Проблема возмещения рыбхозами предполагаемого ущерба водным биоресурсам


Шаляпин Григорий Павлович, кандидат юридических наук
Астраханский государственный технический университет
Дмитровский филиал

Аннотация. Представленная работа содержит анализ материалов досудебных и судебных споров между органами контроля и контролируемыми лицами по вопросу возмещения предполагаемого ущерба водным биоресурсам в целях определения законности вынесения по ним материальных исков. В ней дается оценка аргументам обоих из указанных сторон, а также решениям судебных инстанций, касающихся затронутой проблемы. Автор приводит свои обоснования правомочности действиям рыбоводных хозяйств и приходит к выводу о незаконности административного преследования предпринимателей в случае отсутствия доказательств нанесения с их стороны реального ущерба окружающей среде. В качестве рекомендаций предлагается заинтересованным лицам принять во внимание изложенные в данной статье аргументы для обжалования аналогичных деликтных требований.

Ключевые слова: предполагаемый ущерб, рыбоводство, водные биоресурсы, Закон об аквакультуре, пруд, водоток, органы рыбоохраны.

   Прошло более двух лет со дня вступления в силу Федерального закона от 27.12.2019 № 504-ФЗ «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» [1], которым Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях [2] (далее - КоАП РФ) был дополнен ст. 8.48, содержащей санкции о несоблюдении требований к сохранению водных биологических ресурсов и среды их обитания. За данный период наработана достаточная для исследования административная практика, связанная с наказанием хозяйствующих субъектов за несогласование с органами рыбоохраны хозяйственной и иной деятельности, которая влияет и может повлиять на водные биоресурсы и среду их обитания.

   Материалы практики применения указанной статьи (судебные решения, предписания, предостережения и прочее) свидетельствуют о том, что количество выявленных и квалифицированных по этой статье административных правонарушений за обозначенный срок в России уже достаточно великó. Как правило, последствием административного воздействия за несогласование производственной деятельности с органами рыбоохраны является материальный иск за возможный ущерб водным биоресурсам и среде их обитания. Такой иск указанные контролирующие органы подают по подсудности в суд общей юрисдикции или арбитражный суд. Для предпринимателей исковые претензии более обременительны чем штрафы, предъявляемые по результатам рассмотрения административных дел. В некоторых случаях эти иски становятся причиной банкротства организаций, в том числе рыбоводных хозяйств (далее - рыбхозы), призванных содействовать улучшению качества водных объектов, как среды обитания водных биоресурсов.

   Так, например, определением суда Симоновского районного суда от 23.05.2022 по делу № 12-1864/2022 перенесен срок рассмотрения заявления органов рыбоохраны в отношении рыбхоза «С», который обвиняется в том, что выполнял на рыбоводных прудах производственные работы, связанные с основным видом его деятельности (товарной аквакультурой) без согласования с органами рыбоохраны (по ч. 2 ст. 8.48 КоАП РФ). Ранее эта же организация проиграла судебный спор по ч. 2 ст. 8.37 КоАП РФ (сопряженный с вышеуказанным спором), административное дело по которому возбуждалось в рамках одного и того же контрольно-надзорного мероприятия. Постановлением указанного суда по делу об административном правонарушении от 28.03.2022 № 05-424/2022 на упомянутый рыбхоз наложен административный штраф, но при этом в нем определена натуральная величина ущерба, якобы нанесенного им водным биоресурсам, который в денежном эквиваленте в разы превышает административные штрафы по обоим делам [3].

   Определениями Арбитражного суда Воронежской области от 09.12.2021 по делам № А14-19684/2021 и № А14-19700/2021, а также № А14-19677/2021 и № А14-19673/2021 рыбхозу «П» и его директору, как должностному лицу, возвращены жалобы на постановления органов рыбоохраны о назначении административных наказаний соответственно по ст. 8.48 КоАП РФ [4].

   В обоих случаях суть претензий органов рыбоохраны заключалась в том, что рыбхозы не согласуют с ними работы, выполняемые при выращивании рыбы в прудах, а поскольку эти пруды связаны с использованием водных объектов, то контрольным органом априори делается вывод о нанесении ущерба водным биоресурсам. В качестве аргументов такой позиции приводится несколько факторов, в том числе наличие гидрологической связи прудов с естественными водотоками и обнаружение водных биоресурсов из этих водотоков в рыбоводных прудах, якобы являющихся федеральной собственностью.

   Таким образом, перед предпринимателями остро стоит вопрос о законности такого обвинения, приводящего к репутационному, моральному и финансовому урону хозяйствующему субъекту. Для ответа на него предлагаем свое обоснование и выводы, подготовленные по результатам исследования, выполненного с использованием диалектологического (анализ-синтез) и сравнительно-правового методов.

   Так, по нашему мнению, сформированному на основании изучения документов вышеуказанных судебных дел, а также материалов досудебных и судебных споров (по аналогичным делам), касающихся применения ст. 8.48 КоАП РФ, рыбхозы не должны подпадать под санкции этой статьи в случае, если контрольным органом не выявлен и не подтвержден прямой (а не предполагаемый) ущерб водным биоресурсам и среде их обитания. В пользу такого вывода приводим нижеизложенные аргументы.

