Криминалистическая классификация киберпреступлений


Бисултанов Саид-Магомед Адамович, магистрант
Саратовская государственная юридическая академия

Аннотация. В научной статье рассматриваются особенности процесса формирования ответственности за такой вид правонарушений, как киберпреступления. Подчеркивается, что киберпреступления совершаются с использованием информационно-коммуникационных технологий, включая и сеть «Интернет» (т.е. виртуальное пространство), где также непосредственно используется компьютерная техника или различные мобильные устройства. Указывается, что в России число подобных преступлений только растёт, увеличивается и сумма ущерба, наносимого физическим, юридическим лицам или государству от совершения киберпреступлений. В нашем исследовании подчеркивается, что в ряде научных трудов получила отражение классификация, основанная на Конвенции о компьютерных преступлениях (она не ратифицирована Российской Федерацией). Отсюда можно сделать вывод, что классификацию киберпреступности можно дифференцировать по следующим аспектам:

   1) в зависимости от направленности совершения преступления;
   2) с учетом профессиональных знаний преступника, его умений в сфере информационно-коммуникационных технологий, включая и сеть «Интернет»;
   3) по условиям следственной ситуации при расследовании киберпреступлений.

Ключевые слова: киберпреступления, классификация, компьютерная техника, мобильные устройства, информационно-коммуникационные технологии, сеть «Интернет».

   В настоящее время достаточно быстро развиваются информационные технологии, что приводит к появлению новых видов преступлений: как и несколько десятилетий назад основой современного общества является именно информация, но в XXI в. она передается, как правило, с помощью информационно-коммуникационных технологий, в том числе и через сеть «Интернет» [1, с. 247].

   В силу чего лица, совершающие общественно опасные деяния, начали переходить в киберпространство (название «киберпреступление» (интернет-преступление) произошло от англ. Cybercrime [2, с. 171]). При этом общественная опасность киберпреступлений выражается через то, что:

   1) имеет неограниченное пространство (подобные преступления могут быть совершены в любой точке мира при условии, что лицо находится в каком-либо населенном пункте, что придает совершению подобных деяний быстроту и оперативность);
   2) киберпространство имеет неограниченное число участников, у которых есть доступ к информационно-коммуникационным технологиям, включая и сеть «Интернет» [3, с. 344].

   Тем самым киберпреступления совершаются с использованием информационно-коммуникационных технологий, включая и сеть «Интернет» (т.е. виртуальное пространство), где непосредственно используется компьютерная техника или различные мобильные устройства. При этом могут использоваться для посягательства с использованием информационно-коммуникационных технологий, включая и сеть «Интернет», как сами компьютеры и мобильные устройства, так и информация, находящаяся в памяти физического устройства. В настоящее время деяния, относящиеся к киберпреступности, крайне разнообразны. Они могут быть сопряжены, например, с хищением денежных средств с банковских карт, с распространением каких-либо вредоносных программ, с совершением с помощью сети «Интернет» ряда противоправных общественно опасных деяний (распространение экстремистской информации, раскрытие сведений о личной жизни лица и т.д.) Причем киберпреступления могут затрагивать как отдельных граждан, так и юридические компании, а также государство.

   Киберпреступления представляют собой широкий класс преступлений, который уже давно вышел за рамки действующего российского уголовного законодательства. Стоит отметить, что наряду с проблемами правового характера, возникающими в процессе квалификации такого рода преступлений, существует еще ряд проблем, непосредственно связанных с определением системы типичных признаков, имеющих наибольшее криминалистическое значение для раскрытия и расследования киберпреступлений и обуславливающих применение соответствующих криминалистических методов, приемов и средств [4, с. 94].

   Рассмотрение классификации киберпреступности является одним из важных процедур в криминалистике, так как именно она позволяет провести выбор хода расследуемых событий и методики расследования подобных преступлений с учетом особенностей их совершения.

   При чем среди криминалистов нет единого мнения по специфике классификации тех или иных явлений. К примеру А.Р. Белкин предлагает подразделять на  простые (понятие дифференцируется на ряд подчиненных), сложные (подразделяется на ряд подчиненных понятий, включая и на второй уровень) и составные (представляет собой «классификационное древо»)) классификации [5, с. 15-16].

