Содержание правосубъектности лиц в возрасте от 14 до 18 лет. Эмансипация.


Аннотация. Статья посвящена исследованию правосубъектности несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет, ее основным особенностям и составляющим. Рассмотрены такие категории, как правоспособность, дееспособность и деликтоспособность несовершеннолетних лиц, особое внимание уделено эмансипации, условиях ее наступления. Автором отмечается противоречивость в правовой природе деликтоспособности, как составного элемента правосубъектности несовершеннолетних.

Ключевые слова: несовершеннолетние, правосубъектность, правоспособность, дееспособность, деликтоспособность, ответственность, эмансипация, субъект правоотношений.

   Исследуя научно-юридическую литературу, можно встретить различные дефиниции такого термина, как правосубъектность: данное явление толкуется учеными в качестве предпосылки для участия в правоотношениях, а также как одна из характеристик субъекта правоотношений. Если говорить применительно к такой категории граждан, как несовершеннолетние, то в таком контексте правосубъектность будет означать способность лица быть субъектом права и степень такой способности.

   Стоит подчеркнуть, что рассматриваемая нами категория является неотчуждаемой: она неотъемлема от личности и наступает с момента рождения. Любое демократическое общество ставит права человека наивысшей ценностью, которая не может зависеть от возраста или других характеристик личности. Таким образом, определению несовершеннолетнего лица в качестве субъекта права способствует именно его правосубъектность.

   Законодательно статус несовершеннолетних (а также частично дееспособных) лиц урегулирован, главным образом, в главе 3 ГК РФ [1]. Также отсылки к нормам названного кодекса содержатся в иных актах – статье 60 СК РФ [2].

   В чем же заключаются основные особенности правосубъектности несовершеннолетних? Речь о них пойдет далее в статье, а в самом общем понимании можно сказать, что данная категория устанавливает пределы прав личности, т.е. тот объем прав и обязанностей, которым она наделена.

   Главное отличие состоит в объеме прав, предоставляемых несовершеннолетним – он гораздо меньше, чем у совершеннолетних, полностью дееспособных лиц. Конечно, факт реализации несовершеннолетними своих прав через законных представителей не свидетельствует об отсутствии у них правосубъектности: это говорит лишь об особенности реализации ими своих прав. Среди некоторых авторов даже встречается мнение о том, что само понятие «несовершеннолетний» необходимо формулировать, отталкиваясь именно от особенностей его правосубъектности: т.е., несовершеннолетним является то лицо, которое не достигло установленного законом возраста (в России он составляет 18 лет), по достижении которого приобретается полная гражданская дееспособность – возможность реализации прав, свобод и обязанностей в полном объеме [3].

   В цивилистической литературе мы можем встретить описание правосубъектности, как категории, включающей три составных элемента: правоспособность, дееспособность и деликтоспособность. Отметим, что по поводу последней вопрос в настоящее время остается дискуссионным.

   Поскольку рассматриваемое нами явление – неотъемлемо для любой личности, как уже отмечалось выше, то некоторыми авторами высказывается мнение о том, что законы и иные нормативные акты выступают в качестве предпосылки для появления правосубъектности, а напротив, сама правосубъектность – предпосылка к тому, что лицо обладает определенным набором субъективных прав [4]. Исходя из этого, статья 17 ГК РФ признает правоспособность за всеми гражданами, вне зависимости от возраста, состояния здоровья и т.д.  

   Являясь одним из элементов правосубъектности, правоспособность обладает своими отличительными свойствами: она также неотчуждаема, от нее лицо не может отказаться, передав другому лицу, кроме того, даже суд не вправе лишить правоспособности. Однако ограничения правоспособности все же предусмотрены в законе: так, статья 22 ГК закрепляет указанную возможность.

   Но наряду с вышеизложенным существует также позиция, согласно которой, ограничение возможно установить только в отношении какого-либо права, но не всей правоспособности. Это обусловлено как раз свойством правоспособности – неотчуждаемостью, и, как следствие, не подлежащей ограничениям законом.

   Следующим составным элементом правосубъектности несовершеннолетних является дееспособность. Данная категория также признается законом, означающая способность индивида к приобретению и осуществлению прав, обязанностей, в результате его действий [5]. То есть, личность участвует в том или ином правоотношении, вследствие чего, наделяется определенным объемом дееспособности (применительно к рассматриваемой нами категории граждан).

   Следует отметить, что представители как российской, так и зарубежной правовой школ единодушны в вопросе понимания право- и дееспособности. Они считают данные категории свойствами личности несовершеннолетнего, которые признаны законом, и которые могут меняться согласно возрасту: ребенку постепенно предоставляются новые права и возлагаются новые обязанности [6]. Понятие полной дееспособности означает наступление полной возрастной зрелости, при которой субъекту предоставляется право решения в полной мере.

