Правовые нюансы включения недвижимого имущества в состав объектов недвижимости, передаваемых по концессионным соглашениям, которое обременено вещными правами третьих лиц – правом оперативного управления или правом хозяйственного ведения.


Кушнерук Дмитрий Владимирович
Директор по правовым и административным вопросам
ООО «Газпром теплоэнерго МО»
Kushnerukdv@gmail.com

Анализ правоприменительной практики.

Аннотация. В статье рассматриваются теоретические и практические трудности правового характера, с которыми встречаются участники государственно-частного партнерства в случаях заключения концессионных соглашений в отношении объектов, подлежащих передаче концессионеру, и которые обременены вещными правами третьих лиц – правом оперативного управления или правом хозяйственного ведения.
Ключевые слова: концессия, объект концессионного соглашения, обременение, вещные права и их защита, виндикация, анализ правоприменительной практики.

   21.07.2005 принят Федеральный закон № 115-ФЗ «О концессионных соглашениях» (далее – Закон № 115-ФЗ) [1], который с завидной периодичностью подвергается ежегодному редактированию, а порой – и по несколько раз за год. Несмотря на то обстоятельство, что с даты его принятия прошло уже более десяти лет, при учете количества внесенных правок в первоначальный документ, Закон № 115-ФЗ до сих пор не может обеспечить отсутствие правовых вопросов на этапе его применения.

   Одной из подобных препон является, по существу, определение границ между правом собственности концедента, равно как и производным правом по распоряжению своим имуществом, и вещными правами третьих лиц на объекты недвижимости, в частности, правами оперативного управления (далее – (п)ОУ) и правами хозяйственного ведения (далее – (п)ХВ).

   По общему правилу Закона № 115-ФЗ все имущество, передаваемое по концессионному соглашению (далее – КС) должно быть свободно от прав третьих лиц и находиться в собственности концедента на момент заключения его (п. 4 ст. 3 Закона № 115-ФЗ). Одним из исключений из общего правила является заключение концессионного соглашения в отношении объектов теплоснабжения, централизованных систем горячего водоснабжения, холодного водоснабжения и (или) водоотведения, отдельных объектов таких систем, где допускается, что на момент заключения КС имущество, передаваемое по соглашению, может принадлежать государственному или муниципальному унитарному предприятию или бюджетному/автономному учреждению на пОУ или пХВ (п. 2 ст. 39 Закона № 115-ФЗ). В настоящей статье мы рассмотрим правоотношения сторон именно через призму передачи объектов недвижимости категории ЖКХ, как одни из наиболее наглядных.

   Действующим законодательством в редакции, актуальной на день написания настоящей статьи, определяется порядок передачи имущества, обремененного правами ОУ и ХВ, а именно – путем внесения изменений в уставные документы государственного или муниципального унитарного предприятия, государственного или муниципального бюджетного или автономного учреждения и исключению из них соответствующих видов деятельности в сфере теплоснабжения. При этом, срок, необходимый для совершения всех необходимых мероприятий ограничивается 1 календарным годом со даты вступления в силу КС. Между тем, на сколько эффективным представляется предлагаемый механизм с учетом сформировавшейся судебной практики? Очевидно, что неоднозначная судебная практика может ставить под вопрос правовую судьбу планируемого к передачи имущественного комплекса, и, как следствие, судьбу самого КС.

   Право хозяйственного ведения и право оперативного управления регулируется § 19 Гражданского кодекса РФ [2].

   Непосредственно условия прекращения пОУ и пХВ предусмотрены п. 3 ст. 299 ГК РФ: «Право хозяйственного ведения и право оперативного управления имуществом, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом, прекращаются по основаниям и в порядке, предусмотренным настоящим Кодексом, другими законами и иными правовыми актами для прекращения права собственности, а также в случаях правомерного изъятия имущества у предприятия или учреждения по решению собственника» - конец цитаты.

   Другими словами – существует всего два основания прекращения ХВ и ОУ:

   1. На основании закона;
   2. В случае правомерного изъятия.

