Принцип непосредственности и дистанционности в системе электронного правосудия


Логунова Анастасия Дмитриевна, студент
Сибирский юридический университет

Аннотация. Технический прогресс в судебной системе требует внесения корректировок в установленные принципы гражданского судопроизводства и введения нового принципа дистанционности, подходящего в рамки системы электронного правосудия. Процессуальное законодательство подробно не регламентирует систему электронного правосудия. Поэтому принцип непосредственности судебного разбирательства в период пандемии коронавирусной инфекции особенно сильно нуждался в изменении, так как, по сути своей, его реализация оказалась затруднительна ввиду введения режима самоизоляции во всей Российской Федерации. Также мировые события показали необходимость разработки нового принципа гражданского судопроизводства и внесения изменений в процессуальный закон. В этой связи в целях устранения конфликта между процессуальным законом и существующей правовой реальностью выдвигается необходимость включения в систему принципов российского процессуального права такого принципа судопроизводства как принцип дистанционности, вносится предложение, направленное на определение условий и порядка его реализации.
Ключевые слова: электронное правосудие, принцип непосредственности, дистанционность.

   Так как технологический прогресс не стоит на месте, в будущем цивилистическое судопроизводство в совершенстве овладеет системой электронного правосудия, предполагающей отсутствие личного взаимодействия между участниками процесса и между судьёй и участниками. В связи с этим требуется пересмотр принципа непосредственности, и регламентация соответствующих новых принципов.

   Электронное правосудие — это процессуальная деятельность суда по рассмотрению дел в первой, апелляционной, кассационной инстанциях, в порядке надзора и по новым или вновь открывшимся обстоятельствам, направленная на всестороннее и правильное разрешение дела по существу с использованием информационно-телекоммуникационных технологий и технических устройств.
Принцип непосредственности закреплён в статье 157 ГПК РФ [1] как обязанность суда при рассмотрении дела непосредственно исследовать доказательства по нему, а именно заслушивать объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей, заключения экспертов, консультации и пояснения специалистов, знакомиться с письменными доказательствами, проводить осмотр вещественных доказательств, прослушивать аудиозаписи и просматривать видеозаписи. Исходя из анализа указанного принципа, стоит отметить, что он связан с познавательной деятельностью судьи [2].

   Принципу непосредственности присущи следующие особенности:

   1) непосредственное исследование судом средств доказывания;
   2) представление средств доказывания лицами, участвующими в деле лично (в суде первой инстанции);
   3) исследование уже имеющихся средств доказывания в материалах гражданского дела (как материально-правового, так и процессуального характера) [3].

   Современная трактовка принципа электронной непосредственности должна включать в себя понятие познавательной деятельности суда через призму технических устройств в процессе исследования и оценки доказательств. В сущности, «непосредственность» означает отсутствие посредников. Анализируя положение, можно предположить, что имеется ввиду и отсутствие барьеров в виде монитора, технических средств по получению информации и принтеров, электронной почты, то есть любых способов взаимодействия, кроме личного обращения. В связи с чем, необходимо введение принципа дистанционности.

   Наличие у судов сайтов в сети Интернет, возможности вести судебные заседания с использованием видеоконференцсвязи, а также возможность для сторон подачи исковых заявлений и совершения процессуальных действий в электронной форме свидетельствует о развитии судебной системы в процессе цифровизации.

   Использование видеоконференции потребует изменений законодательства в части принципа непосредственности. Присяга свидетеля с подписью в протоколе потребует изменения формы подписи. Для обеспечения принципа диспозитивности необходима иная процедура проверки волеизъявления стороны, так как подача искового заявления, иные процессуальные действия будут производиться с использованием сети Интернет, что также вызовет вопросы сертификации электронно-цифровой подписи и проверке подлинности волеизъявления стороны.

   В целях соблюдения принципа непосредственности в гражданском процессе необходимо установить достоверность электронного документа, направленного в суд в электронном виде, независимо от того, является ли документ сканированной копией или оригиналом. Кроме того, на стадии исследования в суде электронный документ не требует подтверждения на бумаге, и при принятии подлинность такого документа будет вызывать сомнения.

   С внедрением принципа дистанционности стоит говорить об электронной непосредственности, как о законодательно закреплённом, основополагающем начале гражданского процессуального права. Данное понятие будет определять метод, способ, форму восприятия и исследования судом средств доказывания через призму технических устройств на всех стадиях процесса, содержащих информацию для обстоятельств дела.