   Тот факт, что для наступления правосубъектности в полном объеме закон установил один возраст – 18 лет, означает просто юридическую фикцию. Но здесь мы встретимся с противоречием: в отечественном законодательстве существует процедура эмансипации. Обратим внимание, что данный процесс характерен только для категории несовершеннолетних, означающий предоставление им дееспособности в полном объеме до достижения определенного в законе возраста. Однако стоит все же сказать о недостаточной степени научной разработанности указанного явления в отечественной юриспруденции. Эмансипация, главным образом, является предметом исследования цивилистов, которые обращают внимание на суть данного явления: они видят ее как законный способ установления независимости несовершеннолетнего от его законных представителей, но при определенных условиях: при ведении несовершеннолетним предпринимательства, вступления в брак, распоряжения собственными доходами [7].
Но в чем же заключается необходимость для российской цивилистики такого явления, как эмансипация? Прежде всего, она способствует защите стабильности в хозяйственном обороте и эффективному урегулированию договорных отношений. Кроме того, данное явление грает не последнюю роль в брачно-семейных отношениях.

   Но стоит понимать, что далеко не всем лицам, достигшим 16-ти летнего возраста, в России предоставляется право полной дееспособности [8]. Такое явление – скорее исключение из правил, нежели норма. Выделим следующие основания для эмансипации:

   - государственная регистрация брака, так как в данном случае сам факт вступления в брак – презумпция для полной дееспособности лица;
   - если конкретное лицо будет записано как отец или мать ребенка;
   - осуществление несовершеннолетним трудовой деятельности по трудовому договору;
   - желание несовершеннолетнего заниматься предпринимательской деятельностью.

   Подытожив вышесказанное, можно сказать, что особенности несовершеннолетней личности в той или иной сфере общественных отношений могут выступать в качестве оснований для эмансипации. Важно помнить, что даже в случае прекращения вышеназванных обстоятельств, несовершеннолетний при этом остается эмансипированным, и, как следствие – полностью дееспособным. Данное обстоятельство обусловлено прерогативой политики государства в области защиты прав и интересов несовершеннолетних [8].

   Процедура эмансипации также строго регламентирована: на нее необходимо получить разрешение как родителей (или иных законных представителей) несовершеннолетнего, так и уполномоченных органов – таковыми являются органы опеки и попечительства. Они могут как одобрить процедуру, так и отказать в эмансипации, но в случае их отказа, решение возможно обжаловать в суде. Если взглянуть с одной стороны, то данная процедура означает, что порядок эмансипации упрощен, а именно: данные правоотношения не имеют особой значимости для общества с точки зрения закона, чтобы для их регулирования был установлен только судебный порядок (как, скажем, признание лица без вести пропавшим или недееспособным).

   Достойно одобрения, на наш взгляд, такое предложение ученых, как оказание бесплатной правовой помощи эмансипированным несовершеннолетним, освобождение данных лиц от уплаты судебной пошлины  как процессуальной гарантии, которая обеспечила бы последним реальную возможность обращения в суд и ведения дела на равных со взрослыми участниками процесса, установление перечня исключений для тех лиц, согласие родителей которых получить невозможно в силу ряда причин: лишения родительских прав, утраты дееспособности, уклонения без уважительных причин от воспитания, неизвестности места пребывания родителя. Также предлагается ввести положение о том, что эмансипированные несовершеннолетние не обязаны содержать нетрудоспособных родителей до достижения своего совершеннолетия, а последние, в свою очередь, не должны содержать эмансипированных детей [9].

   Очень важным аспектом является характер эмансипации, который представляется необходимым раскрыть. Будучи явлением отраслевым, эмансипация не охватывает собой полный объем дееспособности несовершеннолетней личности. А это означает, например, что у эмансипированного есть все права в хозяйственной сфере, тогда как нет политических прав: например, избирательного. Также эмансипированные не могут усыновить или взять под опеку других несовершеннолетних лиц, не могут быть призваны на военную службу до достижения 18 лет [10].

   Указанная позиция вызывает массу противоречий. Безусловно, положительным моментом здесь будет то, что эмансипированный несовершеннолетний становится активным полноправным участником хозяйственной сферы, распоряжается финансами, иными материальными ресурсами, а также вправе создавать семью, при этом, на него возлагаются определенные обязанности. Важно помнить, что эмансипация допустима только тогда, когда этот процесс будет отвечать уровню психического и интеллектуального развития несовершеннолетнего, его законным интересам. Но есть, однако, и минусы: несовершенная эмансипированная личность все же не обладает полноценным объемом прав, например, не может оказывать влияние на политические процессы, в управлении делами государства, что может способствовать  обеспечению ее экономических и социальных интересов.