   1. Как правило, в качестве оснований для обвинения рыбхозов в нарушении правил охраны водных биоресурсов органы рыбоохраны ссылались на несоблюдение требований Положения об охране рыбных запасов, утвержденного постановлением Совмина СССР от 15.09.1958 № 1045 [5] (далее – Положение), которое было признано утратившим силу 1 января 2021 года. Например, ими применялся п. 13 Положения, который запрещает частичное осушение водного объекта, по причине чего происходит нарушение гидрологического режима, уничтожение кормовой базы и ухудшение среды обитания водных биоресурсов, что приводит к их физической потере. Данный пункт Положения содержит требование, согласно которому при проведении различных видов работ на водоемах рыбохозяйственного значения и в их прибрежных полосах (зонах) объединения, предприятия, учреждения и организации обязаны по согласованию с органами рыбоохраны осуществлять мероприятия по сохранению рыбных запасов. Однако орган контроля зачастую не учитывает то, что п. 21 Положения содержит исключение из этих правил: «21. Порядок использования водоемов колхозов, совхозов и других сельскохозяйственных предприятий, и организаций, не являющихся местами захода на нерест рыб ценных пород, устанавливается Советами Министров соответствующих союзных республик. Настоящее Положение на эти водоемы не распространяется.».

   В большинстве своем рыбоводные пруды используются сельскохозяйственными организациями для производства сельхозпродукции (рыбы разных пород), эти водоемы не имеют рыбохозяйственного значения и в них нет мест нереста ценных видов рыб, перечень которых утвержден приказом Минсельхоза России от 23.10.2019 № 596 «Об утверждении Перечня особо ценных и ценных видов водных биологических ресурсов» [6]. Кроме того, в силу п. 1.1 ст. 15 Федерального закона от 26.12.2008 № 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» [7] при проведении проверки должностные лица органа государственного контроля (надзора) не вправе проверять выполнение требований, установленных нормативными правовыми актами органов исполнительной власти СССР и РСФСР, а также выполнение требований нормативных документов, обязательность применения которых не предусмотрена законодательством Российской Федерации.



   Также согласно п. 4 Положения об отнесении водного объекта или части водного объекта к водным объектам рыбохозяйственного значения и определении категорий водных объектов рыбохозяйственного значения, утвержденного постановлением Правительства РФ от 28.02.2019 № 206 [8] (далее – Положение  № 206), пруды или обводненные карьеры, находящиеся в собственности субъекта Российской Федерации, муниципального образования, физического лица и юридического лица, могут быть отнесены к водным объектам рыбохозяйственного значения только по заявлению собственника такого водного объекта при их соответствии критериям, указанным в  п. 3 Положения № 206. Определение статуса водного объекта (пруда) является исключительно правом рыбхозов, а не их обязанностью и, чаще всего, предприниматели не видят необходимости признавать рыбоводные пруды, находящийся у них в собственности или во владении, водными объектами рыбохозяйственного значения, поскольку они используется только для сельскохозяйственого производства (выращивания рыбы) в понимании законодательства об аквакультуре (прим. акты приведены ниже), а не для рыбохозяйственной деятельности (организации любительского рыболовства и прочего), предусмотренной Федеральным законом от 20.12.2004 № 166-ФЗ «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» [9] (далее – Закон о рыболовстве).

   2. При предъявлении исков к рыбхозам органы рыбоохраны используют методики расчета возможного влияния, а также нанесенного вреда водным биоресурсам, которые предусмотрены приказами Минсельхоза России от 06.05.2020 № 238 «Об утверждении Методики определения последствий негативного воздействия при строительстве, реконструкции, капитальном ремонте объектов капитального строительства, внедрении новых технологических процессов и осуществлении иной деятельности на состояние водных биологических ресурсов и среды их обитания и разработки мероприятий по устранению последствий негативного воздействия на состояние водных биологических ресурсов и среды их обитания, направленных на восстановление их нарушенного состояния» [10] и от 21.03.2020 № 167 «Об утверждении методики исчисления размера вреда, причиненного водным биологическим ресурсам» [11]. Вместе с тем эти методики не применимы в отношении рыбхозов, поскольку они приняты в реализацию Закона о рыболовстве, сфера влияния которого распространяется только на водные объекты рыбохозяйственного значения (ст. 17 данного закона), а рыбоводные пруды не относятся по вышеуказанной причине к водным объектам рыбохозяйственного значения.

