Проблемы института освобождения от доказывания в гражданском процессе и пути его совершенствования


Долинская Юлия Руслановна, студент
Московский государственный юридический университет имени О.Е. Кутафина
Институт бизнес-права

Аннотация. В статье анализируется институт освобождения сторон от доказывания обстоятельств, которые принимаются другой стороной. Выявлена проблема наличия пробела в гражданском процессуальном законодательстве относительно регулирования данного института. Сделан вывод о недостатке закрепления соответствующих положений посредством статьи об объяснениях сторон и третьих лиц. В связи с этим автор предлагает конкретные нормативные изменения с целью совершенствования законодательной техники и практики применения института освобождения от доказывания, совершенствования процесса доказывания в гражданском процессе. Проект федерального закона о внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации также служит целям гармонизации норм процессуального законодательства, регулирующих порядок освобождения сторон от доказывания некоторых обстоятельств спора, посредством дополнения кодекса нормами, регулирующими порядок заключения соглашения об обстоятельствах. Представлена сравнительно-правовая характеристика соответствующего правового института с его регулированием в ряде зарубежных правопорядков.

Ключевые слова: соглашение об обстоятельствах, доказывание, преюдиция, гармонизация права, аналогия права и закона.

   В отличие от Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ) и Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации (далее – КАС РФ) ГПК РФ не содержит единообразного регулирования вопросов, связанных с освобождением сторон от доказывания обстоятельств, которые принимаются другой стороной. Такое неравномерное регулирование не обусловлено объективными причинами, что указывает на необходимость приведения норм ГПК РФ в соответствие с нормами иных процессуальных кодексов путем принятия Федерального закона о внесении изменений в Кодекс.

   Автор предлагает дополнить ГПК РФ статьей 61.1 следующего содержания: «Обстоятельства, на которых сторона основывает свои требования или возражения, признанные другой стороной в ходе судебного разбирательства, а также обстоятельства, в отношении которых сторонами заключено соглашение об обстоятельствах, принимаются судом в качестве фактов, не требующих дальнейшего доказывания. Факт признания сторонами обстоятельств заносится судом в протокол судебного заседания и удостоверяется подписями сторон. Признание, изложенное в письменной форме, приобщается к материалам дела. Достигнутое в судебном заседании или вне судебного заседания соглашение сторон по обстоятельствам удостоверяется их заявлениями в письменной форме и заносится в протокол судебного заседания. Произвольный отказ от соглашения по фактическим обстоятельствам не допускается. Обстоятельства, на которые ссылается сторона в обоснование своих требований или возражений, суд вправе расценивать как признанные другой стороной, если они ею прямо не оспорены или несогласие с такими обстоятельствами не вытекает из иных доказательств, обосновывающих представленные возражения относительно существа заявленных требований. Суд не принимает признание стороной обстоятельств, если располагает доказательствами, дающими основание полагать, что признание такой стороной указанных обстоятельств совершено в целях сокрытия определенных фактов или под влиянием обмана, насилия, угрозы, заблуждения или с нарушением публично-правовых предписаний, о чем судом выносится определение. В этом случае данные обстоятельства подлежат доказыванию на общих основаниях. Обстоятельства, признанные и удостоверенные сторонами в порядке, установленном настоящей статьей, в случае их принятия судом не проверяются им в ходе дальнейшего производства по делу».



   Несмотря на то, что фактически судами признается правомерность использования конструкции признания обстоятельств и заключения соглашений об обстоятельствах в связи с соответствием их принципам диспозитивности и состязательности, отсутствие в ГПК РФ специального регулирования тем не менее является пробелом, поскольку закон представляет собой «кристаллизацию» правовых институтов, которые наиболее широко применяются в практической деятельности, и с этой точки зрения прямое упоминание данных институтов, облегчающих процесс доказывания, будет способствовать расширению сферы применения этих институтов.  Возможность применения аналогии закона и аналогии права, предусмотренных ч. 4 ст. 1 ГПК РФ равным образом не свидетельствует об отсутствии необходимости унификации законодательных норм в этой части.1

   Наличие в нормах процессуального права института, предусматривающего возможность достижения сторонами соглашения об установлении определенных обстоятельств, определяется тем, что в соответствии с ч. 1 ст. 12 ГПК РФ отправление правосудия по гражданским делам определяется на основе принципов состязательности и равноправия сторон, а также принципа диспозитивности, в соответствии с которым процессуальные отношения в гражданском судопроизводстве возникают, изменяются и прекращаются главным образом по инициативе непосредственных участников спорного материального правоотношения, имеющих право распоряжения своими процессуальными и материальными правами [1]. При этом следует обратить внимание на то, что в общем виде средством защиты материальных прав является весь процесс, то есть в т.ч. гражданское процессуальное право, из чего следует, что понятие «распоряжение процессуальными средствами защиты» по своей сути близко к понятию «осуществление субъективными процессуальными правами», что, в свою очередь, самым тесным образом связано с распоряжением материальными правами [2, с. 248-249].