   Для установления подлинности цифрового файла судом обеспечивается проведение экспертизы электронных документов. Экспертиза необходима, так как в законе отсутствует подробная регламентация обеспечения таких доказательств, а также способа и формы их представления и исследования. Данные проблемы возникают в силу специфики электронных документов. Они легко подвергаются изменениям. Поэтому так важно до обращения в суд либо в рамках предварительного судебного заседания обеспечить правильную фиксацию доказательственной информации, находящейся на внешнем материальном носителе.

   В настоящее время имеется возможность всесторонне изучить электронные доказательства путем назначения судебной компьютерно-технической экспертизы. Задачей судебно-экспертной деятельности является оказание содействия судам, судьям в установлении обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу, посредством разрешения вопросов, требующих специальных знаний в области науки, техники, искусства или ремесла.

   Экспертиза в рамках дистанционности назначается в случае сомнения судьи в подлинности представленных участниками гражданского процесса документов, а вид экспертизы зависит от того, с чем непосредственно связано сомнение в подлинности документа.

   Эксперты, выполняющие компьютерно-техническую экспертизу, должны обладать специальными знаниями в таких научных областях как электронике, электротехнике, информационных системах и процессах, радиотехнике и связи, вычислительной технике (в том числе программировании) и автоматизации. Кроме того, специальные познания эксперта при компьютерно-техническом исследовании должны включать знания криминалистики, а также методологии судебной экспертизы.

   Принцип дистанционности с целью обеспечения доказательства должен включать в себя:

   1) досудебные обеспечительные меры (нотариальное удостоверение, экспертное заключение);
   2) договорные обеспечительные меры (электронная цифровая подпись, соглашение об обеспечении, ссылка в бумажной переписке, которая может быть представлена как скриншоты и т.п.);
   3) предварительные обеспечительные меры (действия суда по привлечению специалиста, эксперта, нотариуса).

   Принцип дистанционности - непрямое взаимодействие суда и участников цивилистического судопроизводства с использованием информационно-телекоммуникационных технологий [4]. Принцип реализуется в рамках системы электронного правосудия, включающего в себя электронный документооборот.

   Исходя от обратного, к признакам принципа дистанционности относятся:

   1) опосредованное изучение судов представленных доказательств (с использованием компьютера, факса, принтера, электронной почты и т.п.);
   2) документы представлены в электронном формате (форма представления документов таким путём регулируется Приказом Судебного департамента при Верховном Суде РФ от 27.12.2016 № 251 «Об утверждении Порядка подачи в федеральные суды общей юрисдикции документов в электронном виде, в том числе в форме электронного документа»);
   3) отсутствие прямого взаимодействия суда и участников судебного процесса.

   Нельзя игнорировать тот факт, что повсеместное внедрение электронного правосудия и полной реализации принципа дистанционности, может повлечь увеличение числа обращений в судебные органы по малозначительным поводам, что существенно повысит нагрузку судей, негативно скажется на сроках и качестве разбирательства и приведет к увеличению государственных расходов на содержание судебной системы.

   Однако данный принцип существенно расширит распространение электронного правосудия, даст понимание, что эпоха цифровизации нуждается в более эффективном развитии, законодатель при введении нового принципа обратит ещё большее внимание научного сообщества на проблемы дистанционных технологий и позволит значительно качественнее ввести соответствующие изменения в законодательство.
Таким образом, из принципа непосредственности необходимо по аналогии выделить признаки дистанционного проведения судебного разбирательства с закреплением элемента электронной непосредственности и регламентации самостоятельного принципа дистанционности.

   В условиях электронного правосудия также существует необходимость применения принципа непосредственности в гражданском процессе с учётом всех технологических нововведений. Под влиянием глобальной компьютеризации происходит трансформация традиционного принципа непосредственности в «электронную непосредственность», входящую в понимание принципа дистанционности.

   Список ислитературы
   1. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации: федер. закон от 14 ноября 2002 год № 138-ФЗ // «Собрание законодательства РФ», 18 ноября 2002 год, № 46.
   2. Василькова С.В. Электронное правосудие в цивилистическом процессе // дисс. … канд. юр. наук / науч. Рук. Мусин Валерий Абрамович - Санкт-Петербург, 2018 год, С. 59.
   3. Колосова М.В. Принцип непосредственности гражданского процессуального права // дисс. … канд. юр. наук. / науч. рук. Викут Маргарита Андреевна - Саратов, 2004 год, С. 36.
   4. Митрофанова М.А. Электронные доказательства и принцип непосредственности в арбитражном процессе // дисс. … канд. юр. наук. / науч. рук. Григорьева Тамара Александровна - Саратов, 2013 года, С. 85.


Бесплатная публикация

статьи в журнале

Подробнее
Календарь
«    Май 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31