Значение международного коммерческого арбитража


Аннотация. В настоящей статье исследуются актуальные проблемы, связанные с определением правовой природы и значения международного коммерческого арбитража, как важного правового института. И хотя система МКА достаточно развита в настоящее время, все же существует множество различных подходов к определению данного понятия.

Ключевые слова: арбитражное соглашение, международный коммерческий арбитраж, арбитражный суд.

   Международные экономические отношения на данном этапе стремительно развиваются, набирая все большие обороты. Полноценное и эффективное развитие таких отношений сейчас практически немыслимо без такого важного правового института, как международный коммерческий арбитраж. В чем же заключается привлекательность данного вида разрешения споров для предпринимателей? Все дело в том, что данная процедура полностью нейтральна с политической точки зрения, кроме того, дает сторонам возможность самостоятельного определения некоторых аспектов разрешения возникшего между ними спора. К таковым, например, относится порядок, согласно которому формируется арбитражный суд, сама процедура арбитражного разбирательства, а также место его проведения и язык судопроизводства. Данное обстоятельство способствует максимальной эффективности разрешения коммерческих споров на таких условиях, которые обеспечивают соблюдение интересов его участников-предпринимателей.

   Но вышеназванные аспекты – не единственные преимущества международного коммерческого арбитража. Следует также отметить, что правовое регулирование порядка разрешения таких споров прозрачно и предсказуемо, что является важным для инвесторов конкретного национального рынка. А ведь что по-настоящему важно для иностранных инвесторов? Если такой инвестор незнаком с системой права того государства, в которое рассматривает возможность вложения своего капитала, то для него это будет довольно рискованным шагом, и здесь далеко не всегда возможно застраховать себя на разумных с экономической точки зрения условиях.

   Особое место отводится правовому регулированию арбитражного разрешения споров и его практическому применению среди комплекса правовых норм, которые образуют инфраструктуру для развития предпринимательства. Некоторыми государствами на официальном уровне признана необходимость развития судебной практики, которая благотворно влияет на применение арбитража в сфере международной торговли. Вне всякого сомнения, международный коммерческий арбитраж (далее - МКА), получил международное признание, а его популярность все больше возрастает [1]. Тот факт, что теоретические положение о МКА активно развиваются, отражает унификацию его положений, а также протекающие процессы национального и международного договорного регулирования.

   На данный момент проблема определения правовой природы арбитража вызывает немало научных дискуссий, как в теории, так и в практике международного гражданского процесса. Более, чем полтора столетия учеными-процессуалистами (в частности, Л.П. Ануфриевой, В.М. Ануровым, С.Н. Лебедевым и др.), предпринимаются попытки определить природу арбитража с юридической точки зрения. Роль МКА в правовой системе отражается при помощи верного толкования его природы, также правильное толкование обеспечивает развитие международного сотрудничества в рассматриваемой сфере[2].

   На наш взгляд, ведущее место системе международно-правовых инструментов, благодаря которым, международный арбитраж успешно функционирует в области разрешения экономических споров, принадлежит Конвенции ООН «О признании и исполнении иностранных арбитражных решений», которая была принята в Нью-Йорке в 1958 году [3]. Указанный документ – одно из самых успешных достижений, направленных на унификацию правового регулирования международной торговли. Отметим, что в числе первых государств, присоединившихся к данной Конвенции, был СССР.

   Но не стоит также забывать и о внутригосударственном регулировании, кроме международного, которое обеспечивает эффективное применение арбитража в области международной торговли. Значение национального законодательства заключается в том, что на основе его норм устанавливаются рамки и обеспечивается функционирование международного арбитража в каждом отдельно взятом государстве. Но важно, чтобы и суть, и практика применения внутригосударственного законодательства не расходились с международными стандартами.

   Большое значение в развитии актуального современного арбитражного законодательства имеет деятельность международных организаций. Наиболее плодотворной в данной сфере можно назвать деятельность Комиссии ООН по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ). В 1985 году Генеральной Ассамблеей ООН была дана рекомендация для всех государств о рассмотрении Типового закона о международном коммерческом арбитраже[4]. Данный закон, который разработала Комиссия, предполагал установить единообразие в правовом регулировании арбитражного рассмотрения споров. Подчеркнем, что разработка положений данного закона велась на основе Нью-Йоркской Конвенции. Сегодня уже примерно 40 национальных, а также региональных правовых систем применили положения Типового закона ЮНСИТРАЛ в своих внутринациональных нормах соответствующего законодательства.