   Дополнительно стоит учесть, что с 1 января 2019 г. Федеральным законом от 29.07.2017 № 225-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон "О водоснабжении и водоотведении" и отдельные законодательные акты Российской Федерации» [12] были внесены изменения в ст. 17 Закона о рыболовстве, согласно которым порядок определения категорий водных объектов рыбохозяйственного значения  стал устанавливаться Правительством Российской Федерации, а не уполномоченным федеральным органом исполнительной власти в области рыболовства. Несмотря на это органы рыбоохраны по прежнему самостоятельно принимают решение о присвоении прудам статуса «рыбохозяйственного значения», руководствуясь признанным утратившим силу приказом Росрыболовства от 17.09.2009 № 818 «Об установлении категорий водных объектов рыбохозяйственного значения и особенностей добычи (вылова) водных биологических ресурсов, обитающих в них и отнесенных к объектам рыболовства» [13] (далее – Приказ № 818), который в отличие от действующего Положения № 206 не предусматривал инициативы и исключительных прав интересантов на получение статуса водного объекта.

   3. Решающее значение для разрешения спора по применению ст. 8.48 КоАП РФ в отношении рыбхозов имеют доказательства факта гибели (утраты) водных биоресурсов на момент обследования водного объекта. Решениями Верховного суда Республики Крым от 12.05.2020 по делу № 21-356/2020 и от 14.05.2020 по делу № 21-248/2020 [14] отменены постановления органов рыбоохраны о наказании контролируемых лиц за административные нарушения по причине того, что водным объектам не были присвоены статусы «рыбохозяйственного значения». Кроме того, в них делается вывод о том, что без предъявления доказательств гибели водных биоресурсов является незаконным обвинение предпринимателей в нанесении ими ущерба. В обоих случаях суд констатировал, что такой вред «является предположительным и не подтверждается ни одним из допустимых доказательств, имеющихся в материалах дела об административном правонарушении (отсутствуют соответствующие замеры, протоколы проверки, зафиксированные факты гибели рыб и других биологических ресурсов, акт обследования на месте не составлялся, причиненный вред формален).».

   О необходимости доказывания факта нанесения ущерба водным биоресурсам иными предпринимателями (не рыбхозами) говорит обширная судебная практика по административным делам, возбужденным по ст.ст. 8.33 и 8.48 КоАП РФ. Так, определением Верховного Суда РФ от 02.11.2020 № 303-ЭС20-16066 и решением Арбитражного суда Хабаровского края от 29.10.2019 по делу № А73-2556/2019, определением Верховного Суда РФ от 12.02.2019 № 301-КГ18-25628 и решением Арбитражного суда Костромской области от 20.04.2018 по делу № А31-14909/2017, решением Свердловского областного суда от 26.08.2020 по делу № 72-742/2020, постановлением Седьмого кассационного суда общей юрисдикции от 17.09.2021 № 16-4950/2021 по делу № 12-615/2020 и другими судебными актами [15] определено, что в качестве приемлемого доказательства вины и наличия ущерба водным биоресурсам в водных объектах рыбохозяйственного значения являются установленные контрольным органом факты гибели водных биоресурсов и их кормовых объектов. При этом в материалах всех решений, принятых в пользу органов рыбоохраны, указываются конкретные виды и количество погибших гидробионтов, процентное соотношение и численность планктона и бентоса от их первоначально зафиксированной величины, а также после нанесения вреда хозяйственной деятельностью предприятий.

   В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 30.11.2017 № 49 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении вреда, причиненного окружающей среде» [16] констатируется, что при разрешении споров о возмещении вреда окружающей среде необходимо руководствоваться в том числе принципом допустимости воздействия хозяйственной и иной деятельности на природную среду исходя из требований в области охраны окружающей среды (п.1). При этом основанием для привлечения лица к имущественной ответственности является (п. 6): причинение им вреда, выражающееся в негативном изменении состояния окружающей среды, в частности ее загрязнении, истощении, порче, уничтожении природных ресурсов, деградации и разрушении естественных экологических систем, гибели или повреждении объектов животного и растительного мира и иных неблагоприятных последствиях (ст.ст. 1 и 77 Федерального закона от 10.01.2002 № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды» [17]. По смыслу ст. 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации [18] (далее - ГК РФ), ст. 77 указанного Федерального закона «Об охране окружающей среды» лицо, которое обращается с требованием о возмещении вреда, причиненного окружающей среде, представляет доказательства, подтверждающие наличие вреда, обосновывающие с разумной степенью достоверности его размер и причинно-следственную связь между действиями (бездействием) ответчика и причиненным вредом (п. 7). В данном случае речь опять-таки идет о конкретном нанесенном вреде, а не о предполагаемом фиктивном ущербе.

   О необходимости градации системы эколого-правовых ограничений экономической деятельности, в том числе в зависимости от меры воздействия хозяйствующих субъектов на окружающую среду, говорится в работах ряда ученых-правоведов (Боголюбов [19], Хлудинева [20], Брославский [21], и др.). В пункте 8 вышеуказанного постановления Верховного Суда РФ также сказано, что возмещение вреда при отсутствии вины причинителя вреда возможно только в исключительных случаях, предусмотренных законом, и касается он тех юридических лиц и граждан, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих. Перечень такой опасной деятельности и соответствующие федеральные законы, предусматривающие данную деятельность, перечислены в указанном пункте постановления. Об этом же говорится и в пункте 15 этого постановления. Деятельность рыбоводных хозяйств по выращиванию в прудах объектов аквакультуры к указанной опасной деятельности не относится.