   Признание лицом, участвующим в деле, обстоятельств, на которые ссылается другая сторона, или заключение соглашения о таких обстоятельствах является проявлением принципа диспозитивности – стороны осуществляют свои материальные права (свободы, интересы, обязанности) и распоряжаются ими в процессе способами, установленными гражданским процессуальным законодательством [2, с. 264]. Отказ стороны от выставления возражений на доводы, заявленные оппонентом (в т.ч. в форме признания отдельных обстоятельств) является правом стороны, что указывает на необходимость предоставления сторонам процессуальным кодексом такой возможности.

   Гражданский процесс является публичной отраслью права, и поэтому одной из целей законодателя должно стать насколько возможное сужение сферы применения общих принципов и аналогии закона и права, хотя в отношении признаний и соглашений не следует говорить о том, что их отсутствие в ГПК РФ исключает их применение [3, с. 35]. Более того, признание обстоятельств должно находиться в нормах, которые упрощают процесс доказывания в целом, а не применительно только к письменным объяснениям сторон, как это ранее регулировалось кодексом. При этом признания и соглашения следует рассматривать прежде всего, как инструмент упрощения доказывания, а не как самостоятельное доказательство, поскольку, как следует из норм АПК РФ и КАС РФ, признания и соглашения должны исключать исследование судом обстоятельств, в отношении которых отсутствует спор.

   Судебное доказывание представляет собой деятельность субъектов процесса по убеждению суда в истинности своих суждений [4, c. 65], однако следует обратить внимание на то, что доказывание является процессом по установлению наличия или отсутствия фактических обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дел, то есть в России гражданский процесс, в частности, в вопросах доказывания сочетает в себе в себе частноправовые и публично-правовые начала [5, c. 55]. Признание обстоятельств и заключение в отношении них соглашений не предполагает проверку судом фактов, что указывает на свободу сторон в определении фактического состава (в тех пределах, когда установления таких фактов не нарушает права и законные интересы третьих лиц и публично-правовые предписания), что указывает на отсутствие какой-либо объективной составляющей при установлении фактического состава, что подтверждает то, что признания и соглашения не являются доказательством по смыслу ГПК РФ. Возможность оспаривания соглашений по общим нормам Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ), применение к ним общего принципа добросовестности в смысле материального права, которые могут обусловить переход в общий порядок доказывания, указывают на то, что признания и соглашения не являются доказательствами. Оспоримость определяется наличием волевого элемента в основании признаний и соглашений, искажение которого является основанием для оспаривания, что дополнительно подтверждает, что предметом оценки признаний и соглашений является не факт их соответствия обстоятельствам реальной действительности, а лишь их соответствие субъективной воле сторон.

   Отдельно следует обратить внимание на то, что признание фактов возможно лишь теми лицами, права и законные интересы которых затрагиваются принятием итогового судебного акта по данному спору (при этом, как правило, такими лицами являются те, на ком лежит бремя доказывания – истец, ответчик, третье лицо, заявляющее самостоятельные требования относительно предмета спора) [6]. Таким образом, признания и соглашения представляют собой результат субъективной оценки обстоятельств, релевантных для разрешения спора, сторонами, что указывает на то, что их применение следует распространить на все нормы о доказывании. Наличие соответствующих предписаний только в норме ст. 68 ГПК РФ в главе о доказывании может привести к неоправданно узкому применению соответствующих институтов.



   Необходимость систематизации норм о признаниях и соглашениях обстоятельств также подтверждается тем, что однородные по своему характеру нормы о признании обстоятельств сторонами, хотя и имели в ГПК РФ, но регулировались в разных частях кодекса (письменные объяснения, примирительные процедуры), что некоторым образом усложняло их практическое использование. «Обобщение» данного института в главе о доказательствах и доказывании же соответствует природе новелл и отражает общие тенденции судебной практики по данному вопросу. Как отмечалось в Концепции единого ГПК РФ, появление нормы о возможности заключения соглашения сторон о фактических обстоятельствах дела не станет революционным для гражданского процесса [7, п. 6.8].

   Соглашение об обстоятельствах является процессуальным соглашением, заключаемым между субъектами материального правоотношения [8], поскольку его заключение не определяет квалификацию материальных отношений, лежащих в их основе, но связано лишь с установлением отдельных фактических обстоятельств. Такое соглашение не проверяется судом, однако его принятие судом должно осуществляться с учетом общих положений о недействительности ГК РФ [9]. Нормами ГПК не предусмотрена необходимость получения специальных полномочий для заключения представителем соглашения об обстоятельствах спора, что является следствием отсутствия соответствующего института в ГПК РФ. Появление данного института требует внесение данных изменений в нормы о представительстве [10].

