Содержание и виды субъективных гражданских прав и субъективных гражданских обязанностей


Аннотация. В статье раскрывается сущность субъективного права и субъективной гражданской обязанности, как неразрывно связанных между собой составных элемента гражданской правосубъектности. Автор исследует состояния, в которых может находиться субъективное право – регулятивное и охранительное, а также обстоятельства, которые способствуют пребыванию данного права в том или ином виде. Относительно субъективной гражданской обязанности, также выделяются ее структурные элементы, подчеркивается факт ее корреспондирования с субъективным гражданским правом, в определенном правоотношении.

Ключевые слова: гражданское право, субъекты гражданских прав, субъективные права, субъективные обязанности, гражданско-правовые отношения, регулятивные правоотношения, охранительные правоотношения, управомоченный субъект, обязанный субъект.

   Любое лицо обладает гражданской правосубъектностью, реализуя ее в различных формах – как пассивной, так и активной. Если рассматривать активную форму, то здесь важно понимать, что субъект вступает в определенный вид гражданско-правовых отношений, которые предполагают осуществление прав и исполнение обязанностей. Предметом настоящей статьи как раз и является исследование видов и содержания вышеуказанных категорий.

   Цивилистическая наука утверждает, что состав субъективного права образован определенными правомочиями, которые тесно взаимосвязаны между собой, представляя некую систему. Более того, ученые практически едины во мнении о составе субъективного права, полагая, что оно состоит как из правомочия на личное поведение субъекта, так и на поведение третьих лиц. Но все-таки мнения ученых разделились: одними предлагается внести дополнения в состав элементов субъективного права, добавив в него правомочие на защиту [1], а другие придерживаются мнения о том, что такое правомочие является самостоятельным субъективным правом лица [2]. Тем не менее, отечественная цивилистическая литература обращает особое внимание на то, что уполномоченный субъект обладает значительным диапазоном действий. Так, А.Б. Бабаевым и В.А. Беловым отмечается, что возможность совершения действий субъектом или же требования действий, по своему содержанию довольно неопределенная, вследствие чего, не может рассматриваться в качестве содержания какого-либо субъективного права [3].

   Представляется, что с данной позицией можно согласиться, ведь свое содержание субъективное право приобретает только в объективной действительности, становясь частью правоотношения. Таким содержанием будет являться совокупность взаимосвязанных между собой определенных полномочий, и анализировать, на наш взгляд, следует изначально единичное (реальное) субъективное право. Это дает основания для того, чтобы выделить виды правомочий или возможностей, в названном выше праве: обязательные и факультативные (т.е. не являющиеся обязательными). Но сразу обратим внимание, что если какое-либо право уже нарушено, то здесь действуют охранительные правомочия, которые и предназначены для его защиты.

   Таким образом, для того, чтобы исследовать структуру субъективного гражданского права, важно принимать во внимание его регулятивный или же охранительный характер, а также факт нарушения права обязанным лицом. Ведь охранительные правомочия действуют только при нарушенном праве, а если право не нарушено (не оспорено), то они не будут входить в его состав.  Важно также учитывать, о каком именно праве идет речь – абсолютном или же относительном. Их различие заключается в том, что в первом случае приоритетным будет поведение управомоченного субъекта, а во втором – обязанного.

   Из вышесказанного следует, что сама категория «субъективное право» включает в себя меру поведения управомоченного субъекта. Логично, что такое право должно рассматривать возможные типы поведения лишь его носителя. А это означает, что версия о том, что правомочие на чужое поведение входит в состав рассматриваемого нами права, несостоятельна.

   Рассмотрим более подробно виды правомочий, о которых упоминалось выше. Так, если мы говорим об абсолютном субъективном праве, не нарушенном и не оспоренном со стороны обязанного субъекта, управомоченный субъект будет рассматриваться как господствующий над определенной вещью (объектом права). Он вправе владеть, пользоваться и распоряжаться своим имуществом.

   Если мы говорим об относительном регулятивном праве, находящемся также вне состоянии нарушения, то здесь управомоченному субъекту будет предоставляться возможность присвоения результата имущественного предоставления, которое произвел обязанный субъект. Указанное правомочие представляет собой не что иное, как право требования, на что обратила внимание М. А. Рожкова, утверждая, что права кредитора в разных ситуациях могут включать в себя различные правомочия: как на действия, так и на результат каких-либо действий обязанного субъекта. Автор отмечает, что и в одном, и в другом случае кредитор стремится к удовлетворению своей потребности [4].

