамок лишь принципа юридического равенства участников правоотношений, но они не противоречат ему. Что же касается правоспособности, то у этих участников она будет равной: каждый может участвовать в правоотношениях, возникающих по поводу преимущественных прав. Такими отношениями будут выступать: приобретение доли в общей собственности, либо заключение договора долгосрочного найма;

   2) по поводу договора бронирования, автор отмечает, что его результатом является установление права на заключение договора по поводу определенной вещи, которое будет преимущественным для заказчика. А это, в свою очередь, находится в противоречии с предыдущей позицией автора, выраженной им по поводу оснований установления данного вида прав.

   Продолжая исследовать юридическую литературу, мы можем найти множество противоположных взглядов, которых придерживаются другие ученые. Возьмем труды Л.В. Кузнецовой, в которых прямо выражена мысль о возможности установления преимущественных прав на основании как закона, так и договора [6]. Автором признается существование договорных преимущественных прав, и этот момент, на наш взгляд, безусловно, положительный, так как основание установления данных прав влияет на выбор способа их защиты.

   Поддерживается подобная позиция К. Скловским и М. Смирновой [7], которые являются исследователями института преимущественной покупки. Авторы допускают возможность установления рассматриваемых прав путем частных соглашений, и также обращают внимание на зависимость от основания возникновения права способа его защиты: в одних ситуациях – это вещные способы, а в других – обязательственные.

   Представляется, что к последней позиции стоит присоединиться, поскольку отсутствуют какие-либо причины для того, чтобы считать несоответствующими условия договоров о преимущественных правах основам и смыслу гражданского законодательства, но иногда они (как и другие условия), все же могут вступать в противоречие с императивными нормами, либо с основными началами права.

   В подтверждение изложенному выше, можно привести тот факт, что судебная практика не содержит таких случаев, в которых преимущественные права, установленные договором, толковались бы как недопустимые и ничтожные. Вместе с тем, если все-таки мы согласимся с допустимостью договорных преимущественных прав, то не стоит забывать, что их правовая природа несколько отлична от той, которую имеют преимущественные права, установленные законом. Именно этим обусловлена недопустимость применения аналогии закона к обязательственным правоотношениям, в содержание которых входят преимущественные права. Здесь нормы, которые регулируют правоотношения с преимущественными правами, будут являться противоречащим существу сходных с ними относительных обязательственных отношений, согласно п. 1 ст. 6 ГК РФ [3].

   Кроме того, стоит помнить, что далеко не все преимущественные права могут устанавливаться на основании договора, главным образом, из-за своей юридической природы. Ярким примером является невозможность установления преимущественного договорного права покупки на музейные предметы и коллекции, которые входят в негосударственную часть Музейного фонда РФ. Это обусловлено законодательным установлением единоличного права государства на подобное преимущество в отношении перечисленных вещей [8]. Другой вариант: аналогичные преимущества существуют, но они установлены уже законом, а сам закон не допускает изменение обладающих преимуществом лиц условиями договора. Примером все так же можно считать покупку доли недвижимости: поскольку закон уже установил преимущество покупки за собственниками продавца, то нельзя путем заключения договора установить такое преимущество для третьего лица. Норма закона здесь будет являться императивной по своему характеру. Но здесь есть оговорка: если собственники отказались от покупки, то тогда такое преимущество может устанавливаться перед другими третьими лицами [9].

   Иной вариант – это диспозитивное выражение правила о преимущественных правах: например, в ст. 93 ГК [3] сказано, что у участников ООО имеется преимущественное право покупки доли участника или ее части пропорционально размерам своих долей, если иной порядок не предусматривается уставом общества или соглашением между участниками.
На наш взгляд, особого внимания заслуживает вопрос, касающийся установления преимущественных прав предварительным договором. Сразу отметим, что во всех предварительных договорах устанавливается преимущественное право субъекта на заключение основного договора.