   Так как приведенные в действующем законодательстве основания прекращения отдельных видов вещных прав недостаточно конкретизированы, следует обратиться к практике их применения.

   Анализ правоприменительной практики. Существует огромное количество отрицательной судебной практики в части отказа в удовлетворении требования собственника об истребовании/изъятия имущества, обремененного правами пХВ или пОУ у непосредственного владельца.

   Сам по себе виндикационный иск, как вещно-правовой способ защиты нарушенного права, суть которого заключается в возврате не владеющему собственнику объекта права, находящегося в незаконном владении иного лица, предусматривает круг обстоятельств, требующих доказывания, в состав которого входит: установление права собственности истца на истребуемое имущество, наличие спорного имущества в натуре и нахождение его у ответчика, незаконность владения ответчика спорным имуществом.

   Рассматривая спор по иску Администрации об истребовании находящегося в незаконном владении ответчика имущества ВАС РФ Определением от 30 июня 2014 года № ВАС-10104/14 утвердил судебные акты всех трех инстанций по делу № А32-25040/2013 [3], которыми в удовлетворении заявленных требований было отказано, т.к. недвижимость находилась у ответчика на законных основаниях (пХВ), которое истец ранее сам же ему и предоставил.

   В другом случае, заинтересованное лицо оспорило распоряжение департамента муниципальной собственности г. Хабаровск «Об изъятии зданий, расположенных <…>». Суд первой инстанции при указанном споре, позицию которого поддержала кассация, посчитал, что администрацией не предоставлено доказательств правомерного изъятия спорного имущества, находящегося в ОУ, как излишнего, неиспользуемого или используемого не по назначению (Определение ВАС РФ от 05 июня 2013 года № ВАС-6410/13) [4].

   В третьем случае, лицо, за которым было закреплено пОУ, оспорило законность заключенного договора, заключенного между Территориальным управлением Росимущества и Управлением Минюста РФ по Саратовской области, т.к. собственник имущества вправе свободно распоряжаться только изъятым имуществом, неиспользуемым либо используемым не по назначению (Определение ВАС от 8 ноября 2012 № ВАС-12402/12) [5].

   Вся последующая практика подтверждает наличие единообразия при рассмотрении данного вопроса: Определение ВС РФ от 17 июля 2017 № 302-ЭС17-8248 [6], Определение ВС РФ от 5 марта 2015 года по делу № 303-ЭС15-169 [7], Определение ВАС от 30 октября 2013 года № ВАС-15172/13 [8] и др.

   В контексте рассмотрения такого основания прекращения пОУ, как правомерное изъятие, следует учитывать, п. 3 ст. 299 ГК РФ применяется исключительно одновременно с п. 2 ст. 296 ГК РФ, в котором указывается, что собственник праве изъять излишнее, неиспользуемое или используемое не по назначению имущество, закрепленное им за владельцем.

   Наглядным примером правомерного изъятия имущества является судебный спор по делу № А12-47442/2014 (Определение ВС РФ 15.12.2015 года № 306-КГ15-16265) [9], где были предоставлены доказательства того, что изъятое имущество не используется, находится в неудовлетворительном состоянии (отсутствуют окна и двери, внутренняя отделка, отопление, электро- и водоснабжение), т.е. владелец нарушил права собственника, не исполнив своих обязательств по надлежащему сохранению вверенного ему имущества, что явилось основанием для удовлетворения виндикации.

   Между тем, как указывалось ранее, помимо правомерного изъятия, существует и иной способ прекращения пОУ – на основании закона.

   Общество обратилось с исковым заявлением с требованием о признании незаконным бездействия местной администрации, понуждении к совершению действий по реализации преимущественного права на приобретение арендуемого нежилого помещения. Единственным основанием для отказа обществу со стороны администрации в приобретении спорного имущества являлось то, что спорный объект недвижимости обременен пОУ. Как было разъяснено кассационной инстанцией в мотивировочной части Постановления Арбитражного суда Московской области от 11.08.2017 по делу № А41-80082/16, право оперативного управления имуществом может быть прекращено и по другим основаниям, предусмотренным законом, помимо правомерного изъятия. Таким образом, применение диспозиции п. 3 ст. 299 в совокупности с применением норм специального законодательства (в данном случае – Федерального закона от 22.07.2008 № 159-ФЗ «Об особенностях отчуждения недвижимого имущества, находящегося в государственной собственности субъектов РФ или муниципальной собственности и арендуемого субъектами малого и среднего предпринимательства, и о внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ» в части, закрепляющей право преимущественного выкупа) привели к удовлетворению заявленных требований общества.