   Данное обстоятельство снимает с предпринимателей обязательство возмещать ущерб водным биоресурсам по надуманным и недоказанным заключениям о якобы негативном влиянии их деятельности, не согласованной с органами рыбоохраны. В пользу такого вывода говорит решение Арбитражного суда Курской области от 11.05.2017 по делу № А35-12502/2017 [22], в котором по аналогичному спору рыбоводного хозяйства, осуществившего несогласованный сброс воды из пруда в водоток, суд сделал вывод о том, что без соответствующих доказательств и установленного статуса пруда, «выводы административного органа о том, что понижение уровня в пруду привело к причинению вреда водным биологическим ресурсам указанного водного объекта, являются необоснованными и носят предположительный характер», ввиду чего данному административному органу (органу рыбоохраны) было отказано в удовлетворении требований в том числе по возмещению ущерба водным биоресурсам и среде их обитание.

   В ст. 53 Закона о рыболовстве также идет речь о возмещении причиненного водным биоресурсам вреда, а не о предполагаемом возможном ущербе. При выявлении ущерба в водном объекте органы рыбоохраны должны выполнять приказ Росрыболовства от 08.02.2018 № 102 «Об организации деятельности территориальных управлений и подведомственных организаций Росрыболовства при выявлении фактов гибели водных биологических ресурсов и загрязнения среды обитания» [23], согласно которому расчет показателей указанного вреда делается на основании установления факта гибели водных биоресурсов и кормовых организмов.

   4. При выявлении ущерба, нанесенного водным биоресурсам рыбхозами, эксплуатирующими созданные водоподпорными сооружениями на водотоках пруды (далее – русловые пруды), органы рыбоохраны мотивируют ГОСТом 19179-73 «Гидрология суши. Термины и определения» [24], который все пруды более 100 га относит к водохранилищам. Последнее обстоятельство принимается как запрет на право собственности и владения хозяйствующих субъектов в отношении прудов более 100 га и на все русловые пруды.

   Однако на основании ст. 4 Федерального закона от 03.06.2006 № 73-ФЗ «О введении в действие Водного кодекса Российской Федерации» [25] (далее – Закон № 73-ФЗ) со дня введения в действие нового Водного кодекса Российской Федерации [26] (далее – ВК РФ) законодательные акты Союза ССР, содержащие нормы, регулирующие водные отношения, признаются не действующими на территории Российской Федерации. Изданный в СССР ГОСТ 19179-73 «Гидрология суши. Термины и определения» не является даже правовым актом и, в любом случае, он не должен противоречить действующему водному законодательству. Об этом публично заявил федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный в области нормативно-правового регулирования водных отношений - Минприроды России в письме от 20.03.2009 № 08-47/3181 о применении на территории России актов Союза ССР и РСФСР [27].

   Действующий ВК РФ не содержит дефиниций «замкнутый (или обособленный) водоем», «ограниченный со всех сторон береговой линией», «не имеющий гидравлической связи с иными водными объектами», применимых к понятию «пруд», а также требования к площади пруда и водохранилища, как и не ограничивает прав на собственность и владение в отношении пруда. Такие положения ранее предусматривал старый ВК РФ от 16.11.1995 № 167-ФЗ [28], который признан утратившим силу статьей 3 Закона № 73-ФЗ.

   В ВК РФ отсутствуют правовые основания для отождествления понятий «пруд» и «водохранилище». Более того, на основании ч. 1 ст. 8 ВК РФ и ч. 5 ст. 7 Закона № 73-ФЗ под прудом формируются земельные участки, которые могут находиться не только в собственности Российской Федерации, но и субъекта Российской Федерации, муниципального образования, физических и юридических лиц. А в соответствии с п. 5 ч. 1 ст. 1 Земельного кодекса Российской Федерации [29] (далее - ЗК РФ) и ст. 8 ВК РФ вода следует за судьбой земли. Таким образом, первичным основанием использования пруда является правоустанавливающий документ на землю (договор аренды, свидетельство на собственность, запись в ЕГРН, и т.д.). Вторичным же необходимо считать разрешительный документ на пользование водой, коим является в силу ст.11 ВК РФ решение о предоставлении водного объекта в пользование для осуществления аквакультуры (рыбоводства).

   Федеральный закон от 11.06.2021 № 163-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об аквакультуре (рыбоводстве) и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» и отдельные законодательные акты Российской Федерации» [30] (далее – Закон № 163-ФЗ) внес изменения в ст. 102 ЗК РФ, согласно которым к землям водного фонда относятся земли, на которых находятся поверхностные водные объекты, но если эти водные объекты полностью расположены в пределах земель сельскохозяйственного назначения и (или) земель других категорий, то такие земли не относятся к землям водного фонда. Таким образом, русловые пруды в силу прямых норм закона, а именно п. 3 ч. 1 ст. 40, ст.ст. 77, 102 ЗК РФ, могут находиться в том числе в собственности юридических и физических лиц.