   Между тем нельзя не согласится с позицией Р. С. Белкина, что сейчас в науке криминалистике выделено множество классификаций которые в большинстве случаев являются частью характеристики только одного из их компонентов [6, с. 139].

   Поэтому можем разделить суждение В.И. Кириллова и А.А. Старченко, которые считают о необходимости соблюдать при выделении любой классификации, в том числе и криминалистической именно: объективность [7, с. 56].

   При этом криминалистические классификации должны служить оптимизации практической деятельности при проведении расследования. Однако это не во всех случаях предлагается в частности ученными при разработке той или иной классификации применимо к тем или иным совершенным деяниям.

   Вместе с тем перед классификацией киберпреступлений уделим внимание тому, что понятие «киберпреступность» возникает в СМИ с учетом развития ЭВМ, которые начали развиваться с начала 60-х гг. прошлого века. А в 90-е гг. XX в. получает развитие сеть Интернет, постепенно приобретающая глобальный характер и в настоящее время ставшая нашей необходимой повседневностью [8, с. 178-186].

   Однако согласно другому исследованию, уже в 1956 г. была зафиксирована первая попытка использовать компьютер (как средство) для хищения денежных средств из банка в США. Термин «киберпреступник» в СССР, в отличие от зарубежных стран, появился только к концу 70-х гг. XX в. (в 1979 г. в Вильнюсе было зарегистрировано совершение преступления с использованием компьютера [9, с. 120]), а меры законодательного противодействия получили отражение только в середине 90-х гг.  [10, с. 900].

   Между тем, согласно мнению С.И. Буз, в 1962 г. Джон Ликлайдер издал концепцию компьютерной сети «Galactic Network». Он считал, что в перспективе будет создана глобальная сеть, с помощью которой можно объединить все компьютеры в любой точки мира. Первым интернет-преступником стал Джон Дрэйпер, который взламывал телефонные сети для уклонения от уплаты услуг связи. В конце 1980-е гг. появилась субкультура хакеров, понимающих тонкости работы ЭВМ. В 1990-е гг. стали образовываться группы лиц, занимающиеся кибератаками в отношении бирж, банков и т.д. В этот же исторический период появляется и кибертерроризм. Первым подобным деянием в мире можно считать открытие плотины в Аризоне. Если бы виновное лицо (12-ти летний хакер) открыло все шлюзы, то были бы затоплены несколько населенных пунктов с общей численностью населения около 1 млн жителей [11, с. 79-80].

   Согласно статистическим сведениям ГИАЦ МВД России из преступлений, совершаемых с использованием сети «Интернет» в 2019 г. – 157036 преступления,  в 2020 г. – 300337, в 2021 г. - 351463 деяния [12].

   Между тем, по оценкам эксперта, за 2021 г. ущерб от киберпреступлений составил 90 млрд рублей, в 2020 г. составил 70 млрд рублей [13]. По прогнозам исследователей, ущерб в 2022 г. от подобных преступлений может составить 165 млрд рублей [14].

   По прогнозам Всемирного экономического форума, ущерб от киберпреступлений в 2022 г. может составить около 8 трлн долларов [15, с. 88].

   Обратим внимание непосредственно на классификацию анализируемых нами общественно опасных деяний.

   Отметим, что классификация предполагает под собой систему, согласно которой что-либо подразделяется на группы, классы и т.д. [16, с. 338].

   На доктринальном уровне существуют некоторые исследования по классификации, в частности в рамках киберпреступлений [8, с. 178-186; 17-18].

   Так, на первом месте находится классификация киберпреступлений, основанная на подразделе 2 Конвенции о компьютерных преступлениях [19], которая хоть и не ратифицирована Россией, но в той или иной степени получила отражение в УК РФ. Согласно её положениям, киберприступление имеет место быть в случае, когда умышленно и неправомерно происходят ввод, изменение, стирание или блокирование компьютерных данных, влекущие за собой нарушение аутентичности данных.

   В ст. 272 УК РФ отражено подобное деяние, выраженное в неправомерном доступе к компьютерной информации.

