Соотношения вещных и корпоративных прав в гражданском законодательстве


Аннотация. В статье автором рассмотрены вещные и корпоративные права, как разновидности гражданских прав. Наибольшее внимание уделено особенностям имущественных и неимущественных отношений, возникающих в корпорациях среди участников, исследуются различные взгляды ученых на проблему понимания объекта права в корпоративных отношениях.

Ключевые слова: акции, корпорации, доля участников, вещные права, имущественные права, неимущественные права, корпоративные права, гражданско-правовые отношения.

   В данной статье речь пойдет о вещных и корпоративных правах, их соотношении и отличительных особенностях. Для того, чтобы наиболее полно их раскрыть, рассмотрим существующие в научной литературе точки зрения правоведов. Так, в работе Е.А. Суханова [1] отмечены следующие признаки, которыми обладают вещные права, благодаря которым, возможно данные права сравнить с корпоративными. Тем не менее, данный подход – не единственный, поскольку существуют противоположные позиции, не принимающие току зрения указанного автора. Однако нам позиция Суханова представляется верной, так как раскрывает многостороннюю природу вещных прав. Рассмотрим ее более подробно.

   Первое, что обращает на себя внимание, это – объект данной категории прав. Им могут быть только материальные вещи, т.е.  вещи с возможностью их физического осязания. Главным образом, вещами являются объекты недвижимости (и по природе, и по закону),  согласно ст. 130 ГК РФ[2]. Кроме того, такими объектами могут быть деньги и ценные бумаги, исходя из ст. 128 ГК, а также иные осязаемые объекты.

   Что же касается корпоративных отношений, то здесь мы наблюдаем некую правовую неопределенность в отношении их объекта. Логично, что объект права – это то, по поводу чего такое право возникает. В корпоративных правах, данные правоотношения возникают по поводу принадлежности долей в форме акций, паев, вкладов, участникам корпорации. Здесь названные объекты права не обладают физической формой, а потому их регулирование происходит на основании названной выше статьи 128, которая применяется и к акциям в акционерных обществах. Следует обратить внимание на тот факт, что члены корпорации не наделены вещными правами, когда организация учреждается, либо при ее расширении осуществляется передача имущества: участники не имеют ни прав собственности, ни иных прав, именуемых современной наукой ограниченными правами.

   Ряд ученых отстаивают позицию об имущественной природе корпоративных правоотношений, однако на данный момент прочно укоренилась противоположная позиция [3]. Безусловно, неверным было бы считать, что имущественное содержание полностью исчерпывает вышеназванные правоотношения, ведь они не носят имущественно-стоимостной характер.

   Гражданское право выделяет имущественные отношения, которые связаны с имуществом, а также личностные отношения, где эта связь отсутствует. Цивилистика содержит утверждение о том, что последний вид отношений не подлежит регулированию данной отраслью, а лишь охраняется от нарушений [4]. Признаваясь абсолютными, личностные отношения не носят стоимостный характер, и имеют неразрывную связь с личностью. Конечно же, доля таких отношений в гражданском праве в сравнении с имущественными, мала, но это не означает, что они неважны. Личностные отношения часто имеют место в некоммерческих корпорациях, касаются членства в них. Это обусловлено тем, что членство в организации обязательно предполагает участие субъекта в самых разных правоотношениях, в том числе, неимущественных.

   Главной особенностью личностных прав является их неотчуждаемость, т.е. это – обязательное для них условие. Для участников некоммерческих организаций она прямо предусматривается законодательно: в ст. 123.6 и  123.11 ГК РФ. Это обусловлено неразрывной связью в ряде некоммерческих корпораций права членства в них с тем, что субъекту выдается допуск на выполнение определенных работ [4]. Само право членства, являясь личным, означает, что его обладатель участвует в проявлении автономии воли организации [4]. А автономия воли имеет огромное значение для корпорации, как и для любого субъекта гражданских прав: это означает ее право свободно выбирать модель поведения, наиболее для нее приемлемую. Отметим, что воля участника корпорации не подлежит нормативному регулированию: допускается только ее защита в случае воспрепятствования ее реализации. Государство допускает свободную реализацию прав корпорациями в процессе их деятельности, защищая их от любого вмешательства: например, от воспрепятствования деятельности компании конкурентами, попытках ее ликвидации, распространения порочащих сведений и пр. Существует также мнение, что защита репутации возможна для корпорации и в случае распространения ложных сведений, которые не обязательно являются порочащими [5].

   Что же происходит с моментом передачи имущества лицом? Переход влечет прекращение права на него у участника, параллельно данное право возникает у организации, в связи с чем, у нее формируется обособленное имущество. Но чтобы участник не чествовал себя как бы ущемленным в правах, взамен он наделяется правом требования (также имущественным), которое пропорционально внесенной им доли (пая, вклада). Кроме того, само имущественное право требования порождает иные права, в том числе, личностные. Это означает, что у каждого участника есть право требовать соблюдения его прав другими участниками.

   Теория права и отечественный конституционализм коррелируют права и обязанности, что позволяет говорить о праве требовать исполнения решений корпорации иными участниками и органами организации, с то целью, чтобы обеспечить защиту и восстановление корпоративных прав определенного участника. На наш взгляд, здесь справедливым будет утверждение об объекте права: это – направленность самого права, но если речь идет о корпорации, то в качестве объекта выступает поведение обязанного субъекта. На сегодняшний день не утратила актуальность проблема объекта права, однако все же можно уверенно говорить о несовпадении объектов в вещных и корпоративных правоотношениях.