   С учетом перечисленных норм и в силу ст.ст. 5 и 6 Федерального закона от 02.07.2013 № 148-ФЗ ‎«Об аквакультуре (рыбоводстве) и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» [31] (далее – Закон об аквакультуре) Минсельхоз России издал приказ от 25.06.2020 № 345 «Об утверждении особенностей водопользования для целей аквакультуры (рыбоводства) и порядка определения особенностей создания и эксплуатации зданий, строений, сооружений для целей аквакультуры (рыбоводства)» [32], в котором пунктом 6 указанных Особенностей водопользования для целей аквакультуры констатируется, что «прудовая аквакультура осуществляется на обводненных карьерах и прудах, в том числе образованных водоподпорными сооружениями на водотоках, а также на водных объектах, используемых в процессе функционирования мелиоративных систем, включая ирригационные системы. Вышеуказанные объекты используются на праве собственности или аренды, а также праве постоянного (бессрочного) или безвозмездного пользования на земельный участок».

   5. Органы рыбоохраны на свое усмотрение делают заключение о том, что все русловые пруды являются водными объектами рыбохозяйственного значения, в которых находятся гидробионты, являющиеся федеральной собственностью в силу ст. 10 Закона о рыболовстве.



   В этой связи считаем, что недопустимо ставить вопрос собственности на объекты аквакультуры в зависимость от наличия прав на пруд и категорийности водного объекта, поскольку решением Верховного Суда РФ от 12.01.2018 № АКПИ17-989 [33] по спору о запрете вылова рыбы на предоставленном для осуществления аквакультуры рыбоводному хозяйству водном объекте без его разрешения уже сделан вывод о том, что:

   1) объекты аквакультуры относятся к объектам гражданских прав и являются собственностью рыбоводного хозяйства, даже если указанная деятельность осуществляется на федеральном водном объекте, предоставленном предпринимателю в установленном порядке (как рыбоводный участок);
   2) в силу ст. 11 ВК РФ использование водных объектов для целей аквакультуры является основанием для приобретения права пользования поверхностными водными объектами или их частями;
   3) в этой связи лов рыбы, которая не является объектом аквакультуры (т.е. не была запущена и не выращивается пользователем водного объекта), без согласия такого пользователя водным объектом (рыбхоза) недопустимо.

   Следовательно, Верховный Суд РФ подтвердил, что в предоставленном рыбоводному хозяйству водном объекте находятся объекты аквакультуры, которые являются его собственностью и которые нельзя вылавливать без его разрешения. В нашем случае разница заключается лишь в том, что пруды используются на основании решений на право пользования поверхностными водными объектами, выданными уполномоченными органами согласно ст. 11 ВК РФ, а не договора пользования рыбоводным участком. Многочисленными судебными решениями доказано то, что объекты аквакультуры в прудах являются собственностью рыбоводных хозяйств (решение Калужского районного суда Калужской области от 17.05.2018 по делу № 12-519/2018, Ставропольского краевого суда от 07.06.2017 по делу № 7А-611/2017, и другие) [34]. Как сказано в ст. 8 Закона об аквакультуре: «рыбоводные хозяйства являются собственниками объектов аквакультуры, если иное не предусмотрено федеральными законами» (ч. 1), а «право собственности на объекты аквакультуры возникает в соответствии с гражданским законодательством и частью 3 настоящей статьи.» (ч. 2).

   В Постатейном научно-практическом комментарии к Федеральному закону ‎«Об аквакультуре (рыбоводстве) и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», изданном под редакцией академика РАН А.В. Габова [35], поясняется, что рыбоводные хозяйства становятся собственниками объектов аквакультуры на основании договора купли-продажи, мены или иной сделки об отчуждении имущества от первоначального собственника (ст.ст. 136, 454, 1110 ГК РФ и др.), а также как продукция, полученная в результате использования вещи, приобретенной ранее по первичным основаниям права собственности (ст. 136 ГК РФ). Доказательством собственности, выращиваемой в прудах гидробионтов, являются акты зарыблений прудов, акты обловов, накладные, товарно-транспортные и прочие документы.