   Что касается российского законодательства, то среди правовых актов, посвященных вопросам МКА, особо выделяется Закон Российской Федерации о международном коммерческом арбитраже, принятый в 1993 году[5]. Нормы данного Закона полностью основаны на Типовом законе ЮНСИТРАЛ, максимально приближены к его содержанию. Полагаем, что участие России в Конвенции, а также принятие вышеуказанного Закона свидетельствует о том, что наша страна находится на одном уровне с рядом государств, успешно применяющих данный вид разрешения споров на международном уровне, соответствуя общепринятым международным стандартам.

   Однако, стоит отметить проблемные аспекты, существующие в российской действительности по практике применения МКА. Вплоть до 90-х годов минувшего столетия у отечественных судов не было практики применения положений международных нормативных правовых актов, относящихся к международному арбитражу. Обусловлено такое обстоятельство тем, что в СССР существовала государственная монополия на внешнюю торговлю, соответственно, исполнение международных арбитражных решений, носило политический характер. Это означало отсутствие случаев, когда такие решения не исполнялись, что само по себе уже говорило об отсутствии необходимости и случаи неисполнения практически отсутствовали, что делало излишним прибегать к принудительному исполнению.

   Зарождение судебной практики в рассматриваемой нами сфере как раз выпало на период, когда начали происходить коренные изменения правовой и экономической систем России. Важно, что в результате данных изменений участниками международных арбитражных процедур стали множество частных предприятий. Среди негативных аспектов можно назвать лишь то, что у участников МКА, а также у судов отсутствовал опыт в судебном рассмотрении таких споров, которые имеют непосредственное отношение к  правовому регулированию международного арбитража.

   Новым этапом развития и проникновения правовых норм, касающихся регулирования международного арбитража, в судебной системе Российской Федерации, можно считать 2002 год. Именно тогда отечественное законодательство пополнилось рядом подробных норм, которые регламентируют взаимоотношения государственных и третейских судов, в том числе, с международным арбитражем. Анализ указанных норм показывает, что они находятся в соответствии с международно-правовыми документами, а также современными подходами по вопросам соотношения между главной функцией судебной власти – осуществление правосудия и свободой, которая предоставляется участникам гражданского оборота в вопросе самостоятельного выбора процедуры разрешения возникших между ними споров. Тем не менее, хочется отметить, что для отечественных судов важно, в первую очередь, при разрешении экономических споров, руководствоваться положениями Нью-Йоркской конвенции, и только в случае отсутствия в Конвенции необходимых норм, применять нормы Арбитражного процессуального кодекса РФ (далее  -  АПК)[6]. Это обусловлено главенствующим положением норм международного права, которое закреплено в российской Конституции. Учитывая тот факт, что на сегодня значительное число государство (более 130) – участники Конвенции, крайне редко будут возникать на практике случаи, в которых суду предстоит обязанность ссылаться на нормы АПК в вынесенных им решениях.

   Положительным аспектом при применении и толковании норм отечественного законодательства о МКА стало бы применение материалов, которые связаны с разработкой Типового закона. Кроме того, значительный вклад в развитие вышеуказанного процесса внесла бы информация о правоприменительной практике зарубежных судов государств, принявших собственное законодательство, основываясь на Типовом законе, схожих положений. Безусловно, то обстоятельство, что указанная выше информация используется в судебном разбирательстве, зависит не сколько от суда, рассматривающего дело, сколько от использования участниками судебного разбирательства в обоснование своей позиции ссылок на международные источники. Важно также учитывать, что суд, решая вопросы из сферы МКА, обязан первоначально применять нормы соответствующих международных договоров, в которых участвует Россия.

   Говоря о практическом значении международного коммерческого арбитража, следует отметить такой немаловажный аспект, как регулирование предмета международного арбитражного разбирательства. Законодательство большинства государств предусматривает возможность вынесения любого коммерческого спора на разбирательство в арбитраже. С того момента, как в России был принят новый АПК, с данной позиции имеют неоценимое практическое значение для международного коммерческого арбитража новые нормы, в которых закреплены правила об исключительной компетенции государственных арбитражных судов в Российской Федерации по делам с участием иностранных лиц, о чем сказано в ст. 248 АПК[6].