   Рассматривая спор по делу № А40-25801/11-130-4 о признании недействительным отказ Управления Росреестра по Москве Определением ВАС РФ от 26 июля 2013 года № ВАС-5451/13 [10] надзорная инстанция  отказа в удовлетворении заявления об обжаловании ранее вынесенных решений, удовлетворивших требование ОАО «Московская типография № 2», мотивировав свое решение тем, что у Управления не было оснований для отказа в регистрации права общества на объект недвижимости, т.к. его собственником было принято решение о его передаче обществу, образованному в порядке приватизации, оценил подобные действия бывшего собственника, как направленные на прекращение ранее существующего права ХВ, что явилось основание для применения п. 3 ст. 299 ГК РФ по второму основанию.

   Кассационная инстанция Северо-Кавказского округа постановлением от 19 мая 2016 года, вынесенного по делу № А63-9767/2015 [11] при рассмотрении спора, вытекающего из исполнительного производства, дала следующую оценку правоотношениям сторон: «<…> Выкуп заинтересованным лицом нежилого помещения в порядке приватизации является основанием для прекращения прав ХВ государственного предприятия в соответствии с п. 3 ст. 299 ГК РФ».

   Существенное значение оснований прекращение прав ХВ и ОУ в том числе было подчеркнуто Высшим арбитражным судом РФ при вынесении определения от 27 декабря 2013 года № ВАС-18594/13 [12], в котором было указано:

   «В соответствии со ст. 417 ГК РФ одним из способов прекращения обязательства является издание государственным органом акта, в результате которого исполнение обязательства становится невозможным полностью или частично. Изъятие имущества у юридического лица по решению собственника в силу статьи 299 ГК РФ является основанием для прекращения права ХВ».

   Помимо самой правоприменительной практики, также имеется сравнительно относимое Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 21.02.2001 № 60 «Обзор практики разрешения споров, связанных с применением арбитражными судами Федерального закона «О приватизации государственного имущества и об основах приватизации муниципального имущества в РФ» [13], где в п. 15 разъяснено, что если товарищество или акционерное общество имеет право на выкуп здания, сооружения, нежилого помещения в соответствии с законодательством о приватизации, то передача указанного недвижимого имущества унитарному предприятию или учреждению на праве хозяйственного ведения или оперативного управления не может служить основанием для отказа в выкупе имущества.

   Между тем, при рассмотрении ФАС Поволжского округа арбитражного дела № А55-24810/2010, Постановлением от 16.11.2011 [14] было установлено, что переданное по КС соглашению имущество не является свободным от прав третьих лиц (пХВ муниципального унитарного предприятия), на основании чего во взаимосвязи положений Закона № 115-ФЗ, ст. ст. 295, 299 ГК РФ КС было признано ничтожной сделкой.

   Таким образом, положения ст. 39 Закона № 115-ФЗ устранили некоторые сложности в части оспаривания КС по основанию наличия обременения передаваемых по КС объектов недвижимости, выраженных в праве ОУ и ХВ за муниципальными и государственными предприятиями, но не решило вопрос в корне – о применимом и правильном механизме прекращения прав третьих лиц на недвижимость при его передаче в рамках исполнения КС. Очевидно, что подача со стороны концессионера иска о понуждении внести изменения в уставные документы муниципальных учреждений и предприятий не является исчерпывающей мерой, обеспечивающей защиту прав и законных интересов концессионера. Практикам это очевидно, и, как следствие, юридический блок инвестора настаивает, как правило, на прекращении обременений права собственности до момента непосредственного заключения КС. И каковы итоги? Что дает нам подобный анализ судебной практики?