   Примером из судебной практики может являться приговор  Сызраньского городского суда Самарской области от 30 июня 2020 г. по делу № 1-299/2020, в котором подчеркивается, что Б.Н.А, находясь у себя дома, имея в личном пользовании персональный компьютер, обеспечивающий соединение с сетью «Интернет», преследуя преступную цель, направленную на осуществление неправомерного доступа к охраняемой законом компьютерной информации, а именно сервиса Единого Личного Кабинета (далее ЕЛК) ПАО «Ростелеком», содержащего охраняемую федеральным законом тайну, с последующей модификацией такой компьютерной информации, с незаконным использованием учетно-регистрационных данных в виде логина и пароля законного владельца ЕЛК ПАО «Ростелеком» ФИО17 и реализуя свой преступный умысел, Б.Н.А. из корыстной заинтересованности, выразившейся в получении для себя материальной выгоды, зарегистрировавшись на форуме «rf-cheats.ru», приобрел у неустановленного лица текстовый файл, содержащий логин и пароль законного владельца ЕЛК ПАО «Ростелеком» ФИО18., тем самым обеспечил себе возможность его дальнейшего использования.

   Таким образом, Б.Н.А. совершил неправомерный доступ к охраняемой законом компьютерной информации, если это деяние повлекло модификацию компьютерной информации, совершенное из корыстной заинтересованности, то есть совершил преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 272 УК РФ (7 случаев совершения подобного деяния) [20] и звучащее, как мошенничество с использованием компьютерных технологий, которое сопряженно с неправомерным извлечением экономической выгоды виновным лицом для себя или для иного лица. Подобное деяние отражено в ст. 159.6 УК РФ.

   Примером может являться приговор Якутского городского суда Республики Саха (Якутия) от 30 июля 2020 г. по делу № 1-1314/2020, в котором подчеркивается, что Н.А.С. совершила:

   - мошенничество в сфере компьютерной информации, то есть хищение чужого имущества путем ввода и модификации компьютерной информации (по 4 эпизодам);
   - мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана, совершенное организованной группой (по 18 эпизодам);
   - мошенничество в сфере компьютерной информации, то есть хищение чужого имущества путем ввода и модификации компьютерной информации, совершенное организованной группой (по 23 эпизодам);
   - мошенничество с использованием электронных средств платежа с причинением значительного ущерба гражданину (по 1 эпизоду);
   - кражу, то есть тайное хищение чужого имущества, совершенное с причинением значительного ущерба гражданину с банковского счета (по 1 эпизоду);

   Подсудимая П.М.В. совершила:

   - мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана, совершенное организованной группой (по 18 эпизодам);
   - мошенничество в сфере компьютерной информации, то есть хищение чужого имущества путем ввода и модификации компьютерной информации, совершенное организованной группой (по 23 эпизодам) [21].

   Существуют и киберпреступления, совершение которых связывается с размещением в компьютерно-телекоммуникационных сетях контента запрещенного содержания, в частности порнографии с несовершеннолетними лицами (п. «г» ч. 2 ст. 242.1 УК РФ).

   В качестве примера можем привести приговор Ессентукского городского суда Ставропольского края от 15 марта 2017 г. по делу № 1-60/2017, в котором указывается, что П.Д.А., примерно в начале 2015 года, находясь по месту своего жительства, используя ноутбук с ранее установленным программным обеспечением «eMule», осуществил скачивание видеофайла с названием «<данные изъяты>» (хэш-код файла <данные изъяты>), сохранив его в папку под названием «<данные изъяты>». Гражданин, преследуя цель распространить и публично продемонстрировать материалы с порнографическими изображениями в отношении лица, достигшего четырнадцатилетнего возраста, но не достигшего восемнадцатилетнего возраста, с использованием информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», осознавая, что к записи будет иметь доступ неограниченное количество лиц, так как ранее осознано обеспечил свободный доступ для неограниченного круга лиц из числа пользователей пиринговой сети «<данные изъяты>», работающей непосредственно в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», находясь по месту своего жительства по вышеуказанному адресу, в неустановленное следствием время, используя программное обеспечение «eMule», посредством информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», с <данные изъяты> соответственно, с помощью оператора связи АО <данные изъяты>», осуществил раздачу, то есть умышлено предоставил возможность просмотреть и скачать видеофайл с названием «PTSC <данные изъяты>» с имеющейся в нем порнографической видеозаписью с участием лица, достигшего четырнадцатилетнего возраста, но не достигшего восемнадцатилетнего возраста, неограниченному кругу лиц. В результате чего данная порнографическая видеозапись была просмотрена и скачена неустановленным следствием количеством пользователей пиринговой сети «eDonkey», в том числе сотрудниками правоохранительных органов ФРГ, которые выявив незаконные действия П.Д.А., сообщили о данном в компетентные органы Российской Федерации [22].