   Отдельно следует обратить внимание на то, что институт признаний и соглашений не является специфичным и в сравнительно-правовой перспективе. Например, в немецком праве, где доказывание сводится к доказыванию фактов и обстоятельств дела, а бремя доказывания тесно связано с материально-правовыми аспектами [11, p. 162-180], признание обстоятельств регулируется § 288-290 ZPO [12], в которых предусмотрено право стороны признать те обстоятельства, на которые ссылается оппонент.  При этом в отличие от российской судебной практики по соглашению об обстоятельствах, где возможно расторжение соглашения об обстоятельствах, что влечет за собой переквалификацию его в одно из доказательств [13, п. 14], отказ от признания фактов возможен лишь в том случае, когда отказывающаяся от признания сторона докажет, что признание (соглашение) произошло в результате заблуждения. В Англии и США процессуальное право, которое еще более тяготеет к состязательности [14], также предусматривает возможность признания сторонами фактов и заключения в отношении них соглашений (notice to admit facts / request for admission с последующим их акцептованием), что дает право стороне, которая заключила такое соглашение, ссылаться на него в случаях, когда оппонент заявляет обратное [15].

   Таким образом, произвольное расторжение соглашения об обстоятельствах является недопустимым, что следует из ст. 307 ГК РФ, поскольку по своей сути соглашение об обстоятельствах является договором по смыслу гражданского права, что с учетом предшествующей судебной практики предопределяет необходимость закрепления недопустимости произвольного отказа от такого соглашения в ГПК РФ. Предполагается внесение изменений в ГПК РФ, связанных с повышением состязательности сторон в процессе.

   Принцип состязательности исключается принципом исследования всех обстоятельств дела в ходе процедуры доказательства, а также в случаях, когда общественный интерес перевешивает объективные факты [11, c. 391]. При этом принцип состязательности тесно связан с приоритетами государственной политики в определенный момент исторического развития [12].  Одной из особенностей норм ГПК РФ является их направленность на повышенный уровень процессуальных гарантий. Данный факт обусловлен тем, что лица, участвующие в процессе в порядке, предусмотренном ГПК РФ, как правило, не являются профессионалами, как в АПК РФ, что в текущем законодательстве предопределяет повышенную активность суда в гражданском процессе.

   С учетом того, что основополагающим принципом гражданского процесса остается состязательность, а не установление объективной истины, а также с учетом необходимости обеспечения равенства процессуальных возможностей сторон, представляется разумным предоставить суду право признать обстоятельства, на которых сторона основывает свои требования, признанными другой стороной при отсутствии процессуальной активности. Представляется неразумным и необоснованным возложение на граждан обязанности быть активным в процессе во всех случаях без исключений, однако это не должно стать основанием для переложения на суд обязанности по установлению истины. Обратный подход является одним из проявлений нарушения принципа состязательности, что недопустимо для современного гражданского процесса. Принятие соответствующего федерального закона позволит повысить активность сторон в гражданском процессе, обеспечить реализацию принципов гражданского процесса, а также повысить уровень правовой определенности в отношении регулируемых вопросов.

Список литературы

   1. Постановление Конституционного Суда РФ от 26.05.2011 г. № 10-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 1 статьи 11 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункта 2 статьи 1 Федерального закона «О третейских судах в Российской Федерации», статьи 28 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», пункта 1 статьи 33 и статьи 51 Федерального закона «Об ипотеке (залоге недвижимости)» в связи с запросом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации»;
   2. Воронов А.Ф. Принципы гражданского процесса: прошлое, настоящее, будущее. – М.: Издательский дом «Городец», 2009;
   3. Шеменева О.Н. Признания и соглашения по обстоятельствам дела в гражданском судопроизводстве;
   4. Курылев С.В. Доказывание и его место в процессе познания // Труды Иркутского гос. ун-та. Т. 13;
   5. Курс доказательственного права: Гражданский процесс. Арбитражный процесс. Административное судопроизводство / С.Ф. Афанасьев, О.В. Баулин, И.Н. Лукьянова и др.; под ред. М.А. Фокиной. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Статут, 2019;
   6. Протокол заседания круглого стола по вопросам применения АПК РФ с участием Т.К. Андреевой от 18.03.2011 // Вестник ФАС УО. 2011. № 2;
   7. «Концепция единого Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» (одобрена решением Комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству ГД ФС РФ от 08.12.2014 № 124(1));
   8. Рожкова М.А. Применение в коммерческом обороте мировой сделки // СПС КонсультантПлюс. 2004;
   9. Бежан А. Соглашение по фактическим обстоятельствам как инструмент доказывания в арбитражном процессе. «Юрист», 2008. № 11;
   10. Воронов А.Ф. Принципы гражданского процесса: прошлое, настоящее, будущее. – М.: Издательский дом «Городец», 2009;
   11. Kroell S. The Burden of Proof for the Non-Conformity of Goods // Belgrade Law Review. Year LIX (2011). № 3;
   12. Zivilprozessordnung. URL: https://www.gesetze-im-internet.de/zpo/index.html.
   13. Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 22.12.2005 г. № 99 «Об отдельных вопросах практики применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации»;
   14. Кудрявцева Е.В., Смольников Д.И. Роль суда в процессе доказывания в свете судебной реформы в гражданском судопроизводстве // Закон. 2019. № 4;
   15. Елисеев Н.Г. Раскрытие доказательств // Закон. 2014. № 10.


Гость, оставите комментарий?
Имя:*
E-Mail:*


Бесплатная публикация

статьи в журнале

Подробнее