   6. Наиболее частым правонарушением рыбхозов по мнению органов рыбоохраны является сброс воды из прудов без его согласования. Вместе с тем рыбоводные пруды по технологии прудового рыбоводства весной заполняются водой, а осенью сливаются. При этом земля под ложем пруда до семи месяцев может находиться под водой, а остальное время - в сухом состоянии. Кроме того, раз в четыре года пруд согласно рыбоводно-технологическим нормативам, утвержденным приказами Минрыбхоза СССР от 24.04.1985 № 241 [36] и от 26.04.1985 № 254 [37] (далее – Приказ № 254) (прим. первый из них признан утратившим силу с 01.01.2021, а последний - действует), выводится на летование (осушается полностью или частично) на срок от одного года до двух лет. В это время земля под прудом используется для выращивания различных сельхозкультур. Таким образом не только повышается плодородие почв и рыбопродуктивность прудов, но и выполняются требования по борьбе с болезнями рыб и человека. Обязанность осушать рыбоводные пруды возложена на их собственников и владельцев Ветеринарными правилами содержания рыб и иных водных животных в искусственно созданной среде обитания в целях их разведения, выращивания, реализации и акклиматизации, утвержденными приказом Минсельхоза России от 23.12.2020 № 782 [38], а также актом более высокой юридической силы - Едиными ветеринарными (ветеринарно-санитарными) требованиями, предъявляемыми к объектам, подлежащим ветеринарному контролю (надзору), утвержденными Решением Коллегии Евразийской экономической комиссии (ЕАЭК) от 13.02.2018 № 27 [39].

   Этими же правовыми актами предусмотрено недопущение нахождения сорной рыбы и других водных организмов в рыбоводных прудах, а также их изъятие из этих прудов, поскольку такая «дикая» рыба и организмы являются переносчиками болезней для породистой прудовой рыбы (см. п. 104 указанного Решения ЕАЭК, относящегося к международному договору РФ, имеющему бóльшую юридическую силу, чем федеральные законы).

   7. В материалах административных дел (протоколах, постановлениях, актах проверок, предписаниях, и т.д.) органы рыбоохраны часто ссылаются на якобы нарушения рыбхозами правил рыболовства. Вместе с тем, эти правила на них не распространяются. Например, об этом сказано в пункте 2 Правил рыболовства для Волжско-Каспийского рыбохозяйственного бассейна, утвержденных приказом Минсельхоза России от 18.11.2014 № 453 [40].

   Причиной этому является то, что рыбхозы не занимаются рыболовством в прудах, в том числе сформированных водоподпорными сооружениями на водотоках, а выращивают в них рыбу разных пород (карпа, толстолобиков и прочую), которая не относится к водным биоресурсам, а внесена в Государственный реестр охраняемых селекционных достижений на основании ст. 1412 ГК РФ из-за их искусственного рукотворного происхождения.

   Такие хозяйства технологически вынуждены спускать пруды и облавливать их, не занимаясь при этом рыболовством, т.к. согласно ст. 1 Закона о рыболовстве водные биоресурсы должны находиться в состоянии естественной свободы и относиться к федеральной собственности (ст. 10), в то время как объекты аквакультуры, являясь собственностью предпринимателя, по Закону об аквакультуре выращиваются в искусственно созданной среде обитания с использованием специальных устройств и (или) технологий (п.п. 2   и 3 ст. 2). В своей деятельности рыбоводные хозяйства руководствуются не правилами рыболовства, а положениями приказа Минсельхоза России от 15.06.2015 № 247 «Об утверждении Справочника в области аквакультуры (рыбоводства)» [41] и Рыбоводно-биологическими нормами для эксплуатации прудовых хозяйств, утвержденными Приказом № 254. Данными правовыми актами установлены требования для прудовых рыбоводных хозяйств, которые по сути являются правилами ведения товарного рыбоводства. В них предусмотрены условия заполнения русловых прудов водой и её спуска (сроки, период, объем сброса и т.д.), проведения мелиоративных работ и иные обязательства по рациональному рыборазведению.

   Основные требования по безопасному использованию гидротехнических сооружений (плотин, дамб и т.д., далее – ГТС), из которых состоит пруд, предъявляет Федеральный закон от 21.07.1997 № 117-ФЗ «О безопасности гидротехнических сооружений» [42], согласно которому ответственность за неправильную эксплуатацию ГТС несет их собственник и владелец (эксплуатант). Своевременный ремонт ГТС, связанный со спуском воды в прудах, является неотъемлемой частью безопасной эксплуатации ГТС.

   Таким образом, соблюдение рыбоводными хозяйствами всех перечисленных требований, предъявляемых к использованию прудов, необходимо признать гарантом выполнения ими экологических и иных природоохранных требований.

   Ранее определением Верховного Суда РФ от 05.10.2016 № 310-КГ16-12203 [43] территориальному управлению Росрыболовства было отказано в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ, когда по существу спора суд пришел к выводу, что рыбоводное хозяйство, выращивающее рыбу в пруду, не осуществляет деятельность, предусмотренную Правилами согласования Федеральным агентством по рыболовству строительства и реконструкции объектов капитального строительства, внедрения новых технологических процессов и осуществления иной деятельности, оказывающей воздействие на водные биологические ресурсы и среду их обитания, утвержденными постановлением Правительства РФ от 30.04.2013 № 384 [44], и Законом о рыболовстве, поэтому применение в данном случае указанных Правил для согласования работ, связанных с использованием воды в прудах, неправомерно.

   На основании изложенного можно сделать выводы о том, что обвинения рыбоводных хозяйств по статье 8.48 КоАП РФ за их действия без согласования с органами рыбоохраны, в том числе выполнение ремонтных работ на прудах, спуск из них воды, а также отлов выращенных гидробионтов и иные производственные работы на прудах (включая русловые пруды), нельзя признать законными. Таким образом, рекомендуем заинтересованным лицам в случае возникновения споров на основании аналогичных деликтных требований, принимать во внимание аргументы и выводы, изложенные в настоящей статье.