   С другой стороны, существуют индивидуально-определенные вещи, которые тоже являются объектом названных выше прав. Однако их утрату невозможно восполнить предоставлением аналогичной вещи[6], поэтому при передачи такой вещи взамен утраченной на нее, прекращается вещное право, а возникает оно уже на новую вещь.

   Ранее нами уже упоминалось о правовой природе долей и акций: они представляют собой иное имущество (но не вещи). Может показаться, что вышеназванные ценные бумаги можно идентифицировать, но это в корне неверно, поскольку акции имеют нематериальную природу. Конечно же, акции могут быть исполнены на материальном (бумажном) носителе: свидетельство выдается участнику корпорации, а соответствующая запись делается в реестре акционеров. Однако материальный носитель не будет тождественен самому праву на них, владению ими. Кроме того, на материальном носителе будет отображаться лишь тип, категория и число акций, т.е. идентифицирующие обладателя характеристики, но никак не сами акции. Да и невозможно провести идентификацию нужной акции из всего числа выпущенных акций в корпорации по вышеперечисленным критериям, так как они – обобщенные.

   Аналогична ситуация и с имущественным правом участника на долю в корпорации: его доля может выражаться на бумаге в конкретном цифровом значении (или процентном соотношении), согласно п. 2 ст. 14 ФЗ от 08.02.1998 [7]. Однако, если доли всех участников одинаковы, то такой критерий индивидуализации не будет иметь под собой оснований. Если допустить, что имущественное право участника корпорации соотносится именно с тем, что он внес в ее капитал: деньги, иное имущество и т.д., то такое предположение будет неверным, поскольку ранее мы уже отмечали, что переданное участником имущество становится собственностью организации, так как участник утрачивает свои права на него. Изложенное выше означает невозможность обладания объекта корпоративных отношений признаками, которые имеет индивидуально-определенная вещь.

   Поскольку в вещных отношениях применимо юридическое господство субъекта над вещью, то нам необходимо выяснить, будет ли интерпретироваться данное утверждение в рамках корпоративных отношений. То есть, следует разобраться в вопросе господства со стороны участника корпорации над долей. Полагаем, что такое господство невозможно, вследствие того, что вещным правом субъект наделен возможностью использования вещи без привлечения третьих лиц. Что же получается на примере корпорации? Здесь уже нами было упомянуто, что реализация прав участников возможна лишь посредством предъявления требования к иным участникам корпорации, таким образом, третьи лица присутствуют в данном правоотношении. Более того, самостоятельная реализация субъектом своих вещных прав не только невозможна, но в рассматриваемом случае – незаконна. Так, если лицо самовольно ознакомится с документацией по бухучету и иной финансовой документацией, связанной с деятельностью организации, минуя обращение к уполномоченному лицу, то понесет ответственность, согласно нормам п.1 ст. 65.2 ГК РФ[2], ст. 88 ФЗ от 26.12.1995 [8]. Что же касается вещных прав, то они носят абсолютный характер, таким образом, в данном аспекте очевидно сходство корпоративных и обязательственных отношений.
Таким образом, рассмотрев особенности имущественных и неимущественных корпоративных отношений, мы пришли к выводу о самостоятельном характере первых. Так, для коммерческих организаций в большей степени характерны отношения имущественного характера, тогда как для некоммерческих – наоборот, личностного.

   Также следует отметить, что наиболее полное представление о юридической природе рассмотренных нами отношений можно получить, если рассматривать их в единстве, несмотря на то, что в теории они подразделяются на виды. Позволим себе не согласиться с теми авторами, которые рассматривают корпоративные отношения в качестве комплексных, поскольку последние сочетают в себе частные и публичные составляющие, тогда как корпоративные отношения – один из видов гражданских. Представляется, что характер таких отношений – в большей степени системный, а каждый из их видов наделен собственными особенностями. Также отметим закономерность данной ситуации, обусловленную различными целями коммерческих и некоммерческих организаций. Однако и те, и другие правоотношения связаны с участием (членством).

   Список литературы
   1. Гражданское право: учебник: в 4 т. Т. 2. / отв. ред. Е.А. Суханов. М.: Статут, 2019. С. 25
   2. Гражданский кодекс Российской Федерации (ГК РФ) от 30 ноября 1994 года N 51-ФЗ// http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_5142/
   3. Гражданское право: учебник: в 2 т. Т. 1 / под ред. С.А. Степанова. М.: Проспект, 2016. С. 288.
   4. Крашенинников Е.А. Условия функционирования и границы частной автономии / Е.А. Крашенинников, Ю.В. Байгушева // Вестник ВАС РФ. 2013. N 9. С. 4–21.
   5. Актуальные проблемы права собственности (сборник научных статей). - М.: Юриспруденция, 2020. - 396 c.
   6. Предпринимательское право Российской Федерации: учебник / отв. ред. Е.П. Губин, П.Г. Лахно. - 2-е изд., перераб. и доп. - М. : Норма : Инфра-М, 2010.
   7. Федеральный закон от 08.02.1998 N 14-ФЗ (ред. от 31.07.2020) «Об обществах с ограниченной ответственностью»// http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_17819/
   8. Федеральный закон от 26.12.1995 N 208-ФЗ (ред. от 31.07.2020) «Об акционерных обществах»//   http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_8743/


Banner
Banner
Гость, оставите комментарий?
Имя:*
E-Mail:


Banner

Бесплатная публикация

статьи в журнале

Подробнее
Календарь
«    Октябрь 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
Информация от партнеров
Banner

Banner