Гражданско-правовая ответственность за злоупотребление гражданским правом: теория и практика


Супова Ольга Игоревна, магистрант
Московский финансово-юридический университет

Аннотация. В статье автором исследуется вопросы, связанные с привлечением лиц к ответственности за злоупотребления гражданскими правами. При этом, в целях исследования автором указывается, что злоупотребления гражданским правом – действия лица, выходящие за пределы дозволенного, для удовлетворения своего личного интереса за счет других лиц. Методологически, автор анализирует основания привлечения к гражданско-правовой ответственности за злоупотребления гражданскими правами через призму гражданского правонарушения и 4 составляющих элемента его состава (объект, объективную сторону, субъект, субъективную сторону). Автором отдельно рассматривается каждый из элементов такого состава применительно к злоупотреблению. Определяется, что основания для привлечения к ответственности за гражданские правонарушения схожи с основаниями для ответственности за злоупотребление гражданскими правами, но не является тождественной им.

Ключевые слова: гражданское правонарушение, злоупотребление гражданским правом, ответственность, добросовестность, санкция.

   Гражданское право является одной из основных правовых отраслей, отличительной чертой которой, во многом, является диспозитивность ее норм. Однако диспозитивность не указывает на абсолютную свободу, законом определяются те рамки, в которых могут действовать субъекты и соответствующую ответственность в случаях, когда субъекты выходят за них. Иными словами, гражданское законодательство предусматривает систему санкций за правонарушения, или, в некоторых случаях за злоупотребление гражданскими правами [1]. В данной статье перед автором стоит задача установить основания для гражданско-правовой ответственности за злоупотребление гражданским правом, ввиду меньшей очевидности и сложностей, которые возникают в правоприменительной практике.

   Так, под гражданско-правовой ответственностью зачастую понимают реакцию государства на нарушение права [2], в свою очередь нарушение права – условие, с которым закон связывает наступление ответственности. Но в случае злоупотребления гражданским правом, существует определенная сложность: таковые указаны лишь в общем ключе в статье 10 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) [3]. Отличительная особенность гражданско-правовой ответственности – имущественный и компенсаторный характер, или, иными словами, наложение на виновное лицо обязательств по возмещению соответствующего вреда.

   В этой связи, хотелось бы рассмотреть основания возникновения гражданско-правовой ответственности за злоупотребление гражданским правом через призму оснований, которые являются необходимыми для привлечения за гражданские правонарушения. Данное соотношение во многом релевантно, поскольку как «злоупотребление» так и «правонарушение» является недолжным поведением [4]. Также, можно заметить, что некоторая группа авторов определяет шикана как вид правонарушения, что также позволяет методологически рассмотреть данные категории через одинаковые критерии [5].

   Первым элементом состава правонарушения, зачастую выделяется его объект. В данном случае, как объект гражданского правонарушения, так и объект злоупотребления правом совпадают: в обоих случаях, они будут посягать на правоотношения, охраняемые гражданским правом [6]. Так, если лицо злоупотребляет правом в форме, например, несвоевременно реализуя право на защиту (намеренное увеличение сроков для увеличения неустойки), оно всегда причиняет вред имущественным интересам своего контрагента. Аналогично: в гражданском правонарушении, при нарушении условий договОбъективная сторона злоупотребления гражданским правом представляется несколько иной, в отличии от гражданского правонарушения. В целом, статья 10 ГК РФ определяет несколько таких случаев:ора лицо несет те или иные убытки, а следовательно – страдает его имущественный интерес.

   - Действия с исключительным намерением причинить вред другому лицу (шикана), например, - публикация материалов в СМИ в целях нанесения ущерба деловой репутации;
   - Недобросовестное осуществление гражданских прав. Приведем классический пример: когда поставщик отгрузил покупателю не 1000, а 999 плиток. В соответствии со ст.446 ГК РФ, покупатель вправе отказаться от переданного товара и его оплаты. В этом случае, очевидно, вопрос о справедливости таких действий поставить затруднительно;
   - Некоторыми авторами выделяется также злоупотребление судебной защитой, хотя, с точки зрения автора, данное положение соотносится с более общим понятием «недобросовестное осуществление гражданских прав», поскольку, фактически, является его отражением в процессуальном аспекте. Проявляется, как правило, в так называемом «сутяжничестве» [7].

   Второй частью объективной стороны является причинная связь между злоупотреблением правом и причиненным вредом, который, исходя из п.4 ст.10 ГК РФ, является основанием для привлечения к ответственности. Данный вывод, в целом, является очевидным, ввиду самой сути компенсаторного механизма.