   Иными словами, предварительный договор на преимущественное право, по сути – всегда право на заключение основного договора. Данным видом права могут наделяться обе стороны, в отличие от права, установленного законом. Но проанализировав некоторые нормы существующего законодательства, мы приходим к выводу о недостаточной правовой защищенности преимущественного права на основе предварительного договора. Причем нарушить такое право на практике оказывается достаточно легко: сторона может отказаться заключать основной договор, или же заключить его с третьим лицом, обойдя соответствующее преимущественное право. И в последнем случае закон будет на стороне третьего лица, так как оно будет признано добросовестной стороной, если другая сторона не докажет обратное. Это объясняется тем, что только стороны предварительного договора знают о таком условии, как преимущественное право, тогда как третьим лицам это обстоятельство неизвестно. Как следствие, отсутствуют основания для признания сделки недействительной, а также для истребования имущества у третьего лица.

   Безусловно, нет никаких сомнений в том, что сторона, которая пострадала в результате нарушения условий предварительного договора, имеет право требовать возмещения убытков, но убытки не всегда могут наступить. Но очень часто у одной из сторон интерес в таких случаях присутствует лишь в отношении четко определенной вещи (работы, услуги), и даже компенсация не способна удовлетворить данный интерес. Простой пример: по договору (предварительному) одна сторона обязуется передать
другой эксклюзивную вещь (продать) покупателю, но договором не установлен конкретный срок: прописано условие – в том случае если когда-либо будет принято решение о продаже данной вещи [10]. Это означает, что воля продавца и будет выступать в качестве срока по указанному договору: чтобы защитить право покупателя, здесь можно применить понуждение к заключению договора, однако выше нами уже было сказано о недопустимости такого способа.

   Из вышеизложенного следует, что действенным способом защиты преимущественного права на основании предварительного договора является понуждение к заключению договора, но только тогда, когда другая сторона уклоняется от заключения основного договора, если данное действие для нее обязательно. Однако, и здесь нет стопроцентной гарантии защиты интереса стороны, желающей получить по договору какую-либо вещь, работу или услугу, поскольку ввиду отсутствия в договоре срока - конкретной даты или же периода времени, говорить об уклонении со стороны ее контрагента от заключения договора не представляется возможным.

   Таким образом, мы пришли к нескольким выводам:

   - существующее законодательство допускает устанавливать преимущественные права на договорной основе, однако их характер – в основном, обязательственный, и они являются относительными. Это означает, что они имеют значение только для участников соглашения, что отличает их правовую природу от тех преимущественных прав, которые установлены на основании закона, вследствие чего, применение аналогии закона к ним невозможно;
   - недостаточная степень защищенности: отсутствие действенных средств правовой защиты договорных преимущественных прав, что влечет отсутствие их ценности, как субъективных гражданских прав, и, как следствие, устанавливать их нецелесообразно.

   Список литературы
   1. Гришаев С.П. Гражданское право: Учеб. для средних специальных учебных заведений / Отв. ред. С.П. Гришаев. — 3-e изд., перераб. и доп. — М.: Норма: ИНФРА-М, 2018. — 608 с.
   2. Хужин А.М. Гражданское право. В 2 т. Т. 1 : учебник / под общ. ред. М.В. Карпычева, А.М. Хужина. — М. : ИД «ФОРУМ» : ИнФРА-М, 2017. — 400с.
   3. Гражданский кодекс Российской Федерации (ГК РФ) от 30 ноября 1994 года N 51-ФЗ. Часть 1 // http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_5142/
   4. Леонова Л.Ю. Преимущественные права в гражданском праве: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2005. С. 10.
   5. Белов В.А. Гражданское право. Учебник: Особенная часть. М., 2004. С. 622.
   6. Кузнецова Л.В. Защита преимущественных прав в российской цивилистике: проблемы теории и практики правоприменения // Вестник ВАС РФ. 2005. N 11. С. 162.
   7. Скловский К., Смирнова М. Институт преимущественной покупки в российском и зарубежном праве // Хозяйство и право. 2003. N 10. С. 88 - 98; 2003. N 11. С. 103 - 108.
   8. Гальперин М. Понуждение к заключению договора // ЭЖ-Юрист. 2005. N 44. С. 19.
   9. Соловьев, В.Н. Гражданско-правовые способы защиты права собственности на недвижимость. Научно-практическое пособие. Гриф Верховного Суда / В.Н. Соловьев. - М.: Юрайт, 2017. - 368 c.
  10. Санникова Л.В. Услуги в гражданском праве России. М.: Волтерс Клувер, 2006. – С. 87-88.


Бесплатная публикация

статьи в журнале

Подробнее
Календарь
«    Май 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31