   Однако, вышеуказанная позиция не всегда верна. Это обусловлено некоторыми причинами: так, с момента возникновения обязательства, кредитор может перестать стремиться к удовлетворению потребности, но данный факт не будет означать автоматического прекращения или изменения вышеуказанного права. Приведем пример: совершена сделка купли-продажи недвижимости, но по каким-либо причинам покупателем утрачен интерес к приобретенной вещи, т.е. в отношении своего права собственности на нее. Однако, данная вещь им была принята от продавца, вследствие чего, он стал собственником, присвоив результат поведения обязанной стороны. Второй момент: кредитор должен соблюсти срок требования исполнения обязательства от должника, прием здесь важно обратить внимание, что правомочие требования соотносится с обязанностью его удовлетворения. Но если рассматривать ситуация с точки зрения обязательства, то здесь имущественное предоставление будет являться выполненной обязанностью должника, оно может наступить и до момента требования со стороны кредитора.

   Подытожив вышесказанное, можно прийти к выводу о противостоянии обязанности имущественного предоставления праву на присвоение его результата, а это и будет являться личным поведением кредитора, проявляющимся в относительном правоотношении. Вышеуказанное означает, что относительное регулятивное право до того. Как оно будет нарушено или оспорено, включает только правомочия кредитора на присвоение имущественного результата обязанного лица.

   Но что же происходит при нарушении субъективного права? Если факт нарушения действует, т.е. не прекращен, то здесь содержание вышеназванного права дополняется охранительным элементом: притязанием и правом на односторонние защитительные действия. Рассмотрим их более подробно.

   Притязание представляет собой право требования устранения нарушений от обязанного субъекта, либо же право на оспаривание: управомоченное лицо может потребовать исполнения обязанности, которая противостоит нарушенному праву.

   Второй вариант охранительного правомочия выражается в самозащите субъекта. Это может быть правомочие самостоятельно исполнить нарушенную обязанность (но уже управомоченным лицом лично) [5]. Примером могут быть виндикационное и негаторное требования, где лицо должно исполнить негативную обязанность, противостоящую вещному праву, отказавшись от тех действий, от которых оно не воздержалось до этого.

   Однако на практике часто встречаются ситуации, где требуется имущественное предоставление в натуре, чтобы восстановить нарушенное право (в случае нарушения абсолютного права), а также иное имущественное предоставление, нежели то, которое предусматривалось неисполненной должным образом обязанностью (в случае нарушения относительного права).

   В вышеприведенном примере можно наблюдать выход защитительной возможности за рамки нарушенного права, когда она образует, самостоятельное охранительное субъективное право. С того момента, как возникает указанное право, он включает в себя такие охранительные возможности, как:  право на присвоение результата имущественного предоставления; право требования реального исполнения обязанности (притязание); право на односторонние защитительные действия.

   Но следует отметить, что управомоченный субъект не только может самостоятельно защищать свое нарушенное право, а также обратиться за помощью к государственным органам. В данном случае действия субъекта по защите своих законных интересов являются его процессуальной деятельностью. Но данная возможность уже будет реализовываться субъектом в рамках не частного, а публичного правоотношения. Данный подход свидетельствует о том, что возможность обращения управомоченного лица в компетентные государственные органы с целью защиты своего права находится за пределами предмета рассматриваемой нами отрасли [6].
Выше нами были рассмотрены субъективные гражданские права. Представляется, что для полного понимания правомочий субъектов гражданских правоотношений, стоит подробно остановиться и на гражданско-правовых обязанностях, так как они корреспондируют названным выше правам. И первое, и второе явление неразрывно связаны между собой.

   Если говорить о гражданско-правовой регулятивной обязанности, то она будет состоять из обязательного и факультативного элементов, аналогично субъективному праву. Обязательный элемент складывается из регулятивных долженствований: то есть, предполагается обязанность субъекта воздерживаться от тех действий, которые препятствуют управомоченному субъекту реализовать свое право собственности. Данная обязанность является абсолютной. Что же касается относительной обязанности, то здесь обязанный субъект должен произвести имущественное предоставление в пользу кредитора.