Список литературы

   1. Федеральный закон от 27.12.2019 № 504-ФЗ «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» // СПС «КонсультантПлюс».
   2. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 № 195-ФЗ // СПС «КонсультантПлюс».
   3. Решение Симоновского районного суда от 23.05.2022 по делу № 12-1864/2022 и постановление данного суда по делу об административном правонарушении от 28.03.2022 № 05-424/2022 на официальном портале судов общей юрисдикции города Москвы https://mos-gorsud.ru.
   4. Определения Арбитражного суда Воронежской области от 09.12.2021 по делам № А14-19684/2021, № А14-19700/2021, № А14-19677/2021, № А14-19673/2021 в картотеке дел на официальном портале арбитражных судов РФ https://kad.arbitr.ru.
   5. Постановление Совета Министров СССР от 15.09.1958 № 1045 «О воспроизводстве и об охране рыбных запасов во внутренних водоемах СССР» // СПС «КонсультантПлюс».
   6. Приказ Минсельхоза России от 23.10.2019 № 596 «Об утверждении Перечня особо ценных и ценных видов водных биологических  ресурсов» // СПС «КонсультантПлюс».
   7. Федеральный закон от 26.12.2008 № 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» // СПС «КонсультантПлюс».
   8. Постановление Правительства РФ от 28.02.2019 № 206 «Об утверждении Положения об отнесении водного объекта или части водного объекта к водным объектам рыбохозяйственного значения и определении категорий водных объектов рыбохозяйственного значения» // СПС «КонсультантПлюс».
   9. Федеральный закон от 20.12.2004 № 166-ФЗ «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» // СПС «КонсультантПлюс».
   10. Приказ Минсельхоза России от 06.05.2020 № 238 «Об утверждении Методики определения последствий негативного воздействия при строительстве, реконструкции, капитальном ремонте объектов капитального строительства, внедрении новых технологических процессов и осуществлении иной деятельности на состояние водных биологических ресурсов и среды их обитания и разработки мероприятий по устранению последствий негативного воздействия на состояние водных биологических ресурсов и среды их обитания, направленных на восстановление их нарушенного состояния» // СПС «КонсультантПлюс».
   11. Приказ Минсельхоза России от 21.03.2020 № 167 «Об утверждении методики исчисления размера вреда, причиненного водным биологическим ресурсам» // СПС «КонсультантПлюс».
   12. Федеральный закон от 29.07.2017 № 225-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон "О водоснабжении и водоотведении" и отдельные законодательные акты Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс».
   13. Приказ Росрыболовства от 17.09.2009 № 818 «Об установлении категорий водных объектов рыбохозяйственного значения и особенностей добычи (вылова) водных биологических ресурсов, обитающих в них и отнесенных к объектам рыболовства» (утратил силу) // СПС «КонсультантПлюс».
   14. Решения Верховного суда Республики Крым от 12.05.2020 по делу № 21-356/2020 и от 14.05.2020 № 21-248/2020 в картотеке дел на официальном портале арбитражных судов РФ https://kad.arbitr.ru.
   15. Определения Верховного Суда РФ от 02.11.2020 № 303-ЭС20-16066 на решение Арбитражного суда Хабаровского края от 29.10.2019 по делу № А73-2556/2019, от 12.02.2019 № 301-КГ18-25628 на решение Арбитражного суда Костромской области от 20.04.2018 по делу № А31-14909/2017, решение Свердловского областного суда от 26.08.2020 по делу № 72-742/2020, постановление Седьмого кассационного суда общей юрисдикции от 17.09.2021 № 16-4950/2021 по делу № 12-615/2020 в разделе «Судебные акты» на Интернет-портале КонсультантПлюс https://www.consultant.ru.
   16. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 30.11.2017 № 49 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении вреда, причиненного окружающей среде» в разделе «Судебные акты» на Интернет-портале КонсультантПлюс https://www.consultant.ru.
   17. Федеральный закон от 10.01.2002 № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды» // СПС «КонсультантПлюс».
   18. Гражданский кодекс Российской Федерации от 30.11.1994 № 51-ФЗ// СПС «КонсультантПлюс».
   19. Боголюбов С.А. Факторы и реализация ограничений в экологическом праве // Юридическая техника. - 2018. - № 12. – С. 412-419.
   20. Брославский Л.И.  Утечка нефти и экологическая безопасность: проблемы совершенствования российского законодательства // Экологическое право. – 2020. – № 6. – С. 20-25.
   21. Хлуденева Н.И. Оценка эффективности применения эколого-правовых ограничений экономической деятельности в России // Журнал российского права. – 2021. – № 4. – С. 157 - 172.