   Обращает на себя внимание некоторая свобода положений арбитражного законодательства: в ряде государств у сторон,  которые договорились о проведении арбитражного разбирательства, есть возможность провести процедуру этого разбирательства согласно соответствующим нормам, которые действуют в другом государстве. Например, одна сторона желает оспорить в судебном порядке вынесенное решение арбитража, поскольку была нарушена согласованная ранее процедура. Здесь наиболее рациональным будет подача заявления об отмене арбитражного решения не в тот суд, в котором первоначально состоялось арбитражное разбирательство, а в суд того государства, чье арбитражное законодательство было согласовано сторонами, как право, подлежащее применению в данном случае. Здесь вполне очевидна необходимость в правильном толковании и применении данного положения в контексте современной международной доктрины и практики коммерческого арбитража. Но практика показывает, что очень редко встречаются те ситуации, когда в силу договоренности сторон нормы применимого арбитражного права не являются нормами, действующими в стране, где проходит арбитражное разбирательство. Вышеупомянутые положения важно учитывать, поскольку существуют перспективы применения ст. 230 п.5 АПК[6], который предусматривает возможность оспорить в Российской Федерации арбитражное решение, вынесенное за рубежом. Здесь очень важно, чтобы в российской практике по данному вопросу не было расхождений с общепризнанными международными стандартами, устанавливающих, что те правовые механизмы, которые существуют в других государствах с целью защиты национальных интересов, не должны осложнять международное сотрудничество.

   Тот факт, что на рассмотрение в международный арбитражный суд стало поступать все больше исков, подтверждается статистическими данными за 2018 год. Так, за весь позапрошлый год в международном коммерческом арбитражном суде (МКАС) было рассмотрено 454 дел, из которых подавляющее большинство исков поступило по спорам, касающихся поставки – 72%, на втором месте иски по работам и услугам – таких дел поступило 9%; третью позицию занимают иски по строительному подряду – 7%; на четвертой строчке – иски по кредитам и займам, а также иным вопросам (таких дел набралось 5% от общего числа). И, наконец, меньше всего споров поступило по вопросам аренды – всего лишь 2 %[7].

   Таким образом, отметим, что на сегодня международный коммерческий арбитраж является одним из основных инструментов, при помощи которого участники экономических отношений могут конструктивно решать возникающие споры. Очень важно, по нашему мнению, чтобы российская судебная практика непрерывно накапливала опыт в разрешении таких споров, основываясь на нормах международного права.

   Список литературы
   1. Доронина Н. Г., Семилютина Н. Г. Международное частное право и инвестиции. М., 2012.С. 243—271.
   2. Гайдаенко Шер Н. И. Внесудебные механизмы разрешения споров в экономической сфере: к вопросу о процедуре совместного разрешения споров // Законность в экономической сфере как необходимый фактор благоприятного инвестиционного климата: матер. VI Ежегодных научных чтений памяти профессора С. Н. Братуся (Москва, 26 октября 2011 г.). М., 2012.
   3. Конвенция ООН «О признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений» (Нью-Йоркская конвенция 1958 г.). https://studfile.net/preview/5662521/page:6/
   4. Типовой закон ЮНСИТРАЛ о международном торговом арбитраже (принят ЮНСИТРАЛ 21 июня 1985 г.) (с изменениями и дополнениями). https://base.garant.ru/10135203/
   5. Закон РФ от 07.07.1993 N 5338-1 (ред. от 25.12.2018) "О международном коммерческом арбитраже" (вместе с "Положением о Международном коммерческом арбитражном суде при Торгово-промышленной палате Российской Федерации", "Положением о Морской арбитражной комиссии при Торгово-промышленной палате Российской Федерации").
   6. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации" от 24.07.2002 N 95-ФЗ (ред. от 02.12.2019).
   7. https://mkas.tpprf.ru/ru/Stat/page.php


Бесплатная публикация

статьи в журнале

Подробнее
Календарь
«    Май 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31