   В состав факультативного элемент включены охранительные обязанности: по устранению допущенных нарушений или оспаривания права, в том числе исполнить нарушенную обязанность в натуре; по претерпеванию последствий односторонних защитительных действий управомоченного субъекта. Оба перечисленных долженствования противостоят соответствующим правомочиям [7].

   В состав гражданско-правовой охранительной обязанности включаются только охранительные долженствования:

   1) произвести имущественное предоставление в пользу кредитора с целью восстановления его другого, ранее нарушенного права (противостоят правомочиям на присвоение результата имущественного предоставления, необходимого для восстановления нарушенного права);
   2) исполнить неисполненную или ненадлежащим образом исполненную охранительную обязанность в натуре (противостоят притязаниям, возникающим в составе охранительного права);
   3) претерпевать последствия односторонних защитительных действий управомоченного субъекта (противостоят правомочиям на односторонние защитительные действия, возникающим в составе охранительного права).

   Поэтому, говоря о структуре субъективного гражданского права и гражданско-правовой обязанности, нельзя забывать о том, что внутреннее строение данных явлений также подчиняется диалектическому закону единства и борьбы противоположностей [8]. В частности, долженствование определенного поведения управомоченному лицу сообщает само субъективное право, равно как и возможность определенного поведения обязанного лица вытекает из возложенной на него обязанности. Значит, в качестве еще одного обязательного элемента в составе субъективного гражданского права выделяются долженствования, в составе гражданско-правовой обязанности — правомочия. Эти долженствования и правомочия совместно с противостоящими им правомочиями управомоченного лица и долженствованиями обязанного лица образуют единое целое — соответственно субъективное гражданское право и гражданско-правовую обязанность [9]. Долженствования управомоченного лица заключаются в необходимости соблюдать предоставленную субъективным правом меру возможного поведения, в том числе не допускать поведения, делающего невозможным исполнение обязанным лицом его обязанности (например, отказа от принятия надлежащего исполнения).

   Подводя итог, мы пришли к выводу, что в состав субъективного гражданского права, равно как и в состав гражданско-правовой обязанности, входят в известном смысле «необычные», но вместе с тем обязательные элементы — соответственно долженствования управомоченного лица (в том числе кредиторские обязанности) и правомочия обязанного лица (в том числе дебиторские правомочия).

   Список литературы
   1. Гражданское право: Учебник: в 2 т. / С.С. Алексеев, О.Г. Алексеева, К.П. Беляев и др.; под ред. Б.М. Гонгало. М.: Статут, 2016. Т. 1. 511 с.
   2. Грибанов В. П., Ем В. С. Гражданско-правовые обязанности: содержание и факторы, его определяющие // Проблемы развития частного права : сб. ст. к юбилею Владимира Саурсеевича Ема / отв. ред. Е. А. Суханов, Н. В. Козлова. — М., 2011.
   3. Рожкова М.А. К вопросу об обязательствах и основаниях их возникновения // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. — 2001. — № 6. — С. 69—85.
   4. Груздев В. В. Проблема «иных» относительных гражданских правоотношений // Российская юстиция. 2016. № 1. С. 9—13.
   5. Карпычев М. В., Хужин А. М. Гражданское право. Учебник. В 2 томах. Том 2. М.: Форум, Инфра-М, 2016. 560 с.
   6. Российское гражданское право : учебник : в 2 т. / отв. ред. Е. А. Суханов. — М., 2010. Т. 1. — 960 с.
   7. Соломин С.К., Соломина Н.Г. Прекращение обязательства по российскому гражданскому праву: монография. – М.: Юстицинформ. 2017 г.
   8. Теория государства и права : учебник / под ред. А. С. Пиголкина, Ю. А. Дмитриева. — М., 2008. — 613 с.
   9. Зенин, И. А. Гражданское право. Общая часть: учебник для академического бакалавриата / И. А. Зенин. — 19-е изд., перераб. и доп. — М.: Издательство Юрайт, 2019. — 489 с.


Бесплатная публикация

статьи в журнале

Подробнее
Календарь
«    Май 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31