   Третьим элементом является субъект злоупотребления гражданским правом, и в данном случае, речь следует вести лишь о тех лицах, которые наделены законом (или договором) на такое право, которым они могли быть злоупотребить. Иными словами, лицо, не связанное договорными обязательствами никак не сможет ими злоупотребить. Однако, например, в случае злоупотребления правом на судебную защиту (которое имеется у каждого лица), следует ли говорить о том, что субъект всегда будет являться «специальным»? С точки зрения автора, следует подразумевать всегда управомоченное «конкретным правом» лицо, поскольку, право на судебную защиту, с одной стороны – абсолютно, а с другой стороны, для его реализации необходимо наличие спорного или нарушенного права.

   Субъективная сторона злоупотребления также имеет характерные, или свойственные лишь ей особенности. Во-первых, как было указано выше, наличествует цель – причинение вреда другому лицу, либо получение выгоды за счет своих недобросовестных действий. Представляется также, что злоупотребление правом не может исключать умысел. Иными словами, злоупотребление гражданским правом по неосторожности невозможно.

   Трудно представить ситуацию, когда лицо, действуя с намерением причинить вред другому лицу, осуществляет свои действия неосторожно, или отказывается от исполнения договора, как в вышеуказанном примере. Все вышесказанное позволяет говорить о необходимости установления вины в злоупотреблении гражданским правом.

   Главную сложность для привлечения к ответственности за злоупотребление гражданским правом составляет то, что злоупотребление невозможно доказать прямыми доказательствами, для этого необходимо рассматривать спорную ситуацию комплексно, с учетом косвенных доказательств. Как представляется, единственным прямым доказательством в таком случае может являться признание в злоупотреблении, что, конечно, на практике представить затруднительно.

   В отношении санкции за злоупотребление гражданским правом, хотелось бы заметить следующее. В отличии от гражданских правонарушений, которые предусматривают, в большей степени, возмещение вреда, ответственность за злоупотребление гражданским правом может предусматривать также отказ лицу в защите принадлежащего ему права полностью или частично, а также применяет иные меры, предусмотренные законом, что прямо следует из п.2 ст.10 ГК РФ.

   Данная неординарная санкция не коррелирует со способами защиты гражданских прав, поскольку они исходят из наличия права, а отказ в защите, по сути, аннулирует действие ст.12 ГК РФ [8]. Данная санкция, определяемая в ст.10 ГК РФ, относится к пресечению действий, которые нарушают права, либо к прекращению правоотношения. Для уяснения роли каждого из элементов, хотелось бы обратится к судебной практике по делам о злоупотреблении гражданским правом.

   Так, например, в одном из рассмотренных автором арбитражных дел, судом первой инстанции были правильно квалифицированы как злоупотребление правом действия хозяйствующего субъекта, который заключил договор доверительного управления, по которому ценные бумаги другого хозяйствующего субъекта перешли в доверительное управление [9]. Именно эти ценные бумаги служили предметом ареста по исполнительному производству, которое обжаловал истец. Злоупотребление правом в данном случае выступало заключение договора с неправомерной целью – сокрытия имущества, при котором, все вышеупомянутые элементы состава гражданского правонарушения были установлены судом. Во-первых, объект – посягательство на законные имущественные права кредиторов; во-вторых, объективная сторона – заключение договора и передача имущества; в-третьих, субъект – лицо, находящиеся на стадии банкротства, к которому было применено исполнительное производство; и вследствие – субъективная сторона – противоправная цель с прямым умыслом.

   В результате судебного разбирательства, в удовлетворении иска было отказано, на основе положений ст.10 ГК РФ, поскольку суд пришел к выводу о том, что целью заключения договора являлось сокрытие имущества учредителя от обращения на него взыскание, а не действительное исполнение договора доверительного управления. Иными словами – prima facie недобросовестное осуществление принадлежащих лицу гражданских прав, в целях сокрытия имущества от требований кредиторов. В тоже время, судом апелляционной инстанции было оставлено это решение в силе, но с измененной мотивировочной частью: он указал на ничтожность договора доверительного управления имуществом в силу ст. 168 ГК РФ, поскольку было нарушено требование ст.10 ГК РФ. В итоге, было отмечено, что у истца отсутствует право требовать освобождения ценных бумаг от ареста. Таким образом, можем заключить, что санкция за рассмотренное злоупотребление – отказ в судебной защите, равно как и придание гласности истинных мотивов. При всем при этом, истец не признавал наличие злоупотребления, такой вывод был сделан судом по косвенным доказательствам: время заключение договора, передача имущества, на которое было возложено взыскание и «афилированность» хозяйствующих субъектов.