   22. Решение Арбитражного суда Курской области от 11.05.2017 по делу № А35-12502/20171 в разделе «Судебные акты» на Интернет-портале КонсультантПлюс https://www.consultant.ru.
   23. Приказ Росрыболовства от 08.02.2018 № 102 «Об организации деятельности территориальных управлений и подведомственных организаций Росрыболовства при выявлении фактов гибели водных биологических ресурсов и загрязнения среды обитания» // СПС «КонсультантПлюс».
   24. ГОСТ 19179-73 «Гидрология суши. Термины и определения» // СПС «КонсультантПлюс».
   25. Федеральный закон от 03.06.2006 № 73-ФЗ «О введении в действие Водного кодекса Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс».
   26. Водный кодекс Российской Федерации от 03.06.2006 № 74-ФЗ // СПС «КонсультантПлюс».
   27. Письмо Минприроды России от 20.03.2009 № 08-47/3181 на сайте АО «Кодекс»: http://docs.cntd.ru/document/902203779.
   28. Водный кодекс Российской Федерации от 16.11.1995 № 167-ФЗ (признанный утратившим силу) // СПС «КонсультантПлюс».
   29. Земельный кодекс Российской Федерации от 25.10.2001 № 136-ФЗ // СПС «КонсультантПлюс».
   30. Федеральный закон от 11.06.2021 № 163-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об аквакультуре (рыбоводстве) и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» и отдельные законодательные акты Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс».
   31. Федеральный закон от 02.07.2013 № 148-ФЗ ‎«Об аквакультуре (рыбоводстве) и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс».
   32. Приказ Минсельхоза России от 25.06.2020 № 345 «Об утверждении особенностей водопользования для целей аквакультуры (рыбоводства) и порядка определения особенностей создания и эксплуатации зданий, строений, сооружений для целей аквакультуры (рыбоводства)» // СПС «КонсультантПлюс».
   33. Решение Верховного Суда РФ от 12.01.2018 № АКПИ17-989 на сайте Верховного Суда РФ https://vsrf.ru/lk/practice/cases?&registerDateExact.
   34. Решения Калужского районного суда Калужской области от 17.05.2018 по делу № 12-519/2018, Ставропольского краевого суда от 07.06.2017 по делу № 7А-611/2017 в разделе «Судебные акты» на Интернет-портале КонсультантПлюс https://www.consultant.ru.
   35. Постатейный научно-практический комментарий к Федеральному закону «Об аквакультуре (рыбоводстве) и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» / Под ред. А.В. Габова. М.: ИЗиСП, 2014. 240 с.
   36. Приказ Минрыбхоза СССР от 24.04.1985 № 241 «Об утверждении отраслевого сборника нормативно-технологической документации по товарному рыбоводству» // СПС «КонсультантПлюс».  
   37. Приказ Минрыбхоза СССР от 26.04.1985 № 254 «Рыбоводно-биологические нормы для эксплуатации прудовых хозяйств» // СПС «КонсультантПлюс».  
   38. Приказ Минсельхоза России от 23.12.2020 № 782 «Об утверждении Ветеринарных правил содержания рыб и иных водных животных в искусственно созданной среде обитания в целях их разведения, выращивания, реализации и акклиматизации» // СПС «КонсультантПлюс».
   39. Решение Коллегии Евразийской экономической комиссии от 13.02.2018 № 27 «Об утверждении Единых ветеринарных (ветеринарно-санитарных) требований, предъявляемых к объектам, подлежащим ветеринарному контролю (надзору) // СПС «КонсультантПлюс».
   40. Приказ Минсельхоза России от 18.11.2014 № 453 «Об утверждении правил рыболовства для Волжско-Каспийского рыбохозяйственного        бассейна» // СПС «КонсультантПлюс».
   41. Приказ Минсельхоза России от 15.06.2015 № 247 «Об утверждении Справочника в области аквакультуры (рыбоводства)» // СПС «КонсультантПлюс».
   42. Федеральный закон от 21.07.1997 № 117-ФЗ «О безопасности гидротехнических сооружений» // СПС «КонсультантПлюс».
   43. Определение Верховного Суда РФ от 05.10.2016 № 310-КГ16-12203 на сайте Верховного Суда РФ https://vsrf.ru/lk/practice/cases?&registerDate.
   44. Постановление Правительства РФ от 30.04.2013 № 384 «Об утверждении правил согласования Федеральным агентством по рыболовству строительства и реконструкции объектов капитального строительства, внедрения новых технологических процессов и осуществления иной деятельности, оказывающей воздействие на водные биологические ресурсы и среду их обитания» // СПС «КонсультантПлюс».


Комментариев 1
  1. СВЕТЛАНА ВАСИЛЬЕВНА САПОЖКОВА

    Спасибо за очень актуальные и доходчивые статьи Шаляпина Г.П. Их надо читать чиновникам, которые по своему трактуют законы или вообще их недопонимают и своими домыслами препятствуют развитию прудовой аквакультуры.

Гость, оставите комментарий?
Имя:*
E-Mail:*


Бесплатная публикация

статьи в журнале

Подробнее