   И, наконец, третьей составляющей правосубъектности несовершеннолетнего является деликтоспособность, означающая способность нести ответственность за причиненные им негативные последствия.  По мнению ряда исследователей, которое представляется нам верным, деликтоспособность характерная только для правосубъектности несовершеннолетних, в отличие, например, от малолетних (ввиду ее отсутствия). В противовес наиболее распространенному и устоявшемуся мнению в научной литературе, о том, что деликтоспособность – это разновидность  дееспособности, стоит подчеркнуть, что способность нести ответственность за совершенное правонарушение является одной из составляющей правоспособности [11]. А данная ответственность наступает, согласно закону, с момента достижения лицом 14 лет.

   Для разных отраслей права предусмотрен разный возраст наступления деликтоспособности для физических лиц. Именно наличие данной составляющей оказывает непосредственное влияние на ответственность (один из элементов правового статуса личности). Отметим, что причинившее вред лицо может быть как полностью деликтоспособным, так и не нести деликтоспособности совсем. В первом случае за причиненный  вред личность отвечает самостоятельно, но как быть, если вред уже причинен, но лицо, его причинившее, не может отвечать за свое поведение? В данном случае обязанность возмещения ущерба несут законные представители этого лица. законных представителей и/или опекуна такого лица. Что касается несовершеннолетних, то их закон признает деликтоспособными: они самостоятельно несут ответственность за имущественный вред, своим собственным имуществом. Но в случае отсутствия у несовершеннолетнего имущества, достаточного для возмещения вреда, обязанность по возмещению ложится на его законных представителей.

   Вполне закономерным является также вопрос и о недействительности сделки, участником которой стал несовершеннолетний. Сделка будет признана ничтожной, в случае, если она совершена вне пределов дееспособности лица: так, например, для совершения сделки требовалось письменное согласие родителей, однако оно получено не было. Суд признает такую сделку недействительной, со всеми последствиями [10]. Но есть очень важный момент: сделка, совершенная таким образом, может считаться действительной, при условии, если она была совершена полностью в интересах несовершеннолетнего, и для этого также требуется письменное согласие или одобрение вышеназванных лиц.

   Вышеизложенное подтверждает факт зависимости материальной деликтоспособности от объема материальных ресурсов несовершеннолетнего, а также от вида совершаемой им сделки.

   В заключение отметим, что понятие правосубъектности несовершеннолетних – довольно сложное и многоаспектное, включающее в себя различные составляющие. Отдельного внимания, на наш взгляд, заслуживает деликтоспособность несовершеннолетних, которая нуждается в более углубленном изучении и детальной проработке.

   Список литературы
   1. Гражданский кодекс Российской Федерации (ГК РФ) от 30 ноября 1994 года N 51-ФЗ. Часть 1 //http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_5142/
   2. Семейный кодекс Российской Федерации" от 29.12.1995 N 223-ФЗ (ред. от 06.02.2020)// http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_8982/
   3. Гражданское право : учебник. Т. 1 / под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. —М., 2005. —С. 122
   4. Букшина С. В. Мелкая бытовая сделка: понятие и осуществление несовершеннолетним // Известия Алтайского государственного университета. — 2014. — Вып. 2 (82). — Т. 2. — С. 105.
   5. Олейников Р.А. Правосубъектность несовершеннолетних по законодательству российской федерации: дискуссионные вопросы // В сборнике: перспективы государственно-правового развития России в XXI веке Сборник материалов Всероссийской научнотеоретической конференции курсантов и слушателей вузов МВД России, студентов гуманитарных вузов, адъюнктов, аспирантов и соискателей. 2017. С. 456-463.
   6. Шиловская А.Л., Золотарева А.Е. К вопросу об обязанности родителя, проживающего отдельно, нести дополнительные расходы на содержание несовершеннолетнего ребенка // Бизнес в законе. Экономикоюридический журнал. 2016. № 1. С. 180-182.
   7. Глебова Е.В. Некоторые аспекты правосубъектности несовершеннолетних в семейных и гражданских отношениях // Успехи современной науки. 2017. Т. 6. № 1. С. 27-31.
   8. Туева А.А. Теоретические основы содержания гражданской правосубъектности несовершеннолетних по российскому законодательству // Вестник ВЭГУ. 2017. № 4 (90). С. 163-166.
   9. Матвеев П. А. Институт дееспособности малолетних и несовершеннолетних // Законность и правопорядок в современном обществе. — 2011. — № 3. — С. 85.
  10. Нечаева А. М. Дееспособность несовершеннолетних по Гражданскому кодексу Российской Федерации // Государство и право. — 2015. — № 6. — С. 61.
  11. Раев В. Пределы прав несовершеннолетних эмансипированных граждан// Российская юстиция. -2011.


Заказать PR-статью

Заказать PR-статью

Бесплатная публикация

статьи в журнале

Подробнее
Календарь
«    Январь 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031