   Существуют правонарушения, связанные с нарушением авторского права и смежных прав. В УК РФ подобное деяние отражено в ст. 146.

   Для примера можно привести следующий случай из судебной практики. Л.С.Н. незаконно использовал объекты авторского права, а равно приобретение контрафактных экземпляров произведений в целях сбыта, совершенных в особо крупном размере при следующих обстоятельствах.

   Так, он, с целью получения дополнительного заработка, разместил в сети интернет на сайте «Авито» объявление о предоставлении услуг по настройке компьютера и установке программ на ЭВМ.

   Далее Л.С.Н. в неустановленном месте, путем копирования на «DVD-диск» из сети Интернет, приобрел с целью дальнейшего сбыта нелицензионную программу для ЭВМ, имеющую признаки контрафактности, а именно: «Компас-3d 16.1.3» для 64-х битных операционных систем, стоимость лицензионной копии которой составляет 366600 рублей, «Компас-3d 16.1.3» для 32-х битных операционных систем, стоимость лицензионной копии которой составляет 677100 рублей, всего на общую сумму 1 043 700 рублей [23].

   В свою очередь на доктринальном уровне присутствуют различные суждения по вопросу классификации киберпреступлений. Так, в силу ограниченности настоящей научной статьи, в первую очередь, обратим внимание на суждение Е.С. Шевченко, так как рассматриваемая нами проблема достаточно недавно была изучена ею на диссертационном уровне.

   По мнению исследователя, подобные преступления можно классифицировать в зависимости от личности преступника с учетом имеющихся у него навыков в сфере IT:

   - общественно опасные деяния, совершенные с применением простых цифровых технологий (причем совсем не обязательно они должны быть совершенны лицом, имеющим обширные знания в области цифровых технологий);
   - деяния, совершённые пользователем, обладающим определенными компьютерными знаниями;
   - преступления, совершённые пользователем-специалистом (с применением сложных информационных технологий).

   Между тем именно с учетом специфики совершения того или иного деяния в сфере киберпреступности можно приступать к выдвижению версий и построению тактики следственных действий [17, с. 10].

   В зависимости от следственной ситуации, в рамках которой проходит следствие, правонарушения подразделяются на:

   - благоприятные следственные ситуации. Лица не обладают профессиональными знаниями;
   - расследуемые преступления, совершенные в неблагоприятных следственных ситуациях (как правило, это общественно-опасные деяния, которые совершены с использованием  информационно-компьютерных технологий лицом, которое обладаем достаточно хорошими знаниями в области компьютерных технологий. При этом виновное лицо сохраняет анонимность) [18].

   Преступления, связанные с наличием у лица достаточно хороших знаний.

   Таким образом, можно выделить классификацию киберпреступности по следующим аспектам:

   - в зависимости от направленности совершения преступления;
   - с учетом профессиональных знаний преступника в вопросе пользования информационно-коммуникационными технологиями, включая и сеть «Интернет», а также компьютер и мобильные устройства;
   - по условиям следственной ситуации при расследовании киберпреступлений.