   Наличие скудной правоприменительной практики не позволяет нам сделать однозначный вывод о применяемой квалификации правоотношений сторон по КС арбитрами, что сохраняет за вопросом судьбы имущества, обремененного правами ОУ и ХВ, статус дискуссионного. Между тем, что уже прослеживалось по ходу написания настоящей статьи, преобладание производного безвозмездного права ОУ или ХВ над правом собственности концедента не совсем коррелируется с доктриной гражданского права, в то время, как по целому ряду судебных актов мы видим отказ за отказом. И нет возможности утверждать, что виной тому стали сформулированные в форме виндикации исковые требования.

   С учетом изложенного, включая озвученные допущения, рекомендуются следующие варианты снятия обременения с объектов недвижимости, которые планируется включать в состав КС.

   1. Концедент передает имущество по КС предварительно прекратив право ОУ и ХВ третьих лиц (прим. авт.: концедент не должен изымать объект, но должен прекратить право) и внести изменения в уставные документы зависимых учреждений и предприятий;
   2. Концедент подписывает с 3-им лицом – например, с муниципальным унитарным предприятием, соглашение о прекращении права ОУ/ХВ и возвращает администрации имущество, подлежащее последующей передаче.

   Последний предложенный вариант является наиболее надежным и, что важно, наиболее часто применяемым на практике (например: Определение ВС РФ от 28 апреля 2017 года № 306-КГ17-4810) [15].

   Список литературы
   1. Федеральный закон от 21.07.2005 № 115-ФЗ «О концессионных соглашениях»// «Российская газета», № 161, 26.07.2005.
   2. Гражданский кодекс Российской Федерации // Российская газета", N 238-239, 08.12.1994.
   3. Определение ВАС РФ от 30 июня 2014 года № ВАС-10104/14, вынесенное по делу № А32-25040/2013 // СПС «КонсультантПлюс».
   4. Определение ВАС РФ от 05.06.2013 № ВАС-6410/13, вынесенное по делу № А73-7734/2012 // СПС «КонсультантПлюс».
   5. Определение ВАС РФ от 08.11.2012 № ВАС-12402/12 по делу № А57-16362/2011 // СПС «КонсультантПлюс».
   6. Определение Верховного суда РФ от 17.07.2017 № 302-ЭС17-8248 по делу № А10-4949/2015 // СПС «КонсультантПлюс».
   7. Определение ВС РФ от 05.03.2015 по делу № 303-ЭС15-169, А37-2316/2012 // СПС «КонсультантПлюс».
   8. Определение ВАС РФ от 30.10.2013 № ВАС-15172/13 по делу № А22-1162/2012 // СПС «КонсультантПлюс».
   9. Определение ВС РФ от 15.12.2015 № 306-КГ15-16265 по делу № А12-47442/2014 // СПС «КонсультантПлюс».
  10. Определение ВАС РФ от 26.07.2013 № ВАС-5451/13 по делу № А40-25801/11-130-4 // СПС «КонсультантПлюс».
  11. Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 19.05.2016 № Ф08-2687/2016 по делу № А63-9767/2015 // СПС «КонсультантПлюс».
  12. Определение ВАС РФ от 27.12.2013 № ВАС-18594/13 по делу № А74-3569/2012 // СПС «КонсультантПлюс».
  13. Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 21.02.2001 № 60 «Обзор практики разрешения споров, связанных с применением арбитражными судами Федерального закона «О приватизации государственного имущества и об основах приватизации муниципального имущества в Российской Федерации» // «Вестник ВАС РФ», № 5, 2001.
  14. Постановление ФАС Поволжского округа от 16.11.2011 по делу № А55-24810/2010 // СПС «КонсультантПлюс».
  15. Определение ВС РФ от 28.04.2017 № 306-КГ17-4810 по делу № А12-22041/2016 // СПС «КонсультантПлюс».


Бесплатная публикация

статьи в журнале

Подробнее
Календарь
«    Май 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31