   Вторая рассматриваемая ситуация связана с компенсацией нематериального вреда в уголовном судопроизводстве [10]. Так, потерпевший обратился в суд с иском к обвиняемому о взыскании денежной компенсации морального вреда, ссылаясь на то, что в отношении обвиняемого было возбуждено уголовное дело и он был признан виновным в совершении преступления, и в порядке компенсации морального вреда с обвиняемого была взыскана денежная сумма. Признанное виновным лицо, после этого, указывало на совершении в отношении него преступления потерпевшим, однако, по данному делу потерпевший был оправдан.

   Однако, далее, потерпевший вновь обратился в суд, указав на необходимость компенсации морального вреда. Истец считал, что ответчик нанёс ему моральный вред, безосновательно обвинив его в совершении преступного деяния в прошлом деле. Выслушав объяснения истца и его представителя, изучив материалы дела, суд признал исковые требования подлежащими частичному удовлетворению, даже при наличии явствующей цели причинения вреда.

   Суд ссылался на Определение КС РФ от 2 июля 2013 года №1058-О [11], где Конституционный Суд указал, что если при рассмотрении дела суд установит, что обращение лица с заявлением в государственные органы и органы местного самоуправления не имело под собой никаких оснований и было продиктовано не намерением исполнить свой гражданский долг или защитить права и охраняемые законом интересы, а исключительно намерением причинить вред другому лицу, т.е. имело место злоупотребление правом, то компенсация морального вреда возможна.

   Вышесказанное подводит к мысли о том, что гражданско-правовая ответственность за злоупотребление гражданским правом не абсолютна, а конкретна. В этом случае, особое значение имеют доказательства и мнение суда, рассматривающего дело. К каждому конкретному случаю необходимо подходить осторожно, поскольку определить злоупотребление правом можно исключительно базируясь на косвенных доказательствах. В настоящем исследовании автором преследовалась попытка более конкретно «очертить» рамки злоупотребления правом и провести грань между злоупотреблением и гражданским правонарушением. В особенности, это важно при имеющей место неоднородной судебной практике, что обусловлено скорее не законодательными пробелами, или ошибками правоприменителей, а именно абстрактностью и сложностью в доказывании злоупотребления гражданским правом. Относительно применяемых мер ответственности к нарушителям, представляется, что непризнание права, а также возможность предъявления к ним требований о возмещении убытков, в целом, показывают себя с положительной стороны и могут считаться достаточными для удовлетворения как государственных, так и интересов лиц, чьи права были нарушены.

Список литературы

   1. Дебошева А.А. Основания гражданско-правовой ответственности за злоупотребление правом // Законность и правопорядок в современном обществе. 2014. №17. С.51-54
   2. Крусс В.И. Актуальные аспекты проблемы злоупотребления правами и свободами человека // Государство и право. - 2002. - № 7. С.34-56
   3. Гражданский кодекс РФ (часть первая) от 30 ноября 1994 года № 51–ФЗ. // Собрание законодательства РФ, 05.12.94 — №32 — ст. 3301.
   4. Кусакин А.А. Система санкций в гражданском праве // Вопросы российской юстиции. 2022. №18. С.207-217
   5. Волков А.В. Российское понимание концепции «Злоупотребление гражданским правом» // ЮП. 2009. №4. С.1-4
   6. Небратенко О.О. О моделях состава гражданского правонарушения // ЮП. 2009. №3. С.50-53
   7. Цильмак А.Н. Психологическая характеристика типов жалобщиков // Вестник ЧелГУ. 2014. №20 (349). С.125-130
   8. Тарасова Ю.А., Порунова О.Г. К проблеме выявления и правовой квалификации злоупотребления правом // Право и практика. 2022. №2. С. 183-188
   9. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 15 февраля 2011 г. N 13603/10 // Вестник ВАС РФ от 15 февраля 2011 г., №5
   10. Решение Таганрогского городского суда № 2-4126/ от 25 мая 2015 г. по делу № 2-4126/2015 // URL: //sudact.ru/regular/doc/crW1mU6C9Ur7/ (дата обращения: 15.08.2022)
   11. Определение Конституционного Суда РФ от 02.07.2013 N 1058-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Морозовой Лидии Викторовны на нарушение ее конституционных прав абзацем третьим статьи 1100 Гражданского кодекса Российской Федерации» // СПС КонсультантПлюс.


Гость, оставите комментарий?
Имя:*
E-Mail:*


 В журнале появился новый раздел - Судебная практика. Приглашаем действующих юристов и адвокатов поделиться своим опытом.

Бесплатная публикация

статьи в журнале

Подробнее