Список литературы

   1. Черных И.А., Незнамова И.А., Квасникова Т.В. Некоторые вопросы уголовной ответственности за киберпреступления // Современный ученый. - 2020. - № 6. - С. 243-248.
   2. Крупкин П.Р., Журкова П.А. Киберпреступления как угроза общественной безопасности // Союз криминалистов и криминологов. - 2021. - № 1. - С. 171-174.
   3. Шидловский А.В. Установление уголовной ответственности за киберпреступления - новый сегмент в правовой охране электронного государства // Информационные технологии и право: Правовая информатизация – 2018: сборник материалов VI Международной научно-практической конференции / под общ. Ред. Е.И. Коваленко. - Мн.: Национальный центр правовой информации Республики Беларусь, 2018. - С. 344-348.
   4. Селезнев А.В. Киберпреступления - как объект криминалистического исследования // Тенденции развития науки и образования. - 2020. - № 67-6. - С. 93-96.
   5. Белкин А.Р. Криминалистические классификации. - М.: Мегатрон, 2000. - 223 с.
   6. Белкин Р.С. Курс криминалистики: Криминалистические средства, приемы и рекомендации. В 3-х томах. Т. 3. - М.: Юристъ, 1997. - 480 c.
   7. Кириллов В. И., Старченко А. А. Логика: учебник / под ред. В. И. Кириллова. изд. 6-е, перераб. и доп. - М. : ТК Велби, Изд-во Проспект, 2008. - 240 с.
   8. Чекунов И.Г. Киберпреступность: понятие, классификация, современные вызовы и угрозы // Молодые ученые. - 2012. - № 3. - С. 178-186.
   9. Хусяинов Т.М. Интернет-преступления (киберпреступления) в российской уголовном законодательстве // Уголовный закон Российской Федерации: проблемы правоприменения и перспективы совершенствования. материалы всероссийского круглого стола. - Иркутск: Восточно-Сибирский институт Министерства внутренних дел Российской Федерации, 2015. - С. 120-125.
   10. Лыженкова А.Н., Шарыпова Т.Н. Киберпреступления: понятие, классификация, юридическая ответственность, основные правила компьютерной безопасности // Инновации. Наука. Образование. - 2021. - № 26. - С. 900-904.
   11. Буз С.И. Киберпреступления: понятие, сущность и общая характеристика // Юристъ-Правоведъ. - 2019. - № 4 (91). - С. 78-82.
   12. Статистика и аналитика // Министерство внутренних дел Российской Федерации. URL: https://мвд.рф/dejatelnost/statistics (дата обращения: 17.02.2022).
   13. В России оценили ущерб от киберпреступлений в 2021 году // Лента.Ру. URL:  https://lenta.ru/news/2021/12/22/ocenka/ (дата обращения: 23.01.2022)
   14. Потенциальный ущерб от киберпреступности в 2022 году оценили в ₽165 млрд // Газету.Ru URL: https://www.gazeta.ru/business/news/2022/02/17/17304823.shtml?updated (дата обращения: 17.02.2022).
   15. Бертовский Л.В. К вопросу о понятии киберпреступления // Расследование преступлений: проблемы и пути их решения. - 2020. - № 4 (30). - С. 84-88.
   16. Толковый словарь русского языка с включением сведений о происхождении слов / отв. ред. Н. Ю. Шведова. - М.: Азбуковник, 2011. - 1175 с.
   17. Шевченко Е.С. Криминалистическая классификация киберпреступлений тактика производства следственных действий при расследовании киберпреступлений: дис. … канд. юрид. наук. - М., 2016. - 249 с.
   18. Кузьмина Л.О. Криминалистическая классификация киберпреступлений // Modern Science. - 2021. - № 2-1. - С. 156-161.
   19. Конвенция о преступности в сфере компьютерной информации (ETS № 185) от 23 ноября 2001 г. Документ опубликован не был. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
   20. Приговор Сызранского городского суда Самарской области от 30 июня 2020 г. по делу № 1-299/2020 // ГАС РФ «Правосудие». URL:  https://bsr.sudrf.ru/bigs/portal.html#id=2a4050552bc879e22aa16fb8b444f1f7&shard= (дата обращения: 12.02.2022).
   21. Приговор Ессентукского городского суда Ставропольского края от 15 марта 2017 г. по делу № 1-60/2017 // ГАС РФ «Правосудие». URL: https://bsr.sudrf.ru/bigs/portal.html#id=1cd78a61eda041918ffe4f6cc51ea274&shard= (дата обращения: 17.02.2022).
   22. Приговор Ессентукского городского суда Ставропольского края от 15 марта 2017 г. по делу № 1-60/2017 // ГАС РФ «Правосудие». URL: https://bsr.sudrf.ru/bigs/portal.html (дата обращения: 17.02.2022).
   23. Приговор Железнодорожный районный суд г. Самары 03 августа 2020 года 1-136/2020 // ГАС РФ «Правосудие». URL: https://bsr.sudrf.ru/bigs/portal.html#id=695c0cc5d7a906aad132b78c38ac1720&shard= (дата обращения: 17.02.2022).


Гость, оставите комментарий?
Имя:*
E-Mail:*


Бесплатная публикация

статьи в журнале

Подробнее